Slayers Parallel

Вернуться   Slayers Parallel > Архив > Форумный архив

 
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 30.10.2010, 18:18   #21
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

Цитата:
Сообщение от Skywarp Посмотреть сообщение
Ага, ну самое главное - весело, настроение поднимает )
Правда, судя по количеству спасибок и отзывов, вы мне явно льстите ;-)
sobolevna вне форума  
Старый 30.10.2010, 19:15   #22
Skywаrp
Winter Is Now
 
Аватар для Skywаrp
Доп. информация

По умолчанию Re: [Без названия]

Не думаю, мне просто по жизни нравятся странные вещи, которые могут не нравиться остальным... и наоборот... Хотя, на мой взгляд - вполне достойный фанфик, не хуже прочих других )
Skywаrp вне форума  
Пользователь сказал cпасибо:
sobolevna (30.10.2010)
Старый 30.10.2010, 23:10   #23
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

Понятно. Тогда, специально для вас, вот пока что самый смешной кусочек из всего фанфика:
sobolevna вне форума  
Старый 30.10.2010, 23:11   #24
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

День 4.

Всё прошло как по маслу: мы с Луной разделились и ушли каждый в свою сторону. Через некоторое время она потеряла мой след, но я был уже далеко. Итак, теперь я в относительной безопасности. Луны рядом нет, а прессу вряд ли будут читать в глухомани ближе к границе. Дойдут только слухи, и те сто раз перевранные, так что никто не поймёт, кто я есть на самом деле. Заплатив за проезд на почтовой карете, я доехал до деревни. И был вынужден проявить максимум стойкости, так как заметил свою фотографию на доске «Разыскивается». Цена за мою голову – пять миллионов золотых монет, обращаться в магазин Инверсов. Что самое плохое, я в деревне, где все друг друга знают и могут меня быстро сдать.
– Мама дорогая, а вы дорого стоите! – сказал человек с фиолетовыми волосами и жуликовато прищуренными глазами, подходя ко мне.
– По-вашему, это дорого? – улыбнулся я. – Да я готов сам идти к этим Инверсам и требовать, чтобы за мою голову подняли цену! Всего лишь пять миллионов – где это видано?
– Вижу, вы не теряете присутствия духа. Впрочем, в вашей ситуации это полезно.
– Кстати, а вы не хотите воспользоваться случаем и получить награду?
– Ну, а это секрет! – ещё сильнее улыбнулся он. Этот парень начинает мне нравиться.
– А как вас зовут?
– Я – Таинственный жрец Зеллос. А вас?
– Что вам в имени моём? Оно чудно, – сказал я, потягиваясь.
– Как пожелаете. Оставляю вас на попечение местных жителей. До свидания! – и он исчез. Я даже не сменил позы. Через пару минут он снова появился: – Впрочем, с вами будет интересней.
– Чудно. Не желаете ли перекусить?
Есть он не хотел, но компанию поддержал. Этот Зеллос, если он не врёт про своё имя, следит за мной уже четвёртый день, но предпочитает убираться подальше, если видит рядом Луну. Его присутствие странно размыто по пространству, но я могу определить, что он рядом. Ему явно было интересно, что за герой смог победить Луну, но при этом я ясно видел, что у него созрели планы на мой счёт. Ладно, посмотрим, кто кого перехитрит.
Через два шага я понял, что поход в харчевню – ловушка, так как в ней непривычно много народу в такую рань.
– Ой, смотрите, сколько мух! – сказал я, гоняясь за несуществующими насекомыми и отходя подальше от таверны.
– Но тут нет никаких мух, -- сказал Зеллос, прищурившись.
– Что, правда? – честно спросил я. – А, точно! Чёрт, у меня что-то не то с глазами! Нам надо срочно пойти к врачу!
– Давайте сходим к врачу, – согласился он.
– Как? А, то есть, давайте! А где он живёт!
– А, я сейчас вас отведу.
Через некоторое время мы умудрились заплутать – всё из-за того, что этот Зеллос и зубы заговаривал, и язык с ногами заплетал. Я не успевал даже адекватно отреагировать на происходящее, как мы оказались в каком-то помещении, наполненном полицейскими.
– Вай, тут копы! – сделал он напуганную рожу. – Быстрее, спрячемся здесь, замаскируемся… – он всё проделал настолько быстро, что я только спустя пять секунд заметил, что заперт в обезьяннике, одет в арестантскую форму, а Зеллоса и след простыл. Шпона, сидящая рядом со мной, стала запоминать разнообразные ругательства, которыми я обкладывал Таинственного жреца.
Через некоторое время меня вызвали на допрос к комиссару. Меня по каким-то непонятным причинам обвиняли в покушении на самоубийство, которое считается очень тяжким преступлением, поэтому по всем законам меня должны были казнить.
– Я не понял, а казнить-то за что?
– Мужик, понимаешь, более страшного наказания, чем смерть, ещё не придумано…
– Ну так если я хотел совершить самоубийство, то, получается, вы мне только помогаете!
– Ну да.
– В каком смысле?? – мне что, радоваться, что я теперь могу уйти из жизни по закону? – А какие у вас доказательства того, что я хотел совершить самоубийство?!
– Как же, только самоубийца отважится не только победить Луну Инверс, но и показаться после этого ей на глаза… Ах, да, пришёл твой адвокат. Вы пока пообщайтесь, мне по нужде надо отойти.
В комнату вошёл Зеллос в костюме с галстуком и портфелем:
– Я смотрю, у вас есть некоторые проблемы с местным законодательством…
– Нехорошо отказываться от услуг высококвалифицированного адвоката, – сказал я, пожимая плечами.
– Отлично, сейчас заполним формальности. Как вас зовут?
– Вася Пупкин.
– А вы не врёте? – переспросил он недоверчиво.
– У меня даже доказательства есть: в обезьяннике я написал «Здесь был Вася Пупкин», свидетели есть…
– Нет, что вы, я вам верю! Просто лично я никогда не вру, а вы, я вижу, это делаете без трудностей?
– Не буду отрицать. Итак, что вы будете со мной делать?
– Ничего. Раз вас зовут Вася Пупкин, то вы вряд ли имеете отношение к тому, в чём вас обвиняют. А, господин комиссар, ошибочка вышла, этот добрый господин не совершал ничего противозаконного.
– Правда? Тогда приношу свои искренние извинения, господин Пупкин, – сказал следователь. – Итак, господин Зеллос, в таком случае я могу без проблем с законом потребовать у Инверсов свою награду за него. Вы точно отказываетесь от своей доли?
– Даже не сомневайтесь, господин комиссар. Адвокаты получают отличную зарплату… – ага, никогда не врёт, но хитрости ему не занимать.
– Господин комиссар, подождите! – подошёл к нему я, держа Зеллоса в обнимку. – Не могли бы вы дать мне ещё немного времени поговорить с моим адвокатом?
– Но он с вами уже закончил…
– Но я должен же хотя бы поблагодарить его за отличную работу! Если я этого не сделаю, то я от стыда вынужден буду совершить самоубийство…
– Ладно-ладно, благодарите.
– И можно с глазу на глаз? Всего лишь на пятьдесят одну секунду!
И комиссар, и Зеллос были удивлены, даже немного заинтригованы. Поэтому Зеллос согласился, а комиссар вышел.
– Итак, Зеллос, – сказал я, с усилием наступая себе на ногу, – сегодня я нечаянно нашёл на улице мешок, точь-в-точь похожий на ваш, – я ударил себя локтём в живот и кулаком по морде. Сначала Таинственный жрец ничего не понял, но при упоминании мешка он открыл глаза. – Там был довольно интересный путеводитель. Вот он, кстати, – с этими словами я достал его из-под рубашки и пару раз ударил им себя. – Так, что у нас там в седьмой главе … Хм, и вправду ничего. Ой, а тут страница залипла. Интересно, что там…
Он исчез, но так как я знал, где он появится, схватить его за руку не составляло труда. Его рукой я пару раз врезал себе со словами:
– Не хотите, чтобы компромат на вас попал куда не надо – поможете мне. У вас есть пять, четыре…
– Согласен! Только отдайте мне…
Он не успел закончить, как я встал перед ним на колени, и тут же открылась дверь, и поражённый комиссар увидел, что я, весь избитый, молю у Зеллоса пощады. Даже более того, кулак Зеллоса – в моей крови…
Мой неудавшийся адвокат всё отрицал, но всё равно был посажен в обезьянник. Я на последок отправил ему воздушный поцелуй и ушёл под дружные похабные звуки посаженной шпоны. Комиссар меня выпустил под честное слово, что я никому не скажу, будто это он меня так избил.
Я вышел из здания полиции и увидел весьма расстроенного Зеллоса. Я представлял, насколько он силён, потому по первому требованию решил отдать ему книгу. Но я её не нашёл. Он с ужасом обыскал меня и кинулся обратно в здание полиции. Странно, что плохого в фотографии той блондиночки? Да кто его знает…
– Либо вы, господин Пупкин, говорите мне, где фотография, либо я воспользуюсь вашим же грязным трюком, – раздался голос за моей спиной. Я повернулся и увидел фотографию, как я лежу в обнимку с тем трансвеститом. В голове мелькнул заголовок «ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПОБЕДИТЕЛЬ ЛУНЫ ИНВЕРС ОШИБСЯ ДВЕРЬЮ! Или нет?»
– Отлично. Значит, я должен сказать вам, где находится фотография? И ничего больше?
– Ну да… – и тут он начал понимать, что зря он так согласился.
– Фотография находится прямо здесь, плюс-минус двести метров.
– А поконкретнее?
– Куда конкретнее? Мы находимся на большой планете, на ней – большой материк, на нём – немаленькая страна… По сравнению со всем этим, моё указание – верх конкретики! Кроме того, вы просили только сказать, где фотография, значит, уточнять я не обязан.
Я играл с огнём, но этот Зеллос был не из тех, кто, чуть что, решал дело силой. Ему больше нравились дипломатические ходы и всевозможные хитрости. Значит, мои уловки должны подействовать.
– Да вы правы, действительно, куда уж конкретнее. По этому вопросы вы свободны, – сказал он и исчез. И через пять секунд вернулся: – Ах, да, совсем забыл, что госпожа Луна не знает, где вы находитесь…
– Зеллос, ну зачем же так? Почему сразу такие угрозы? Не куксись, посмотри вокруг! Жизнь прекрасна, погода – отличная… – и тут я заметил, что его просто перекосило. Я что, сказал что-то не то? – Погода отличная… посмотри вокруг… не куксись… жизнь прикрасна…
Он взвизгнул. Неужели…
– Жизнь прекрасна!? – он стал отступать. А я стал подходить к нему поближе. – Жизнь прекрасна! Прекрасна жизнь… – пропел я, видя, что бедняга полностью деморализован.
– Зря я отговорил повелительницу глубин встретиться с вами лично… – прошипел он. Интересно, все местные демоны боятся этих слов?
И тут я заметил ту самую неадекватную девчонку в сопровождении эльфов. Ну держись, Зеллос! Уж она тебе промоет мозги гораздо лучше моего… Я взял его в охапку и побежал к процессии, дав девчонке Таинственного жреца со словами:
– Этот господин не верит, что жизнь прекрасна и что справедливость восторжествует!
– Господин Зеллос, кто с вами такое сделал? – заботливо приняла его она. Они что, ещё и знакомы?! Зеллос хитро прищурил глаза: мол, теперь посмотрим, кто кого. Я в последний раз припугнул его волшебной фразой «Жизнь прекрасна!» и дал дёру. Девчонка с эльфами – за мной.
Я углубился в лес. Просто так мне от эльфов не убежать, но эльф-командир бежит за девчонкой, как собака. Значит… Я настолько быстро, насколько мог, вырезал на дереве следующее: «Я – дерево. Научи меня истинной справедливости!» Я еле уворачивался от стрел и заклинаний, пара сантиметров отделила меня от эльфийских мечей и заряженных кулаков девчонки. Но тут произошло чудо: она, дрожа, замерла, не зная, что делать: то ли бежать за мной, то ли помочь бедному дереву. Её глаза засветились нехорошим огоньком, она, дрожа, поворачивалась то ко мне, то к дереву, пока я не сказал, что для эльфов очень важны деревья и что им будет очень тяжело отвергнуть просьбу растения о помощи. Я и не заметил, как она оказалась на верхушке этого самого дерева и начала вещать дифирамбами. Эльф-командир стал восхищённо её слушать, остальные в очередной раз пригорюнились.
Я вздохнул. Ах, как хорошо, что я такой умный! Правда, я так и не придумал, что мне делать, если этот Зеллос действительно захочет меня убить. Впрочем, знаю подобный характер, и потому уверен: Зеллос не станет меня убивать без специального приказа, а поиздеваться может, притом ещё как.
Я отправился в деревню, и тут с крыши на меня свалилась какая-то женщина. Мы поднялись. Она была словно русалка, а её добрые глаза и озорное выражение лица меня успокоили. Мы разговорились. Она представилась как Дольфин. Я пожал плечами: я и не такие имена слышал за свою короткую счастливую жизнь. Да что я говорю – моё ещё более причудливое! Дольфин оказалась очень милой и весёлой, а из манеры смеяться, как дельфин, я заключил, что она сказала мне не имя, а прозвище.
Вдруг ни с того ни с сего она схватила меня и двух других мужиков, поставила в экзотические позы и с умным видом режиссёра сказала:
– Отличная композиция! Но мы всё-таки не в сарае, поэтому добавим декорации!
В эту же секунду нас захлестнула волна. И это в деревне, притом метрах в ста от ручья! Кажется, её это не смутило:
– Ах, да, совсем забыла, в этой сцене должны быть схватки с морскими чудовищами… – и тут нас схватило щупальце гигантского осьминога.
– А осьминог тут откуда взялся? – ошалело завопил я. Она задумалась. Её лицо на мгновение стало очень серьёзным. И тут она совершенно легкомысленно выдала:
– Не знаю! – щупальце пропало. Она засмеялась. Я почесал в затылке. – Осторожно, стадо бешеных слонов!
Тех двух мужиков и след простыл. А я снова узнал много нового о своих способностях к акробатике и атлетике и даже придумал несколько новых ругательств. И вот я стою, весь в бинтах, а она – по стойке «смирно», силясь не рассмеяться.
– Тебе что, что-то кажется смешным? – строго сказал я, подходя почти вплотную. Её губы силились плотно сжаться, глаза невинно смотрели наверх, и в таком виде она постаралась покачать головой. Чтобы показать, как всё серьёзно, она даже надула щёки. – Или я, по-твоему, похож на мумию?!
Вместо ответа она меня поцеловала взасос. Хотя засоса не получилось: она рассмеялась прямо мне в рот. А потом опять невинно посмотрела на меня. Я решил её на первое время простить. И тут же она схватила меня за руку и побежала в подворотню. Я плохо представлял, что она задумала, но ради интереса не сопротивлялся. Зря: она стала меня спрашивать, как происходят изнасилования в подворотне. Я рассказал, справедливо ожидая, что она может потребовать от меня именно этого.
– Ой, морская змея! Как эротично! – сказала она, и я каким-то чудом умудрился схватить рептилию до того, как её зубы достигли моего паха, и свернул ей шею. Я повернулся к Дольфин. – Ой, а это что, было опасно? – и, глядя на моё лицо, мигом обняла меня, прижав голову к груди: – Ты мой бедненький, ты испугался, да? Ничего, мамочка всегда с тобой, всегда тебя обнимет, пожалеет… – в этих словах было столько нежности, что я невольно расслабился. И тут же она резко развернула мою голову, едва не свернув шею: – Ой, смотри, сегодня специальное предложение в таверне! Давай быстрее туда пойдём!
Сидя в таверне и глядя, как она уплетает суп, я невольно почесал в затылке. Я давно бросил попытки её понять – настолько, насколько это понятие применимо к ситуации, ведь я познакомился с ней с полчаса назад. Всё моё умение разбираться в людях ясно говорило: она сумасшедшая. Тем не менее, я не спешил от неё избавляться: ведь я вспомнил слова песни о безумной жизни. Ведь чокнутая и беззаботная Дольфин в этом смысле может дать мне гораздо больше, чем расчётливая и хитрая Луна. Как бы глупо это ни звучало, я следовал этой песне, как пророчеству, хотя я никогда не верил ни в какие пророчества и ни в какую судьбу. Тем более, что я сам, по своей собственной воле решил, что здесь и сейчас я хочу следовать словам песни и пожить безумной жизнью. Тем более, что обычно я держу себя посерьёзнее и помрачнее…
От мыслей меня отвлекло то, что она схватила меня за нос. Я лизнул её за ладонь, и она, смеясь, отдёрнула руку. И предложила поразвлечься. Я решил согласиться. А что? Терять мне нечего, наивно думал я, глядя, как Дольфин выбрасывает на улицу бутылку с вином. И эта самая бутылка попала по голове сына местной крыши. Его телохранители, опешившие от такой наглости, повернулись в нашу сторону. «Это были мы!» – радостно закричала Дольфин. Я, выкрикнув несколько непонятных для местных жителей выражений, схватил Дольфин в охапку и побежал к чёрному ходу. Через две минуты нас искази по всей деревне. Странноватая деревня, где все дома каменные, думал я, лёжа на крыше и боясь пикнуть. Через некоторое время всё стихло. Дольфин ни разу не засмеялась исключительно благодаря соске, которую я достал неизвестно откуда.
Я неслышно поднялся и огляделся. Вроде никто нас не преследует. Дольфин засунула мне соску в рот, захихикала и посмотрела вниз. И вдруг сказала:
– Ой, смотри, сзади тебя какой-то самоцвет! – я повернулся. Хм, вроде бриллиант. Я наклонился, чтобы его поднять, заодно думая, что тут делает такой дорогой камень. И нечаянно я столкнул своим задом Дольфин с крыши. Она взвизгнула и упала прямо на помойку.
«ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПОБЕДИТЕЛЬ ЛУНЫ ИНВЕРС УБИЛ НЕВИННУЮ ЖЕНЩИНУ ЗАДНИЦЕЙ! Преступника пока найти не удалось» – пронёсся у меня в голове заголовок для следующей газеты. Я пожал плечами и развернулся, чтобы уйти, но едва не попал в пасть крокодилу. Я потерял равновесие, закричал и упал. В ту же помойку. Повернувшись, я увидел бездыханную Дольфин. И тут послышался голос следователя, с которым я разговаривал сегодня утром. Я с ужасом посмотрел наверх, и в этот самый момент соска опять упала мне в рот. Это было последней каплей.
Я побежал сломя голову. И угодил в объятья Дольфин. Я завизжал.
– Ты мне что, не рад? – ошарашено спросила она. И, не дождавшись ответа, отвернулась и полила горькие слёзы: – Я обиделась! Ааа!
– Ну Дольфин, ну пожалуйста… – я уже начал терять контроль над событиями. И тут я заметил, что какой-то мужик за прилавком кричит:
– Подходите, люди добрые, всего за один серебряный вы можете пострелять из этих удивительных пистолетов!
– Давай попробуем! – радостно вскрикнула Дольфин. Я не успел заметить, как она оказалась у прилавка с пистолетом в руке.
– А как он действует? – спросил я у хозяина.
– Он направляет ваше умение стрелять. Чем оно больше, тем сильнее будет выстрел. Лучшему стрелку – приз!
– Как классно! – проворковала Дольфин и, надев на меня и на себя ковбойские шляпы, стала целиться по мишени. Но её руки дрожали от перевозбуждения, и оттого она не могла прицелиться. Только почему-то она стала целиться сначала на хозяина аттракциона, затем на меня… Я стал зигзагами отходить. Она стала стрелять, заставив меня танцевать лезгинку. Хозяин сжалился надо мной и кинул мне другой пистолет.
Я отстреливался от Дольфин, одновременно убегая из деревни. Я спрятался за камнем, время от времени стреляя, она – тоже. Вся деревня наблюдала за нами и гоготала. Через некоторое время мой пистолет перестал стрелять. Тут же я заметил, как из-за её камня поднималась шляпа. Я в гневе выбросил пистолет, взвёл свой большой палец правой руки как курок и стал стрелять из указательного. Стрелял очень хорошо: когда Дольфин опустила шляпу, она увидела, что от неё осталась детская тюбетейка с пропеллером. Она надела её, высунулась и показала мне язык.
Далее началось нечто непонятное: она взяла один пистолет, начала из него стрелять, затем отпустила, взяла другой и стала стрелять из него. Но первый пистолет продолжил стрелять! Через некоторое время мой камень превратился в пыль. Я побежал за следующий, покрупнее. Пули изваяли из неё статую мыслителя, последняя его обезглавила, чудом не повредив меня. Я убежал за следующий камень. Через несколько секунд от него осталась статуя Венеры Милосской, тоже обезглавленная.
Моё сознание с трудом вмещало в себя, каким образом Дольфин лежала на траве и читала журнал, а штук десять пистолетов висело в воздухе и стреляло. Но оно совершенно отказывалось понять, каким образом мои руки и голова заменили отсутствующие конечности статуи! Мне пришлось поднять подол каменного хитона и побежать во всю прыть. Чёрт, у меня нога хромая, я не могу бегать на шпильках!..
Мимо обалдевших деревенских я прибежал в конюшню и вылетел оттуда на белом коне и с автоматом. Я попытался подобраться поближе к Дольфин, время от времени постреливая из автомата. Вот только мне опять приходилось прятаться за валунами, и спустя три-четыре валуна от боевого коня осталась плюшевая лошадиная голова на палке, а от автомата – воздушный шарик. Я закричал и убежал оттуда.
Я прибежал к ручью. Я хотел умыться, и тут из воды выскочила Дольфин, весело сказав «Ку-ку!». Я свалился на землю и с четверенек пустился прочь. Я снова прибежал в ту деревню и заперся в ближайшем сарае. Но там снова оказалась Дольфин и сказала «Ку-ку!». Я выбежал оттуда и очутился у помойки. С мяуканьем с мусорного ящика слетела крышка, только там был не кот, а Дольфин с «Ку-ку!». Я побежал дальше, пообещав себе, что я её убью, и даже включил красные глаза. «Ку-ку!» – оказалась она передо мной. Мать твою, она раза в четыре сильнее того Зеллоса!
От страха я побежал в туалет. Но туалет уже был занят Дольфин, о чём свидетельствовало очередное «Ку-ку!». Я побежал в деревенскую аптеку, вломился в кабинет к фельдшеру, выкинул из него кукукнувшую Дольфин, открыл пузырёк валерьянки, но оттуда опять вылезла она. И опять «Ку-ку!»… Я растоптал пузырёк. Ещё одно такое появление, и я точно стану «Ку-ку»…
Подумав это, я посмотрел на себя в зеркало. Тотчас же моё отражение изменилось на Дольфин и сказало «Ку-ку!»…
Визжа, как больной, я вылетел из аптеки. И тут красные глаза показали мне ещё один источник силы. Луна. Не помня себя от радости, я кинулся к ней. Пусть она находится за три километра, пусть на меня набрасываются всяческие морские чудовища, пусть меня захлёстывают волны, пусть меня швыряет из стороны в сторону, пусть Дольфин наступает мне на пятки – ничто не могло остановить меня на пути к Луне.
А вот и она. Осталось несколько метров. Я кинулся к ней с распростёртыми объятьями. Моё солнышко, знала бы ты, как я по тебе соскучился за эти пару часов! Да неважно, что ты Луна, ты всё равно моё солнышко! Я тебя никогда не брошу! Убей меня, пытай меня, казни меня – я на всё согласен, лишь бы быть с то…
– Салют, мальчик, но ты, наверное, забыл, что такое личное пространство, – сказала она, убирая кулак, на который напоролось моё лицо.
– Эй, Луна! Это мой мужчина! – сказала Дольфин, оказавшись рядом. Они ещё и знакомы… и Дольфин сильнее Луны… я пропал… на меня было жалко смотреть…
– С каких это пор ты интересуешься мужчинами, Дольфин? – с издевкой спросила Луна. Дольфин рассердилась. Я решил грудью защитить Луну, но она меня отпихнула, приняв на себя тёмный сгусток энергии Дольфин. Девушке снесло левую руку, которая восстановилась спустя пару секунд. В ней был тот же сгусток, только поменьше. – Кажется, это твоё? А вот это – моё.
Рядом с тёмным сгустком появился светлый, они соединились и в таком виде полетели обратно к Дольфин. Та мигом исчезла, но странный удар Луны начертил в воздухе какую-то фигуру, и Дольфин появилась снова.
– Эй, ну зачем же сразу так? Мы же подруги! – без тени фальши рассмеялась Дольфин, обнимая Луну.
– Так зачем же тебе понадобился этот доходяга?
– Дело в том, что он был необходим для одного очень важного и секретного дела, – лицо Дольфин стало серьёзным, она оглянулась, наклонилась к уху Луны, но, не успев ничего сказать, отникла и громко выдала: – Я хотела показать Зеллосу, как надо доводить человека до нужной кондиции, чтобы провести дознание!
Признаться, сам Зеллос этого тоже не ожидал.
– Итак, Зеллос, теперь ты понял, что ты должен был делать, чтобы узнать, как его зовут? – повернулась к нему Дольфин.
– Ну… да, – сказал Зеллос, подозревая, что сейчас может начаться всё, что угодно.
– Отлично, Зеллос. Я хочу поблагодарить тебя от своего имени… Ах, да, Зеллос, а как меня зовут? – выражение лица бедняги сравнялось с моим. – Зеллос! – строго сказала Дольфин.
– Ух… – застонал он от безысходности и сломал свой посох.
– Ммм… нет, – ответила Дольфин, подумав.
– Ааа… – Зеллос стал вырывать страницы из трактата о цветочках.
– Нет.
Бедняга достал табличку «Жизнь прекрасна!», но снова получил отрицательный ответ. Луна сделала мне знак, и я, продолжая ничего не понимать, втихаря ушёл в лес и вскоре скрылся за деревьями.
Так странно… Ведь с утра я страшно боялся Луны и хотел сделать так, чтобы мы больше никогда не встречались. Но буквально пару минут назад я был согласен на всё, лишь бы Луна была рядом, даже встал грудью на её защиту. И вот сейчас мы идём рядом, не зная, что сказать друг другу. Внезапно я рассмеялся. Я даже не вспоминал ничего, что сегодня произошло. Просто нервы сдали сами собой. Луна пыталась воззвать к моему чувству солидарности, мол, Зеллосу сейчас не лучше, чем было мне, но вскоре сама слегла от смеха.
Через некоторое время мы стали идти дальше. Мы снова молчали, но напряжение между нами упало. Я расслабился. Сейчас я мог себе это позволить: никто за мной не гнался, я не должен был ничего делать. Кажется, Луна тоже раскрепостилась. Впервые за все эти дни мы могли находиться рядом, притом я не боялся, что она меня убьёт, а она – что я убегу. Я посмотрел на неё и улыбнулся. Она ответила тем же, ожидая, что я стыдливо отвернусь. Но я не отворачивался, и мы заворожено смотрели друг другу в глаза. Мы были как дети, ей Богу. Но мы оба чувствовали, что нам можно отбросить условности. И потому она пламенно и страстно дала мне по морде.
– Это тебе за то, что ты со мной сделал!
– Ну, если я того достоин… – подмигнул я, вставая. И получил ещё одну оплеуху: – Эй, а это за что?
– А это – за то, что не делал!
– Но я же ничего не сделал!
– Но ты хотел!
– Хотел!.. – не нашёл я ничего лучше. Она опешила, но вернула беседу в нормальное русло:
– И теперь, поскольку ты сам пришёл, я разрешаю тебе выбрать, как ты будешь умирать: долго и мучительно или коротко и малоприятно.
– Луна, я был на последнем издыхании после встречи с Дольфин и уже готовился умирать, но когда я заметил твоё приближение, для меня замаячила звезда надежды. Только то, что ты была рядом, спасло меня от сумасшествия и дало мне силы выжить. Когда ты была рядом, я ощущал себя самым счастливым человеком на свете… – я вздохнул и развернулся. – Если ты не хочешь, чтобы я был рядом, просто скажи мне, и я уйду…
– Ты никуда не пойдёшь, – моей шеи коснулась бамбуковая палка. – Думаешь, я позволю тебе убежать на этот раз?
– Ты права, – я повернулся к ней лицом. – Я никуда от тебя не уйду. Покинуть такую необыкновенную девушку, как ты – всё равно, что навсегда отказаться от чувства прекрасного. Спасибо, что ты остановила меня, – сказал я, отводя палку, – благодаря тебе я не совершил столь ужасную ошибку, что…
– …что ты подумал, будто я тебе поверила, – Луна напряглась. Я отошёл.
– Я и так доставил тебе слишком много хлопот. Я не знаю, как возместить тебе то, что я заставил тебя пережить, – она посуровела и подошла поближе. Я закрыл глаза и… Она просто взяла меня за нос:
– Глупый! Я хотела сказать тебе спасибо.
– А?
– Я долго хотела пойти развеяться, но постоянно то одно, то другое, то хлопоты, то работа… А хозяин в таверне строгий, прогулы не любит…
– И ты воспользовалась моим хулиганством, как поводом, чтобы прогулять работу?! – посмотрел я на неё. – Я опасался за свою жизнь, прошёл кучу испытаний и всё ради того, чтобы ты сказала мне спасибо?! Луна, это лучшее слово, что слышал за сегодня!!
Признаться, здорово она меня наколола. Я думал немного надавить на жалость и раскаяние, но она меня переиграла.
– Я очень рада. Только вот я что-то не понимаю, а с чего ты вдруг решил сходить налево, после того, как наговорил мне всяких нежностей!?
– Тебя это так задело? Я думал, что ты, как рыцарь Цефеида, гораздо прочнее.
Луна насупилась.
– Все вы такие… Смотрите не на меня, а на мою силу, постоянно кричите «Рыцарь Цефеида!», даже не успев понять, кто кроется за этим громким титулом…
– Да, мне это знакомо. Когда то, чем ты являешься, перекрывает то, кто ты есть. Когда твоя личность для других отходит на второй план по сравнению с твоей предметностью. Но самое страшное – это когда даже для самой себя ты становишься чем-то…
– Думаешь, что самый умный? Но ты не угадал… – весело сказала она. Я посмотрел в её аметистовые глаза. И усмехнулся:
– Да я понял. Никто не может соединить рыцаря Цефеида и Луну Инверс, принять тебя, какой ты есть, и твою силу как одно.
Она удивилась. Я предложил прогуляться дальше. Она согласилась. Кажется, сейчас она была заинтригована.
– А ты действительно догадлив. Да, так оно и есть. Сначала я отмахивалась от этой мысли, но потом начала задумываться: кто я, зачем я… Ты, наверное, будешь считать меня сумасшедшей, но…
– Нет ничего плохого в том, чтобы думать об этом. Странно, что ты так этого стесняешься.
– Эй, я перед тобой душу открываю, а ты мне говоришь «Странно, что ты так этого стесняешься»! Просто… Мне всегда казалось, что всё уже известно – кто, как и зачем создал мир и каково наше место в нём. И в то же время я испытывала тоску, что всё уже известно, мне хотелось найти какую-то тайну, что-то, что было бы закрыто… Но я этого не нашла.
Мы некоторое время молчали. Я остановился.
– Ты живёшь в удивительном мире, Луна. То поистине золотые времена, когда боги ходят среди людей, когда небо, земля и человек живут едино и когда господствует поэзия… Всё одухотворено, у всего есть какой-то смысл. Сам воздух пропитан волшебством, а мир населён сонмом чудесных созданий. Мой мир совсем другой. Он расколдован. Нет никаких богов, нет никакой поэзии. Давно отжили свой век герои, а эпос стал сказкой. Никто не в силах ответить на вопросы о высших смыслах. Мир людей, мир прозы медленно, но верно изживает всё то, что роднило его с Золотым веком. Всё приходится придумывать самим. Человек оказывается заброшенным и одиноким в совершенно чуждом мире, сам творя себе богов, порождая призраков и демонов. Но есть надежда, что когда-то был совершенно другой мир. Родной, тёплый, волшебный, чудесный. Твой мир, Луна. И ты, как средоточие твоего мира, столь же легендарна и волшебна, как рыцарь Цефеида, и в то же время добра и тепла, как та девушка, чьи глаза прекрасны, как прекрасен Золотой век.
Луна покраснела и отвела взгляд. Слова, подобные этим, она слышала впервые.
– Золотой век, да… Хотела бы я тебе поверить! Но в мире столько несправедливости… Но если это – Золотой век, то каким же будет тот век, о котором ты говоришь? Неужели ты сам веришь, что он настолько ужасен?
– Разумеется, нет. Если бы я верил в это, то я бы не заметил кое-чего, что ты сейчас тоже увидишь.
Я раздвинул ветви, и нашему взору предстала чудесная цветочная поляна. Глядя на неё, Луна положила руку на моё плечо.
– Чудесный волшебный мир, где боги ходят среди людей, небо, земля и человек живут едино и где господствует поэзия… – она побежала к поляне и запрыгнула в море цветов. – А в сердце его – девушка, чьи глаза столь же прекрасны, как и мир вокруг неё.
В лучах солнца и среди цветов она была чудесна. Даже более того: она сама светилась, как маленькое солнце. Луна, ты действительно удивительна: ты родилась с совершенно особой потребностью, которой наделён лишь редкий человек – с потребностью мыслить и созерцать. Тебе мало того, что дают тебе чувства, ты хочешь выйти в область чистой мысли. Ты хотела найти какую-то тайну? В принципе, она перед тобой. Мир есть мой мир, для меня он всегда выстроен вокруг меня. И мир другого всегда для меня закрыт. Я никогда не смогу влезть в чужую душу, никогда не могу быть уверен, что между нами есть что-то общее. И всё же мы каким-то образом понимаем друг друга. О поистине величайшая тайна – как возможна встреча двух душ, двух внутренних миров!
Мы сидели рядом, облокотившись о дерево. Лёгкий ветерок всколыхнул цветочное море, купающееся в лучах солнца. Если долго смотреть на него, рассеяв внимание, то оно покажется чудесной симфонией огней, тёплым, ожившим фейерверком. Я закрыл глаза. Призрачный ветер, что постоянно дует в мою сторону, будто соединился с цветочным морем. Лаская мою вытянутую руку, он словно доносил до меня мягкость тысяч лепестков. В лёгкий шелест травы, стрекотание насекомых и щебетание птиц вкрался лёгкий и ненавязчивый, но чистый и мелодичный звон. В этом почти мистическом переживании я вошёл в гармонию со всем живым вокруг. Это было не просто чувство, вызывающее лёгкую, но приятную дрожь по всему телу, это было и нечто сверхчувственное, что нельзя передать словами, но с чем можно соприкоснуться. Ещё немного, и бело-синий ореол света жизни преобразит меня…
И в этот самый момент я вдруг повернул голову. Наши глаза встретились всего на миг. И пусть он не казался нам вечностью, пусть он разрушил всю идиллию, пусть он для нас ничего не значил… В этот момент таинство встречи двух душ свершилось. Это было великолепным завершением мистерии жизни.
Счастливый, я задумался. Я прожил в этом мире всего четвёртый день. День, когда я появился здесь, не в счёт – тогда я только привязывался к этому миру. Конечно, я могу продолжить быть праздношатающимся разгильдяем, но… мне требовалось что-то другое. Что-то, что заставит меня проживать каждый день, каждый час, каждую минуту… Поэтому мне придётся ограничить свои шалости – скажем, одной неделей. Так будет интереснее. А потом… потом.
Значит, осталось три дня. Много ли это или мало? Этого достаточно. Ведь рядом со мной есть та единственная, кто… Ах, что я говорю! Будто я – герой бульварного феминистского романа про любовь с первого взгляда. Впрочем, зачем я испортил столь плавную мысль? Рядом со мной ты, Луна. Этого достаточно, – подумал я, когда моё лицо расплылось в широкой, хитрющей улыбке…
sobolevna вне форума  
Пользователь сказал cпасибо:
Skywаrp (31.10.2010)
Старый 05.11.2010, 17:49   #25
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

День 5.
– Доброе утро. Я ищу Орландо, – сказал я женщине за прилавком магазина.
– Орландо умер, – безучастно ответила она. Я положил на прилавок перед собой десять золотых. – Орландо мёртв, – повторила она.
Я положил перед ней ещё две монетки.
– Орландо всё ещё мёртв, – всё так же безучастно сказала она. Я медленно-медленно убрал одну монетку. – Орландо жив.
– Спасибо, – ответил я, глядя на открывающийся потайной лаз. И забирая десять монет: – Это сдача, – ответил я продавщице, ошарашено глядящей на одну-единственную оставшуюся монетку.
В подвале магазина располагались небольшой подпольный игорный клуб и комната скупщика краденого. Клуб мне был не нужен.
– Вы и есть Орландо?
– Да. Зачем я вам понадобился?
– Я ищу недорогое, но хорошее оружие.
– У нас в городе большая проблема с бандами налётчиков, поэтому оружие продаётся только с ведома мэра.
– Ладно, тогда я пошёл к мэру, – я медленно поднялся и стал уходить.
– Но кое-что я показать могу, правда, за определённую цену.
– Только показать? Хотя, если у вас действительно большие проблемы с оружием в городе, я сомневаюсь, что у вас будет что-либо интересное.
– Как хотите, – сказал скупщик и невинно посмотрел в потолок. Умный.
– Хотя, если подумать, то почему бы и не поглядеть? Показывайте.
– Сейчас… – он достал гроссбух и стал внимательно изучать свои записи. – Так как у нас в городе с оружием напряг, то и мои запасы ограничены, кроме того, то обычное оружие, что у меня есть, заказано на полтора месяца вперёд. Если хотите, вы будете в очереди под номером шестьсот пятьдесят восемь…
– Хм, это в высшей мере плохо. Неужели свободного оружия нет совсем?
– Ну, нет обычного оружия.
– Хм? Неужели у вас есть необычное? Как-то странно…
– А что тут удивляться? Бандиты – народ суеверный, когда дело касается волшебства, начинают бояться собственной тени, вот ко мне и попадают просто великолепные образцы.
– Вот это да! Никогда бы не подумал… Показывайте, что у вас есть, – через некоторое время: – Хм, даже не знаю, что выбрать… А что-нибудь ещё у вас есть?
– Есть, конечно, но только это вам будет не по карману, – сказал он, глядя на мою рубашку.
– Нет, вы всё же покажите! Не сомневайтесь, деньги у меня есть.
– Ну тогда… есть отличный комплект из фляжки, жезла и кинжала. Посмотрите, какая работа! Высококачественная сталь, отличный узор, оригинальное исполнение.
– Вот это да! А откуда они у вас?
– Ну, это моя проблема. Так что, берёте?
– Конечно. Сколько они стоят?
– Пятьсот монет. Ни больше и не меньше.
– Так много?
– Ну, я могу отнести его местным аристократам и продать как коллекционный экземпляр…
– Хорошо. Тогда я предлагаю обмен – ваше оружие на вот это.
– Что это? – бровь скупщика нервно задёргалась, когда он заметил, что именно я достал из-под рубашки. Ещё бы, такое зрелище не каждый день увидишь…
– Бюстгальтер Луны Инверс. Вы посмотрите, какая форма чашечки! Какая нежная ткань! Аж слюнки текут, когда представляешь, чем он был обычно наполнен!
– Эй, а у вас есть доказательства того, что это действительно её бюстгальтер?
– Конечно, они появятся через десять, девять… – прошло время, – две, одну, и…
Раздался сильный взрыв неподалёку от города. От неожиданности у Орландо выпучились глаза, а руки сделали какую-то закорючку. Замерев в такой позе, он прохрипел:
– Забирайте!
– А? – мне показалось, или какой-то звук раздался одновременно со взрывом?
– Забирайте это…
– Что забирать? Лифчик?
– И его… и оружие… всё забирайте… – мой нос стал подтверждать мои предположения. И что это с ним?
– Правда? А сколько я вам денег должен?
– Нисколько… уходите… пожалуйста…
– Нет, ну я так не могу! Если мы говорим о честной торговле, то тут должны присутствовать деньги… Понимаете, деньги…
– Вот, забирайте… Здесь три тысячи… Только уходите!
– Чего вы боитесь? Я ведь воздух не испорчу… – сказал я уже зелёному скупщику. – Вы же не верите в проклятье оружия и в то, что духи бюстгальтера придут сюда мстить… Ведь так? – я отвернулся. И уронил монетку.
Несчастный скупщик с диким воплем выбежал из комнаты. Вот блин… а сам с гордым видом говорил, что бандиты – народ суеверный, когда дело касается магии, начинают бояться собственной тени … Видимо, забыл добавить в этот список себя. Я спокойно вышел из магазина и стал думать, что делать дальше.
Ещё в Зефииле я узнал, что мои вещи украла какая-то шпона, потому что я зачем-то вытащил оружие из ножен и отстегнул фляжку от ремня. Проходи, кто хочешь, бери, что хочешь… Я подумал, что в этой псевдосредневековой реальности должны быть распространены самые разные суеверия, и потому время от времени заставлял своё оружие сиять. Воры начали бояться сияющего оружия и мигающей лампочки на фляжке, а потому решили от них быстро избавиться. Особенно, когда поняли, что кинжал неимоверно остер и смазан смертельным ядом… Вот так мои вещи переходили из рук в руки, пока не оказались тут. Мне крайне повезло, что их не распродали по частям.
Естественно, я даже и не думал красть нижнее бельё Луны – я не мазохист. Я просто напоил её снотворным, положил в лодку, связал и пустил вниз по ручью. Рядом с ней я положил будильник, купленный мной в магической лавке, который повторял моим нежным тихим голосом: «Луна, солнышко моё, просыпайся! Я принёс тебе завтрак в постель!» А что? Оружие я своё достал, значит, мне можно поменьше бояться и побольше развлекаться. А лифчик я купил в ближайшем магазине одежды.
Внезапно раздался звонкий девичий голос с высоты. Нет… кто-нибудь, держите меня… Нет, отпустите, отпустите! Я её убью! Нет, я чту уголовный кодекс… Я не знаю, что я с ней сделаю! Ну вот, она упала… Ну сейчас, всего лишь один ударчик! Ну…
– …Госпожа Амелия, как всё сработало?
– Просто замечательно! Вы повели себя, как настоящий воин Справедливости!
– А ничего, что я его ударом в спину, когда его ребята держали?
– Вообще-то, воин Справедливости никогда не бьёт в спину, тем более обездвиженного противника…
– То есть…
– Но ради торжества Правосудия один ударчик – не считается!
– Ура! Слава Справедливости!
Гады… Не только сдали в полицию, но ещё и подвесили за руки и за ноги цепями к вертикальной платформе так, что я даже пошевелиться не мог. Хоть я и был скован, мой пояс со всеми причиндалами был на мне. Это что, издевательство?
– Да, господин начальник тюрьмы, а за что вы его посадили? – спросила девчонка, Амелия, кажется, её звали.
– А, ваше высочество, не волнуйтесь: на его совести нападение на господ Инверсов и массовые беспорядки вот в этом городе, – он показал его на карте. – Но благодаря вам и вашим телохранителям я смогу предать его в цепкие лапы… эээ… длинные руки правосудия! Да, и разрешите вас угостить сегодня обедом…
– Отлично! Нет, спасибо, у меня ещё много дел. До свидания!
Когда начальник проводил девчонку с эльфами, он повернулся ко мне с такой зверской рожей, что я нервно сглотнул.
– Значит, за тебя предназначена награда – пять миллионов золотых? Я и не думал, что ты так просто окажешься в моих руках. Но ничего, я лично отвезу тебя туда и получу целое состояние…
– Фуф, слава Богу… Я уж боялся, что ты сдашь меня Луне, которая находится в окрестностях города… Чёрт! Зачем я это сказал!.. – чуть не расплакался я.
– Так-так, я могу получить свои деньги гораздо быстрее. Хе-хе-хе.
Я делал вид, что ругал себя последними словами, но на самом деле я всё хорошо рассчитал: как только Луна узнает, где я, она будет рвать и метать, и у меня появится шанс под шумок улизнуть. Хе-хе-хе.
Прошло полчаса. У меня затекли руки. Интересно, насколько далеко Луна успела уйти? Если она будет идти сюда слишком долго, то успеет остыть, значит, всё может пойти совсем не так, как я ожидал. Но вряд ли Луна станет водиться с этим мерзким начальником тюрьмы.
Внезапно:
– Ух ты, какие у нас тут заключённые.
– О, привет, Луна! Как спалось?
– О, спалось просто замечательно. А знал бы ты, как просыпалось…
– Ну ты же простишь мне мою маленькую невинную шалость? – сказал я с мёдом в голосе.
– Ну да, ничего особого не произошло. Особенно если учесть, что когда я проснулась от твоего нежного голоса, я узнала, почему тот ручей довольно быстрый, – она ответила мне тем же.
– Ну кто ж знал, что там дальше будет водопад? Видимо, мне надо было лучше учить географию в школе… – сохранить хорошую мину при ТАКОЙ плохой игре было трудновато.
– Ну что же ты так подкачал? Да, начальник, откройте на пару минут дверь и оставьте нас.
– Это будет вам стоить… – хотел было он сказать, но Луна на него даже не посмотрела. И потому он, дрожа, как осиновый лист, исполнил её просьбу.
– Ой, Луна, я… да и, кроме того, тебе ведь не нужно меня убивать, правда? – сбивчиво сказал я.
– Конечно, – Луна медленно и эротично стала подходить ко мне. – Кстати, тебе интересно, почему именно я не хотела делать из тебя котлету?
– Может быть, ты вегетарианка? – мёд в моём голосе всё нарастал. В её тоже.
– Почти. Я поспорила с Раградией, что я не убью тебя в течение семи дней.
– Раградия, золотце моё, какая же ты… Стоп, то есть я ещё жив только из-за честного слова?
– Ага! Ну разве я не молодец, что подарю тебе ещё три дня жизни?
– Но мы же с тобой провели вчера чудесный день!? – умоляюще проговорил я. – Неужели…
– Понимаешь, люди говорят: если на вас напал маньяк и вы ничего не можете ему сделать, расслабьтесь и получите удовольствие, – она подошла близко-близко. Я чувствовал её дыхание.
– Какая же ты расчётливая! Я прямо-таки горю!
– Ты даже не представляешь, насколько… Ты ведь знаешь, какое сокровище стоит перед тобой?
– Ага. Бесконечная Доброта, Скромность и Милосердие.
Со стороны могло показаться, что два извращенца разыгрывают игривую сценку, после которой начнётся эта самая Бесконечная Доброта, Скромность и Милосердие. Только в виде аббревиатуры.
– Совершенно верно, – её рука потянулась к моей голове.
– Луна, пожалуйста, только не по голове – это моё больное место…
– Это твоё пустое место, – и, видимо, для подтверждения своих слов, немного постучала кулаком мне по макушке. Послышался пустой звук. Она постучала себе – вроде нормально. Затем опять постучала мне. Я не смел даже пикнуть. Через некоторое время: – Забудь об этом. Так вот, я распорядилась, чтобы начальник тюрьмы окончательно вбил в твою ясную голову, как нехорошо обижать красивых официанток. Да, и в другое место тоже.
– Не надо! Это… тоже моё больное место! – я не уменьшил сладость голоса. Даже несмотря на то, что сам себе казался полным… Полным.
– Не волнуйся, когда я сама с тобой закончу, ты будешь умолять меня, чтобы я вернула тебя сюда, – казалось, мёд в её голосе достиг предела.
– С каждым днём ты мне нравишься всё больше и больше! – я пытался не отставать. Боже мой, я чуть сам себе не поверил, так хотел казаться правдоподобным…
– Ты мне тоже, – она прижалась ко мне спиной. Нечаянно коснувшись задом кое-чего. Прости, Луна, я не хотел… (Ну… а вообще-то…) – Ну, я пошла.
Садистка… Ты будишь во мне самые противоречивые чувства… Будь всё иначе, мы могли бы стать неплохой парой – хотя бы на время. Но господи, я всё это время был жив только из-за честного слова! Вот бы узнать, на что они поспорили с Раградией! Лишь бы на что-либо стоящее, а то моя самооценка будет окончательно обрушена…
Но Раградия молодец. Не только очень хороша собой и приятна в общении, но и очень мудра и прозорлива. Она пользуется непререкаемым авторитетом по всей Зефилии, даже Луна так и не решилась нарушить данное ей слово. Ещё бы, ведь она – королева Зефилии. Между прочим, именно Раградия рассказала мне основные сведения об этом мире. Интересно, она не врала, когда говорила, что она – четверть главного бога, только сильно ослабленная? Кто знает, мне рассказывали про племя, члены которого верили, что других людей, кроме них, на свете нет, а они сами не только люди, но и ещё вдобавок красные попугаи. После этого я понял, что меня удивить больше нечем…
Я пытался сохранить самообладание, но мне это удавалось с неимоверным трудом. У меня было оружие, и я не смог им воспользоваться! Как бы я хотел вырезать к чертям собачьим эту страну!.. Чтобы сметать всё на своём пути, а всё, что каким-то чудом уцелеет под взмахами гигантских клинков, чтобы разрывали на части воздушные потоки!..
Так, ладно, если вывихнуть ладонь, я выну руку из наручника и смогу вытащить кинжал, а им я смогу даже перерезать цепи. Чёрт подери, наручники качественные, просто так руку не вынуть. Значит…
– Ты уже соскучился, котик? – из-за угла показался хитрющий глаз.
– Луна, твои духи просто божественны. Но их хозяйка пахнет гораздо прекраснее… – у меня затряслись поджилки. Неужели она передумала и решила заняться мной здесь и сейчас? Мамочка, как жаль, что тебя нет и никогда-никогда не было…
– Я прямо-таки покраснела… Ты знаешь, я всё-таки решила: то, что я для тебя приготовила, слишком жестоко. Понимаешь, непонятно, почему, но ты за эти дни успел мне понравиться. А я? Как ты ко мне относишься? – она отвернулась.
Вот скажи честно: я сейчас прикован к платформе, не чувствую ни рук, ни ног, у меня болит живот, мне угрожают страшными пытками и потерями достоинства в течение трёх дней, потом я должен умереть в адских муках от твоей руки, и вообще оказалось, что я до сих пор жив только под честное слово, и вот ты спрашиваешь меня, как я к тебе отношусь!? Нет, я должен держать себя в руках, должен…
– Ты – опасная, одержимая, шизоидная, самовлюблённая, фригидная и полоумная задница с диктаторскими замашками, вот как я к тебе отношусь! Твоя голова так похожа на задницу твоей мамы, что я не знаю, где кончаешься ты и начинается она! Убей меня об стенку здесь и сейчас и поцелуй меня знаешь куда!?
Разумеется, я так не сказал. Будь я кем угодно, я не самоубийца. Но мне так хотелось… Я печально вздохнул. Мне показалось, или Луна дрогнула?
– Что бы ты ни ответил, я так и думала, – она повернулась и подмигнула мне.
– Неужели? – внезапно её лицо стало очень серьёзным. Это была не та серьёзность, с которой говорят о жизни и смерти.
Она подошла ко мне, сняла с меня мой пояс и надела себе. Я не понял прикола.
– Ну, я пошла.
– У как же… как же… «слишком жестоко»?
– О чём ты? Ах, да. Не бойся, у меня он будет в целости и сохранности. Хе-хе-хе.
Я молча позволил пришедшим охранникам меня избивать. И даже просил бить посильнее за то, что я не сказал Луне, как я к ней отношусь. После такой просьбы охранники показали мне пальцами, чтобы я даже не смел заикаться об этом. И, сделав вид, что они ещё меня бьют и покрывают матюгами, стали рассказывать, какая у них тяжёлая жизнь. Я в очередной раз поразился, какие тонкие оттенки чувств люди могут передать всего тремя словами – «мужской половой орган», «женский половой орган» и «процесс между ними». Ну, и производными от них.
Меня, весьма помятого, отвели в карцер. Вернее, туда отнесли меня на платформе. Эх, сырой и тёмный карцер… Всё, что мне оставалось – это сидеть и ждать своего часа. На охранников я не обижался – как-никак, у них такая работа. А вот начальник тюрьмы – продажная сволочь. Хотя, если честно, у меня самого возникало желание сдаться за пять миллионов…
– Я смотрю, вы весьма расстроены, господин… эээ… неизвестный.
– О, Зеллос, не ожидал вас тут увидеть. Неужели вы тоже как-то провинились перед этим городом?
– О, нет, что вы, что вы… Просто я прячусь от… – он промолчал. Я тоже понял, чьё имя лучше не поминать всуе.
– Ну, вам повезло гораздо больше, чем мне – вы, хотя бы, не прикованы к платформе.
– Не буду отрицать. А вы, я вижу, не теряете присутствия духа!
– Профессия, однако. А что входит в вашу профессию Таинственного жреца?
– Ну, а это секрет!
– Тогда позвольте, я угадаю. Скандалы, интриги, расследования и, что самое главное, совершенно лёгкие и ненавязчивые подколы несмышлёных карапузов.
– Ух ты, совершенно верно. А чем занимаетесь вы?
– Ну, примерно тем же самым. Мы с вами, случайно, не родственники?
– Навряд ли. Но вы мне, как человек, очень понравились. И потому я хотел бы предложить вам свои услуги.
– Я прямо-таки сгораю от нетерпения. Продолжайте.
– Я вижу, что вы попали в переделку. И я могу вас отсюда вытащить. За совершенно символическую плату!
– Хм, интересное предложение. Дайте-ка подумать…
– Но учтите, что я демон. Я могу избавить вас от этой неприятности с учётом, что вы потом будете выплачивать проценты.
– А что, собственно, я теряю? Я согласен.
– Вот и чудно. Приятного дня!
Нависла пауза. Ах, да, совсем забыл, телепортация на меня не действует, пока я не соглашусь. Однако если я воспользуюсь услугами своих часов, я смогу не только переместиться сам, но и взять с собой свой пояс. Но это означает, что я покажу Зеллосу, на что я способен. А тогда он вполне может захотеть снять с меня часы, что делать категорически противопоказано. А без пояса я сильно рискую… Ладно, уговорил.
Только вот я не очень понимаю, почему вся моя одежда, кроме часов, осталась в карцере. А я стою посреди многолюдной площади, под многочисленные взгляды заинтересованной публики. Пришлось отобрать у ближайшего прохожего газету, прикрыться ей и дать дёру. Ах, слава Богу, что тут нет по-настоящему больших городов! Всё лучше, чем когда я бежал в таком же виде, только через 20 кварталов города-миллионника. Правда, тогда люди на меня лишь недоумённо глядели, а сейчас за мной гонится полплощади!.. И что они во мне нашли? Неужели… нет, об этом лучше даже не думать…
Я спрятался за уступом, пропустил большую часть народа и забежал в ближайшее здание. Отдышавшись, я развернул газету и увидел: «ПОБЕДИТЕЛЬ ЛУНЫ ИНВЕРС ШТОПАЕТ ЕЙ ЧУЛКИ! Неужели всё зашло так далеко?» Мама родная, это подстава! Я хотел зашить туда чего-нибудь нехорошего, но передумал и положил её в лодку, а какая-то сволочь меня сфотографировала… В гневе я стал мять газету, издавая животные звуки.
Официантка, нёсшая еду, врезалась в колонну, завсегдатай у стойки бара промахнулся полной кружкой мимо рта, бармен, ливший ему в эту кружку вино, лил теперь на стойку, мужик за столом нечаянно закусил рюмкой, сидевшая с ним женщина покрылась такой испариной, что штукатурка на её лице разлетелась на части: всем показалось, что я пытаюсь с этой газетой совокупиться. Тем более что моё одеяние на это как бы намекало… Позор… Он подкатывает всё сильнее… чувство позора раздирает мой живот… Что делать… позор идёт всё ниже… Нет, он разорвёт меня на части… не надо…
Звук моего позора разбил тишину таверны. И в этот момент мне стало всё равно. Я сплюнул. Гордо выпрямившись и перестав прикрываться, я с бандитской рожей подошёл к стойке, отобрал у бармена бутылку, выпил её до дна, разбил о голову одного из завсегдатаев и стал стучать руками в грудь, как Кинг-Конг. Его друг хотел дать мне сдачи, но промахнулся и попал в другого завсегдатая. И началось…
Я перекидывался в картишки с барменом, пока мимо нас не пролетело слишком много помидоров. Тогда бармен поставил на стойку табличку «Таверна закрыта на ремонт!». Увидев это, я отдал ему свой выигрыш. «Зачем?» – спросил он. «За капитальный ремонт!» – с этими словами я встал и принял живое участие в драке. Откинул куртку одному мужику за плечи – и он руками ударить не может, я ему – по морде. Второму – тот же приём, и тоже по морде, третьему – тот же… А вот и нет, я нечаянно порвал платье официантке. Пока я стоял в замешательстве, она накинула платье обратно и одним ударом меня отрубила.
Очнулся я в свинарнике, вместе с некоторыми завсегдатаями. Я решил закончить грязевую ванну и поискать речку или ручей, чтобы помыться. Да и одежды у меня всё ещё не было… Через некоторое время я набрёл на широкий ручей, у берега которого заметил здоровенную воронку, наполненную пышущей паром горячей водой. Странно, с чего это тут горячий источник? – думал я, погружаясь в отличную импровизированную ванну. Ах, как хорошо… Вот только мне почему-то показалось, что я этот город уже видел… Может быть, не в этом мире? Но вот ручей… и источник… и красные глаза говорят, что Луна находится за валуном…
Я притаился, оставив голову у самой поверхности воды. Я бы с удовольствием убежал сейчас же, но вот куда именно бежать? Кроме того, если она меня заметит, то она может и не сдержаться… Стоп, что это тут лежит? Вот это да, чьё это платье? Теперь будет, чем отвлечь её, если она меня заметит. Хе-хе-хе.
Луна застонала, и температура воды поднялась. Под этот эротичный стон как то не хотелось убегать… но он прикрыл мой выход из воды. К несчастью, моего пояса рядом с платьем не было. Ладно, украду потом. Да… ещё вчера я, вероятно, многократно отсрочил свою смерть здесь. Но сегодня с утра я вернул её на прежнее место. А прямо сейчас я сократил свою жизнь до нескольких часов…
Я спрятался в кустах за секунду до взрыва. Луна, прости! С того самого дня, как я появился здесь, я постоянно доставляю тебе неприятности. Но я что-то перегибаю палку… Зато теперь мне действительно интересно, чем это закончится, так как ты теперь возьмёшься за меня серьёзно. Я, крадучись, ушёл от импульсов Луны. Я хотел вырвать из её платья кусок ткани, но обнаружил, что не могу этого сделать: одежда оказалась крайне прочной. О да, высококачественный шёлк! Да, Луна, даже подрабатывая официанткой, ты ведёшь себя, как самая крутая!
Делать нечего, я не хотел простыть и ходить нагишом, поэтому надел платье Луны. Одежда и обувь поджимали, но хорошо ещё, что каблуки невысокие были. В последний раз обернувшись, я решил пойти дальше.
– Вижу, вы тут развлекаетесь, – от неожиданности я чуть не подвернул колено.
– Давно вас не было видно! Как там поживает та тюрьма?
– О, с ней всё в порядке. Как вам ваше новое платье?
– Ну, я не очень люблю такой фасон. Кстати, а где моя одежда?
– Я думаю, вы скоро об этом узнаете, – я решил не гневить судьбу и мгновенно разрешил себя телепортировать, чтобы он не подумал про некоторые мои качества.
– Эээ… Зеллос, я же вроде полностью расплатился с твоими «процентами»?!
– Безусловно. Но я решил, что слишком жестоко будет требовать с вас основную часть долга по частям и тем самым увеличивать платёж по процентам. Вот я и избавил вас от всех долгов разом! Приятного дня!
Однажды кто-то при мне выругался непереводимым акульим фольклором. Я не помню, кто и когда, но этот фольклор я вспомнил во всей красе: эта сволочь перенесла меня обратно в тот карцер и приковала к той самой платформе! От смеха Зеллос даже снова появился передо мной. Внезапно окошко карцера открылось, и показалась голова начальника тюрьмы. Увидев меня и Зеллоса, он завопил и упал. Зеллос набил надетый на меня бюстгальтер ватой и исчез.
Открылась дверь карцера. Начальник тюрьмы снова зашёл и закричал. Успокоившись, он начал шептать и причитать:
– Сначала там был тот парень, затем он исчез, осталась только одежда, затем исчезла одежда, и вот теперь тут прикована госпожа Луна… Я схожу с ума…
Я прокашлялся и стал говорить хриплым голосом:
– Эй, ты, немедленно освободи меня отсюда!
– Госпожа Луна, что у вас с голосом?
– Простыла.
– А почему вы выглядите как-то не так?..
– Потому что… – стоп, он же принял меня за Луну! Значит… Я всего лишь посмотрел на него.
– А, сейчас, сейчас… – он отстегнул меня от оков и услужливо вывел из карцера.
– Подожди-ка, – я завёл его обратно, но дверь не закрыл. И пристегнул к платформе.
– Госпожа Луна… что вы делаете? – его трясло от страха.
– Я вот хочу тебя спросить, а куда делся тот парень?
– Понимаете… мы его отнесли сюда… вы велели его больше не трогать… – начал мямлить он, но я прервал его, рявкнув посильнее. Бедняга упал в обморок: эхо в карцере было замечательным. А как оно пошло в остальную часть тюрьмы… Я спокойно вышел из карцера.
Ох, аура страха! Какое наслаждение, когда ты её источаешь! Люди боятся тебя настолько, что даже не понимают, зачем и почему. Те, у кого есть силы, бегут, остальные же превращаются в твоих рабов! Самый верный способ получить такую ауру – до основания разрушить парочку городов и никого не оставить в живых, а слухи сделают всё остальное… Хотя нет, если никого в живых не останется, то откуда же тогда слухи возьмутся?
Так, о чём это я? Ах, да. Всё, что я делал – это поддерживал ауру страха, которую источала сама одежда Луны. Перепуганные охранники переглядывались, не понимая, как длинноногая и полногрудая красавица стала похожа на крепкого мужика, но я так на них не посмотрел, ну так не посмотрел, что все сомнения в том, что я – Луна Инверс, у них исчезли. В таком виде я зашёл в кабинет начальника и заперся. Господи, я – Луна… никогда бы не подумал…
Теперь, что мне делать? Проще всего найти униформу охранника и выйти из тюрьмы, но… Так, что это за нехорошие мысли? Нет, я этого не сделаю! Но это будет выглядеть прикольно… С какого момента меня стали прикалывать такие вещи? Нет… только не это… – думал я, поправляя платье, вату и наводя макияж. Закончив, я покружился перед зеркалом на каблуках и послал ему воздушный поцелуй. Нескладная, но милая девушка в отражении ответила мне тем же. Внезапно она поникла со злобно перекошенной рожей, настолько страшной, что зеркало треснуло: в моей голове промелькнул заголовок газеты «ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПОБЕДИТЕЛЬ ЛУНЫ ИНВЕРС МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ! Да и не только…»
Я услышал сдавленный смех за спиной. «Ах, да, Зеллос, я так узнал, что меня не должны были тут пытать…» – сказал я, оборачиваясь. Он состроил невинные глаза и исчез. Я повернулся обратно со словами «Жизнь прекрасна». За окном послышался крик и звук падающего тела. Да, а Луна решила оставить меня наедине с собственным страхом на три дня. Да, это действительно может вправить мозги кому угодно. Всё-таки она мне нравится всё больше! Удовлетворённо кивнув, я вышел из кабинета.
Шесть-восемь, шесть-восемь… Источая ауру страха, я продолжал выписывать кренделя филейной частью. Заключённые и охранники глядели на меня с открытыми и вожделенными ртами. И трясшимися от страха коленями. Внезапно я остановился. Послышалась какая-то возня. Обернувшись, я увидел, что на месте охранников и заключённых остались одни холмики с цветочками. Когда я вышел из тюрьмы, я в последний раз обернулся. У всех исчезло всякое желание посмотреть мне вслед.
От радости, что эта эпопея закончена, я стал плясать, фыркать, рожи строить, даже спел песенку «Где майор? В толчке майор, у него с утра запор. Смирно-вольно, попе больно!». Пританцовывая на негритянский мотив, я обернулся. И увидел какого-то парня-оборванца, стоявшего почти вплотную и звонким голосом произнёсшего:
– Милое платьице. Ты кто такая?
– Я? Луна Инверс, рыцарь Цефеида! А ты кто?
И тут мы отпрыгнули, узнав друг друга. Вах, Луна, до чего же ты эротично выглядишь в моей рваной рубашке! Стоп, с какого перепугу у тебя моя одежда? – подумал я, вспоминая жуликоватое лицо Зеллоса.
– Я?
– Ну не я же! – я обнаглел и даже попытался напустить на себя ауру страха. А что? Нектар бессмертия я три дня назад выпил, мне не так страшно. В глазах Луны появился вопрос, так как моего имени она не знала, а своим было называться несолидно.
– А что тебе в имени моём? Оно чудно, – она пожала плечами. Молодец, учишься на глазах!
– Даже так? Ну ладно, мальчик, иди своей дорогой.
– М-м-мальчик?!
– Мальчик. Разве плох? Кто скажет, что ты – старик, пусть первый кинет в меня камень!
– Ну, Луна Инверс, погоди… – она стала испускать ауру страха. Вокруг нас собралась толпа зевак, многие из которых закричали «Драка! Драка! Драка! Драка!», но мы так на них не посмотрели, что они живо замолкли, кроме одного. Которого быстро зашикали. Умение вселять страх взглядом довольно редко, но запугать, даже не посмотрев – достойно мастера ауры страха!
– Погоди-ка. Перед этим ты должен затариться в магазине моих родителей на несколько тысяч золотых, – надо было видеть её лицо!
– Обязательно. Когда буду в Зефииле, – и она показала, что пора начинать.
Я кивнул и хрустнул, разминая шею, она – разминая руки. Я – продемонстрировав бицепс и трицепс, она – поправив грудь и бёдра. Я – поправив нос и уши, она – поправив волосы и моргнув.
– Хорошо-хорошо, ты сильнее. Назовём это ничьёй.
– Мне вот интересно, о Луна Инверс, – она шагнула вперёд. – А кто я такой? Оборванец? Самозваный герой дня? Наглец, укравший вашу славу? Ах, да, совсем забыл… Может быть, я – человек, сразивший саму Луну Инверс одним прикосновением?
В голове промелькнуло всё, с чем я столкнулся за сегодня. И с чем должен был столкнуться в ближайшие два дня. И вот передо мной стоит та, кто может привести угрозы в исполнение прямо сейчас… Я чувствовал, что у меня начинаются родовые схватки, несмотря на то, что я мужчина!
– Скажи пожалуйста, моя радость, – и я шагнул вперёд. И в этот момент… что-то сломалось. – А как ты ко мне относишься?
Она оторопела, увидев, что я её не испугался. Но сделала ещё один шажок вперёд.
– Зачем ты меня преследуешь?
Ещё один шажок. Ох, до чего он труден!
– За что ты так со мной обращаешься?
– Если бы не ты…
– Если бы не было тебя…
Мы стояли вплотную. И я, и она страшно дрожали. Наши глаза встретились. Ну да, страх… никто не мог принять и её, и её силу… все её боялись. И я среди них.
– Нет… – Луна уже не выдерживала эту странную игру, в которой мы поменялись шкурами.
– Ненавижу тебя… – прошептал я.
– Боюсь тебя… – ответила она.
Мы дрожали в унисон. Но это был не просто страх, нет. Это был… надлом. Мы застонали. Лишь пара сантиметров отделяла нас от страстного поцелуя. И произойдёт ещё один надлом…
Внезапно мы заметили вспышку. Краешком глаза мы посмотрели в ту сторону. Толпа послушно расступилась, и мы заметили журналиста с фотоаппаратом. Бедняга покрылся испариной. У Луны в руках появилась бамбуковая палка, у меня – моё оружие. Журналист нервно помахал нам ручкой. Мы закричали. Он – бежать, мы – за ним. Ну удивлюсь, если Луна тоже представила заголовок следующей газеты: «ЛУНА ИНВЕРС И ЕЁ ЖЕНИХ – ИЗВРАЩЕНЦЫ! Скорее всего». И от этого мы стали бежать ещё быстрее.
Наконец, мы припёрли его к стенке. Фотоаппарат покрылся испариной, а из парня стали вылетать винтики. Мы медленно подходили ближе. Он дрожал так, что из-за него стала дрожать стенка. Мы улыбнулись. Для него это было последней каплей. И нас перекосило от удивления, раздражения, непонимания и жалости: парень снёс яйцо, расковырял стенку и убежал.
Яйцо было похоже на куриное. Мы с Луной долгое время с удивлением его рассматривали, ничего не понимая. Мы не знали, то ли его разбить, то ли лучше не трогать и сдать в лабораторию, на опыты. Вдруг Луна начала ржать. Как я не увещевал её, что бедный парень теперь ходит без яйца, что мы сломали ему жизнь и что у него теперь ломка мировоззрения (да даже у меня она начала появляться, с такого-то зрелища), ничего не помогало.
Как следует проржавшись, мы переоделись. Эх, моя старая добрая одежда! Как я по тебе скучал! И мой пояс, и моё оружие! Вот теперь я ощущаю себя целым. А что касается произошедшего сегодня… Так странно. За свою короткую счастливую жизнь я столько пережил, и мне казалось, что больше никогда не смогу переживать. Но потом я понял, что переживание зависит только от меня. Но если так… то как тогда для меня возможен тот надлом, что я пережил сегодня? Всё просто. Ведь на самом деле во мне ничего не сломалось, но поломалось нечто, связывающее меня с миром.
Что такое надлом? Это когда мир тебе кажется беспросветно мрачным, но вдруг что-то ломается, и ты начинаешь видеть свет. И этот свет круто меняет твою жизнь, освещая то, что раньше казалось мраком. Но также надлом – это когда трагедия разрушает светлый мир, давая простор мраку. Но сейчас со мной не произошло ни то, ни другое. Надломился свет, и дал волю свету.
Что-то сломалось и в Луне. Видимо, ей действительно было непонятно, как кто-то решился преодолеть её ауру страха. Но не слепым безрассудством и не силовым превосходством, а чем-то другим. В принципе, это было непонятно и мне, ведь даже несмотря на Нектар бессмертия, я не хотел умирать.
Мы долгое время молчали. Как-никак, нам обоим требовалось отдохнуть от сегодняшнего дня. Моя одежда пахла нежным запахом её тела. Ей, правда, повезло чуть меньше, но я об этом как-то не думал. Главное – что прямо здесь и сейчас она меня убивать не будет. Но всё-таки, что с ней не так? Тот факт, что я сегодня её не испугался…
Нет, не совсем. Сначала я смог победить её голыми руками – а ведь все понимали, что человеку это невозможно. А затем… я ушёл живым, хм. Она понимала, что я, при желании, мог уйти от неё далеко-далеко, чтобы она меня не заметила, но по каким-то причинам я вчера кинулся к ней, забыв обо всём, и даже встал на её защиту. И вот сегодня я даже преодолел свой страх перед ней.
– Нет, а всё-таки, как, а главное – зачем ты взял мою одежду?
– Ну, как бы тебе сказать… Я очень хорошо представлял, что ты можешь со мной сделать, и поэтому согласился на предложение Зеллоса телепортировать меня из тюрьмы. Вот только он перенёс меня оттуда без одежды. Я хотел помыться и погреться и нашёл одну импровизированную ванну, где лежала одна красавица…
– И ты, как мальчишка, решил так подшутить? – она взяла меня за нос.
– Только из инстинкта самосохранения – без одежды тебе бы было не до меня…
– Даже так? – её настроение начинало портиться. А у меня не было сил не бояться её сейчас…
– Ой, смотри, почтовая карета! – я быстро перевёл тему. Купив у почтальона газету, мы развернули её и увидели: «ТАИНСТВЕННЫЙ ЖЕНИХ РЫЦАРЯ ЦЕФЕИДА: Правда и вымысел из Зефилии». Мы посмотрели название газеты. Рувингардская? Это же вроде другое королевство… Это сколько мы бежали?..
– То есть как… неужели слухи об этом… просочились? – последнее слово было обращено ко мне. И так понятно, что нас сдал парень, отложивший яйцо (как бы это ни звучало). Только вот почему она решила, что это я виноват в её позоре?
– Да, а ты-то как достала мою одежду?
– Ну… эээ… Когда я увидела, что моего платья нет, я увидела твои шмотки, неизвестно как оказавшиеся рядом. Видимо, Зеллос подкинул…
– Неправда! – вдруг появился тот. – Я эту одежду вообще не трогал и сам удивился, когда её не оказалось в камере! Всё, я пошёл…
Я медленно повернулся к Луне. Она неловко пожала плечами и покраснела, но потом встала в позу «Не переводи тему!» Так, ладно, если и этим не удаётся погасить её гнев, то остаётся только одно:
– Вот это да, Луна, какой материал для газет!..
– Ты… ты…
– Ну, я пошёл.
– А?..
– Ну, я побежал!..
– СТОЙ!!!
sobolevna вне форума  
Пользователь сказал cпасибо:
Skywаrp (05.11.2010)
Старый 05.11.2010, 20:55   #26
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

Skywarp, вам что, этот кусочек не понравился? Просто вскоре я выложу ещё один, а за него вы обещали меня не убивать! Помните? :-)
sobolevna вне форума  
Старый 05.11.2010, 21:06   #27
Skywаrp
Winter Is Now
 
Аватар для Skywаrp
Доп. информация

По умолчанию Re: [Без названия]

sobolevna, вы переоценивате мое скорочтение, у меня еще три книги параллельно открыты XD Нормальный кусочек...
Skywаrp вне форума  
Пользователь сказал cпасибо:
sobolevna (05.11.2010)
Старый 05.11.2010, 21:27   #28
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

Ой, извините за нетерпение -- графоманство иногда берёт верх :-) Тогда подожду, чтобы вы с теми книгами немного поуправились
sobolevna вне форума  
Старый 06.11.2010, 22:08   #29
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

День 6.
С утра я решил немного размяться: оказалось, что в лесу рядом крупная стрелка разбойников. Удар моего ножа отравляет жертву и выпивает из неё жизнь, передавая мне, мой жезл способен поглощать направленную против него энергию. И моё оружие радостно пашет, пока кровавые туманы не рассеются…
Если опустить лирическую часть, то: 36 убито непреднамеренно, 15 вскрыто по ошибке, ещё 8 потребовалась живительная эвтаназия, 7 покусано, 10 застрелили себя сами, 24 бедняги побежали в ближайшую деревню со связанными руками, без штанов и нижнего белья (едва завидев мои садо-мазо игрушки), 12 я защекотал до полусмерти, один от страха побежал в туалет, где я заменил туалетную бумагу на ежа, а я остальных оплевал с ног до головы и наплевал в душу.
В хорошем настроении я вернулся в таверну, где остановился.
– Луна, зайка моя, просыпайся! – ласково зашептал я ей. Перед этим я немного отодвинул шторы, чтобы солнечный зайчик весело пробежался по её нежной коже.
– Ммм… Ой, а что это я тут делаю? Неужели ты отнёс меня в соседний город?
– Ага.
– И ты меня уложил спать в этот номер в гостинице?
– Я попросил для тебя лучший…
– Ты такой милый, – и тут посмотрела на себя. – Ой, а что это?
– Я купил тебе ночную сорочку. Я думал, она тебе великолепно подойдёт. Сейчас я принесу зеркало…
– Вот это да! Какая прелесть! – она встала перед зеркалом и хорошенько себя рассмотрела. Боже, какая фигура! Она снова легла в постель и взяла поднос с завтраком. И тут улыбка спала с её лица. – Нет, я не об этом. Какого чёрта на мне делает новая ночная сорочка, если я не раздевалась?
– Не волнуйся, я умею писать, разбирать и собирать оружие и взламывать замки с закрытыми глазами. Сейчас я, правда, этого не сделал, но… – и тут мне самому отчего-то показалось, что я сболтнул лишнего. Не говоря ни слова больше, я кинулся к окну.
Прямо под окном находилась чья-то лошадь. Недолго думая, я прыгнул на неё. Промахнулся. Луна недоумённо открыла рот. «Нет, я на неё запрыгну!» – уверенно закричал я, вернулся обратно, прошёл мимо Луны и снова прыгнул. Я опять упал на то же самое место. Луна закрыла лицо рукой. Я встал, подвинул лошадь, снова вернулся в номер и прыгнул. На этот раз всё было точно, я попал в то самое место, где была лошадь. Только лошадь я уже оттуда убрал…
Луна еле сдерживала смех. Я решил не мучиться и подозвал такси, велев таксисту ехать подальше. На прощание я послал Луне воздушный поцелуй. Она ответила тем же. Наши поцелуи со взрывом столкнулись в воздухе. Луна послала мне ещё парочку таких. Каким-то чудом она не попала по машине. И как я должен это трактовать – это она таким образом заигрывает или сердится??
– Быстрее, быстрее… – подгонял я таксиста.
– За увеличение скорости увеличивается плата, бензин нынче дорог…
– Согласен! Только увези меня отсюда! – грянула очередь взрывоопасных поцелуев. Я попытался отбивать их своими. Пару раз вроде получилось. Чёрт подери, как же она должна целоваться!? Про всё остальное я пока и думать боюсь…
Вскоре мы скрылись от Луниной страсти. Я снова вздохнул спокойно. Мне всего лишь нужно, чтобы Луна немного остыла, и тогда я вернусь под её заботливое крылышко. А то вдруг Дольфин вернётся?!
– Десять баксов.
– А?
– Цена – десять баксов в час.
– Но час-то ещё не прошёл!
– А какая разница? Всё равно пройдёт…
– Ладно. Баксов нет, только золотые. Вот, держи десять штук.
– Беру только баксы.
– Ну нету у меня твоих баксов вонючих, нету!!
– Тогда я включаю задний ход, – и он немедленно исполнил угрозу.
– Эй! Держи двадцать монет!..
– Только баксы.
– Пятьдесят монет!..
– Нет.
– Сто монет!!
– Ладно, сто монет вместо десяти баксов, – он всё ещё не сменил направление.
– Это же грабёж!!! Ладно, вот… Блин, у меня только 99… Возьмёшь?
– Только сто монет.
– Чёрт… – я заметил, что город замаячил на горизонте. – Она же взорвёт твою машину!
– Страховку оплатишь ты.
– Да чтоб тебя! – завизжал я и приставил нож к его горлу. – Поезжай вперёд, или я тебя убью!
– Только я знаю код зажигания на машине…
– А что мне делать-то?
– Ну, не знаю… Попробуй меня ограбить!
– Граблю!
– Вот, держи сто баксов мелкими купюрами.
– Отлично! Дальше что?
– Теперь плати мне пятнадцать баксов.
– Да подавись ты своими баксами!!!
– Что?! – он выглядел крайне удивлённо.
– Ну, возьми, пожалуйста, 15 баксов!
– Зачем ты мне дал пятнашку?
– Ну ты же сам сказал…
– Нет, ты что, серьёзно думаешь, что поездка на моём такси столько стоит? Ты должен торговаться. Понимаешь?
– Ну что я тебе говорить-то должен?
– Ну, предложи мне пять.
– Держи пять!
– Какой пять? Ты что, не уважаешь труд таксиста? Двенадцать!
– Ну ты же сам сказал мне…
– Нет, ты должен продолжать торговаться.
– Восемь!
– Уже лучше. Нет, десять – моё последнее слово.
– Держи десять!
– Отлично, большое спасибо! – вот только он так и не включил передний ход. – А ты не хочешь купить свежую газету?
– Нет! То есть… да, да, да, только поворачивай!
– Три бакса.
– Держи… Что, опять торговаться? Один!
– Два.
– Жри!
– Большое спасибо! Пользуйтесь нашими услугами.
Наконец-то! Я валялся невменяемый на заднем сидении. Интересно, как этот мужик достал такую навороченную машину? Нет, вы мне лучше скажите, какого чёрта делает автомобиль в этой псевдосредневековой реальности?!
– Мою машину сделал Красный священник Резо. Ты сам видел: машина – просто чудо! Она, правда, питается баксами, а баксы преподобный Резо продаёт только за деньги…
– Только не начинай, что ты тут человек подневольный… Ты сам сказал, что бензин нынче дорог…
– Ну хорошо, хорошо, баксы я сам придумал… Но бензин всё равно дорогой!
– Ладно, спорить не буду… Сколько ещё ехать?
– С полчасика. Так что ты пока отдыхай, что ли, в окошко посмотри.
Вот мы и приехали в деревню. Никто этому не удивился. Когда такси уехало, я оглянулся. Что-то местные окрестности мне кажутся подозрительно знакомыми… В центре деревни я обнаружил, что все местные чествуют какую-то парочку – рыжеволосую девчонку и светловолосого парня, – подбрасывая их в воздух. Хотя нет, не все. Двое стоят у стойки с объявлениями и что-то бурно делают.
Подойдя поближе к ним, я разобрал, что остальные кричат «Слава бандитоубийце Лине!», а эти показывают неприличные жесты заметке из газеты. Так-так, где-то эту фотографию я уже видел… Я положил руки на плечи тех двоих. Они медленно обернулись, и…
Меня прорвало. Это были те самые разбойники, которых я отправил в деревню без штанов. Они показывали неприличные жесты моей фотографии в стенгазете. Остальные деревенские (точнее, оплёванные этой ночью бандиты) чествовали ту парочку за то, что они «избавили их от разбойников, собравшихся в соседнем лесу». Короче говоря, разбойники решили отомстить мне самым страшным способом – отобрать у меня славу.
Глядя на то, как я валяюсь от смеха, остальные бандиты из деревни как-то поникли. И не поймали девчонку с блондином. Естественно, они не сразу узнали меня в обычном виде. Ещё бы: преобразившись, я выгляжу несколько пострашнее. А вскоре поднялась и уроненная парочка.
– Так, значит, это ты решил отобрать у меня славу? – спросила девчонка с надменным видом.
– А ты кто? Золотая рыбка? – спросил я у её спутника. Он задумался.
– Не смей меня игнорировать! – она явно напряглась.
– Но ты же не золотая рыбка! – сказал я ей. Видеть, как она свирепеет – одно удовольствие! И с каких это пор мне нравится издеваться над несовершеннолетними?
– А, ну да, – с задумчивым и понимающим видом кивнул блондин. И вдруг спросил: – А почему золотая рыбка?
– В воде на большом расстоянии никто не отличит.
– А, понятно. А кто – золотая рыбка, если не Лина?
– Ты, медузьи мозги! – она дала ему подзатыльник. Не надо так сильно, а то ему и так трудно думается… – И вообще, не… а?
Наконец-то она заметила, что я развернулся и ушёл. И крикнула «Fireball!». Каким-то чудом я уклонился от огненного шара.
– Уже интереснее, – сказал я. – Значит, ты – знаменитая бандитоубийца Лина, которая опивает всё живое своей огненной красотой и чей талант сияет ярче солнца…
– Ну, раз ты обо мне столько слышал…
– Народ, вас обманули: эта плоскогрудая и пучеглазая стерва – не бандитоубийца Лина.
Народ начал понимать, что его действительно обманули. А у девчонки началась этическая дилемма: с одной стороны, деревенские – это бандиты и их надо убить (профессия у неё такая), но с другой стороны, бить простых деревенских – это что-то не то. А деревенские достали вилы с лопатами…
– Да, Лина, а что такое золотая рыбка? – вдруг спросил блондин. Это было последней каплей. Атмосфера не на шутку раскалилась. Неужели на неё тоже подействовало какое-то особое слово? Блондин же, видя, что ему всё равно не ответят, пожал плечами: – Ну, раз я – золотая рыбка, то кто ты?
Не моргнув глазом, я ответил:
– Белая горячка.
Деревенские куда-то исчезли. Спешно улетающие птицы не издавали ни звука. Дома стали как будто ниже. На месте блондина был холмик с плитой «Здесь был Гаури. Надеюсь, он ещё будет…» Я осмотрелся и пожал плечами: неужели всем вокруг настолько страшно? Всё-таки Рувингард – это не Зефилия, страна героев и их потомков. В Зефилии никто так не боялся даже плохого настроения Луны, а тут…
Как, она уже заканчивает читать какое-то заклинание? Так, выпить из фляги не успею, что это за заклинание – я не знаю, надо думать быстро, осталось две секунды… Так, слово… слово…
– Плоскогрудая!!!
Я понял, что угадал, когда чёрно-красный луч пролетел в сантиметре от моего бедра. Я и не подумал, куда она целилась, так как, опьянённый победой, я сказал «Come on!» и сделал несколько характерных движений нижней частью туловища. Моё выражение лица слегка изменилось, когда до меня долетел звук взрыва. Импульс с мощностью сверхмалого ядерного заряда должен был идти мне прямо по… Не имея сил ничего больше думать, я нервно продолжал те же движения.
Внезапно я услышал звонок. Ошибок не было: кто-то звонил на мой компьютер. Так, в этой псевдосредневековой реальности чего только не было – и пресса, работающая, как часы, и независимость Древней Греции, и Монте-Карло, и пистолеты, и автомат, и баксы, и такси… Звонок по телефону должен был меня добить. Но не добил. Так как сигнал шёл с орбиты по специальному каналу. Почесав в затылке, я включил связь:
– Алло, это телефонная станция?! – услышал я чей-то голос. И почесал в ухе, так как нечаянно включил громкую связь.
– Нет, это налоговая…
– Алло, это телефонная станция?! – перебил меня голос.
– Это налоговая, и мы вас уведомляем…
– Алло, это телефонная станция?!
– Да, это телефонная станция!
– Жаль, потому что мне нужен интернет-провайдер, я сериал досмотреть не могу! Тут Родриго в очередной раз хочет сделать предложение Марии…
– Эй, а что это за голос? – вдруг спросила рыжая девчонка, Лина её, кажется, зовут. Тут и мне он показался подозрительно знакомым…
– Ты там долго зависать на орбите будешь или спустишься, старый козёл? – рассмеялся я.
– Нет, уж лучше вы к нам! Сам знаешь, я не могу приземляться…
– …если никто тебя не спустит…
– Ну вот, а тут – псевдосредневековая реальность, космических кораблей никто не придумал… Так, подожди, у меня тут вторая линия…
– Ага. Вторая линия… – тут до меня начало доходить, что он не просто так не хочет спускаться.
– А что это за устройство? – у девчонки заблестели глаза.
– Ну, понимаешь, тут меня на орбите отвлекают…
– Ага. На орбите… – а с чего он спускаться-то не хочет? Мы с ним столько не виделись… Да и вообще, такие, как мы, встречаемся один раз на миллион. В лучшем случае…
– Слушай, продай мне его! За пятьдесят золотых! – не унималась она.
Мы ещё немного потрепались впустую, пока до меня не дошло:
– Только не говори, что твоя «нежная фиалка» находится тут…
– Фиалка? Ты сказал «фиалка»? – ошарашено спросила девчонка, доставая из кармана плаща венок из этих цветов. Голос в трубке взвизгнул.
– Ну и вкусы у вас, батенька… – сказал я, усмехнувшись. Бывают же на свете такие совпадения…
– Не суй свой нос в чужие дела! – мой собеседник сильно нервничал.
– Конечно, мы все имеем право на психические отклонения, но крутить роман с?..
– Дай-ка сюда это штуку! – сказала рыжая бестия, отобрав многофункциональное устройство, которое я простоты ради называю «кирпич». И начала неуверенно мямлить, краснея. Голос её собеседника издавал похожие звуки.
Что я могу сказать… Командор – друг, с которым я только что разговаривал, – подарил мне фляжку, в которой я могу хранить излишек энергии. Такие, как я или он, обычно становятся друзьями – мы, скитальцы, понимаем друг друга лучше всего. А если не понимаем – то не вмешиваемся. Как сейчас… – думал я, глядя, как эти двое щебечут и разряжают батарейку на моём кирпиче.
Почесав в затылке, я заметил деревенских, которые решили немного обнаглеть и собрались с арматурой и оружием, чтобы наконец-таки преподать нам урок. Отпив немного из фляжки, я взмахнул жезлом. Ничего особенно страшного, просто острый конец оружия, увеличившись до ста метров, с диким свистом рассёк воздух, порезав здания. От порезов те скончались. Деревенские, они же – оплёванные бандиты, – живо потеряв всю прыть, бросились наутёк. Оттолкнувшись от земли увеличенным тупым концом жезла, я поднялся в воздух и рубанул по земле перед ними не меньшим кинжалом. Они побежали направо – я ударил по земле жезлом, налево – кинжалом. Ну, и перед ними линию провёл, чтобы они в квадратике стояли. Я преобразился и засмеялся. Да, иногда я бываю слишком жесток к братьям нашим меньшим…
Убрав во фляжку излишек энергии, я вернулся к обычному состоянию и обернулся с видом «Ну, как вам моё эффектное выступление?» «Фиалка» как ни в чём не бывало болтала с Командором, а блондин храпел рядом. Я не успел поникнуть, как приехал отряд солдат во главе с комендантом из соседнего города. Они арестовали уже совершенно никаких разбойников и решили сердечно поблагодарить того, кто оказал всем окрестным землям столь неоценимую услугу…
– Лина Инверс! От лица нашего города сердечно благодарю вас… – и далее, далее, далее…
Она даже не отреагировала – болтала как последняя блондинка. Я пожал плечами и плюнул. Видимо, она была тут знаменитостью. В любом случае, мне лучше не палиться…
– Поэтому я хотел бы предложить вам награду в тридцать тысяч золотых…
– Ладно, старик, я тебе ещё перезвоню. Бывай! – комендант и не успел заметить, каким образом я оказался на месте Лины и как ни в чём не бывало болтал с Командором. – Итак, вы говорите, тридцать тысяч?
– Эй, подожди-ка, это я – Лина Инверс, самая прекрасная и гениальная волшебница всех времён и народов!.. Это я их…
– Господин комендант, разве эта плоскогрудая и пучеглазая малявка похожа на самую прекрасную и гениальную волшебницу всех времён и народов?
– Вообще-то я знаю её лично…
– …и разве самая прекрасная и гениальная волшебница всех времён и народов станет марать руки о каких-то разбойников?
– Такая лесть на меня не подействует… – усмехнулась она и стала готовить заклинание.
– Давайте спросим свидетелей! – я рявкнул на разбойников так, что они очнулись. – Итак, дорогуши, кто вас довёл до такого состояния?
– Она! Она!! – они стали в страхе кланяться перед Линой. Вот гады!
– А вы, кстати, не хотите познакомиться с этой девушкой? – и я показал им фотографию Луны в одной ночной сорочке. – Я могу даже вам эту фотографию оставить…
– Да, мы ошиблись! Это вы нас поймали…
– Я не знаю, насколько можно доверять их показаниям… – засомневался комендант.
– Эй, Гаури, докажи, что это я свалила этих разбойников! Да просыпайся же!..
– Ой, Лина, я уже есть захотел. Давай перекусим!
– Да, господин комендант, совсем забыл! – сказал я скорее блондину, чем коменданту. – Вы знаете, я не хочу так сильно грабить городскую казну. Я согласен на половину этих денег, а на остальную половину я хочу организовать большой праздник в городе, где будет много вкусной еды и веселья, – блондин задумался. – Да я и сам знаю парочку деликатесов, которые тут вряд ли кто готовит…
– Лина, он угощает нас обедом! Давай, присоединяйся!
– Эй, комендант, вы меня уважаете? – её лицо приняло хулиганский вид.
– Ну… да!
– Насколько сильно?
– Простите, я не совсем уверен, что вас понимаю… – он стёр со лба пот.
– Господин комендант, я подумал и решил: девушка так старалась, поэтому негоже отнимать у неё её долю и ссориться из-за этого. Давайте так: нам с ней по десять тысяч, а остальные десять – на городской праздник!
Комендант подумал и согласился, решив, что компромиссный вариант устроит всех. Зря…
– Отлично! Мы сейчас сообщим эту радостную новость мэру! – сказала она, взяв коменданта за руки. – Полетели, Гаури!
Она схватила его за волосы и полетела в сторону города.
– Господин комендант, не хотите ли проехаться с ветерком? Тогда держитесь за меня покрепче…
Отпив немного из фляжки, я преобразился, достал жезл, упёр в землю увеличенный тупой конец и резко ещё сильнее увеличил его, прыгнув таким образом высоко в воздух. Комендант визжал не то от страха, не то от восторга. Такими прыжками мы, конечно, не догнали Лину, но зато быстро добрались до мэрии. Когда мы вошли, мэр уже вручал деньги Лине.
– Здравствуйте, господин мэр! У нас случилась неприятность – господин комендант потерял своё кольцо-печатку… – он только сейчас заметил, что кольца на нём действительно нет. – Ах, госпожа Лина, вы его нашли! Огромное вам спасибо! О, вы уже получаете деньги? Как прекрасно! Я не смог бы вас утруждать доставкой моей доли, и поэтому пришёл так быстро… – она всё свирепела. Вот блин, я не могу удержаться, чтобы не подколоть её ещё раз… – Ах да, господин мэр, как будет проходить подготовка к празднику?
– Празднику?
– Конечно! Госпожа Лина, – с этими словами я руками изобразил на её лице подобие улыбки, – любезно согласилась пожертвовать часть своей доли для проведения праздника в её честь…
– Это правда? – спросил мэр. Комендант кивнул. – Госпожа Лина, простите, что я был так к вам несправедлив! Вы оказались прекрасны человеком, а я-то всю жизнь думал, что вы – бандитоубийца, враг всего живого, страшная обжора, жуткая скряга, вспыльчивый ребёнок, плоскогрудый ужас, Дажедра…
– А что такое «Дажедра»? – спросил я.
– Даже дракон перешагнёт её с отвращением…
Я всерьёз стал бояться за здоровье мэра. За своё я не боялся – у меня пока было достаточно энергии, чтобы я смог собраться, даже если моё тело разорвёт на части. Правда, с дополнительной энергией и выглядел я несколько необычно, но здоровье дороже…
Внезапно Лина расплылась в широкой улыбке. Мне стало что-то не по себе. Тем временем мэр отдал распоряжения на проведение праздника. Я решил пройтись по городу, так как Линин взгляд выбивал меня из колеи. Да уж, её тут боятся больше, чем Луну – в Зефилии. А она – даже и вполовину не настолько сильна, как… И тут в моей голове стали появляться подозрения…
– Лина Инверс, ты случайно не знакома с самой удивительной, тонкой и прекрасной девушкой этого мира?..
– Если ты вздумал таким образом подлизываться, то…
– …иными словами, у тебя, случайно, сестры нет?
– Эээ… нет! – мне кажется, или она что-то недоговаривает?
– А, Лина ты уже забыла, наверное, – с добрым лицом сказал Гаури. – Ты же рассказывала, что боишься сестры, с тех пор, как однажды, у тебя дома…
Лина задрожала от страха. Притом не от страха, а от настоящего животного ужаса. И, с криком «Помогите, помогите! Спрячьте меня от сестры!..» она сварганила себе пирамиду, легла внутрь в саркофаг и каким-то образом закопала пирамиду.
– И что там произошло? – спросил я у Гаури.
– Ммм… не помню! – радостно выдал он. Ладно, и не таких раскалывали…
– Эй, Лина, вылезай! – закричал я в пирамиду.
– Я всё сделаю… только… не отдавайте меня сестре…
– Так что произошло тогда?
– Нет… ни за что…
– Рассказывай, иначе я покажу тебе фотографию Луны!
– Хорошо, хорошо… Я транслировала изображение того, как она мылась, на весь город, и показывала это за деньги… Что… что смешного?!!
Остановить меня было трудно. Ещё бы, даже я до такого не дошёл… Чёрт подери, ты подала мне идею! Нет, я этого никогда не сделаю с моей…
– Кстати, ты не покажешь фотографию её сестры? – спросил Гаури, силясь не засмеяться вновь.
– Конечно. Держи… – что-то подсказывало мне, что сейчас начнётся…
– Ух ты, какая у тебя красивая сестра! И с грудью у неё всё в порядке…
– Да и у её мамы с этим всё хорошо. Наверное, она пошла в папу…
Пока Гаури думал, что имелось в виду, я уже исчез. А жителям города объяснил, что Лина решила пустить внеплановый фейерверк в воздух.
Через два часа началось празднество. Вокруг рыскала Лина, надеясь меня четвертовать. Что-то мне это всё напоминает… Пожав плечами, я отправился к стойке с напитками. И в этот самый момент я заметил Лину, готовую повернуть голову в мою сторону. Рядом со мной стояла старушка с внучкой, и я быстро спрятался за ней. Лина вскоре отошла. «Извините, от родственников прячусь…» – сказал я старушке, выпил бокал с вином и пошёл дальше скрываться от Лины.
– Эй, ты! Кейт! Кейт, я с тобой говорю! – это мне, что ли? Но я вроде ни разу не назывался так… – Где энергон?
– Кто сказал «энергон»? – вдруг послышались голоса. Человек, который называл меня Кейтом, испугался и убежал, а повозки и экипажи вдруг превратились в здоровенных боевых роботов и наставили на меня свои пушки.
– Это не я… это он…
– А нам сказали, что ты мёртв, Кейт, – сказал один из роботов, судя по всему, главарь.
– Но я вовсе не Кейт!
– Не важно. Сказано – сделано!
Тут к нему подошла какая-то старушка и несколько раз ударила его своей сумочкой. Он засмеялся.
– Понаехали тут, десептиконы… – сказала старушка с брезгливым видом, развернулась и ушла. Главарь засмеялся и направил свою пушку на неё. Я хотел было её окрикнуть, но заметил, что от остальных роботов остались смятые куски металла, как будто их долбили чем-то страшно тяжёлым. Главарь перестал смеяться, когда их увидел.
– Слушай, а это не масло? – спросил я, гладя на землю под ним. – Да, страх тебе и вправду не знаком, жестянка…
Он покосился на меня, превратился в самолёт, закричал «Ку-ка-ре-ку!» и улетел. Ко мне подошёл пристав со словами:
– Здравствуйте, Кейт. На вас подали в суд за неуважение прав гастарбайтеров.
– Эй, тут не Зефилия, это там всё не как у людей!..
– На вас подали в Зефилии.
– Но здесь же не Зефилия!
– Наша страна печётся не только о своих гражданах, но и о своих гастарбайтерах.
– Господи… а где эти… десептиконы работают?
– У нас, в Зефилии – на стройках. И как тягловая сила тоже годятся.
– Бред какой-то… И кроме того, та бабуля вообще троих превратила в груду металла!
– На неё никто в суд не подавал.
– Вот зараза… И вообще, я не Кейт!..
– Объясните в суде. Вот конверт с повесткой. Счастливо оставаться.
Почесав в затылке и подумав, я решил пойти порыбачить, нервы успокоить. Быстро сделал себе удочку, нашёл удобное место и начал ловить. Да уж, инопланетянщины мне ещё тут не хватало… Ух ты, клюнула! Притом очень крупная – сам могу не вытянуть. Сломалась удочка, леска может и не выдержать… Так, тут есть ведро на верёвке, отлично! Я закинул и его, убедился, что оно верно зацепилось, и начал тянуть и леску, и верёвку. Только поднял я не рыбу, а перископ. И вообще я с чего-то решил порыбачить в колодце.
Я решил вернуться в город и выпить ещё. Но за мной постоянно раздавался цокот копыт, хотя я видел, что никого сзади не было! Стоило мне остановиться, звук исчезал. В общем, до города я добежал, трясясь от страха. А возле него собрались десятки каких-то причудливых созданий с плакатами «Пришельцы бастуют!» На обратной стороне плакатов было написано «Отдайте нам Кейта!»
Я тайком пробрался в город, но цокот копыт не прекращался. «Инопланетян мне ещё тут не хватало!..» – завизжал я и побежал сломя голову. «Кейт, подожди меня!» – нёсся мне вслед звонкий девичий голосок. Я едва не врезался в мужика, который впервые назвал меня Кейтом.
– Не убивай меня!.. – взмолился он, хотя у него в спине уже торчал какой-то бластер со штык-ножом.
– Так, пойду-ка я к Луне… – решил я, надеясь, что её заботливое крылышко защитит меня от всего.
– Луна скоро сменит кишки на инопланетный процессор! – засмеялся он. Я сделал ноги.
На другом конце города я увидел Луну и, захлёбываясь от радости, побежал к ней, но вдруг остановился с криком:
– Луна! Подними платье! Покажи живот!
– Ч-чего?
Я быстро подбежал ей и поднял ей платье так, чтобы был виден её гладкий животик, без единого следа вживления инопланетного процессора. Но не успел я его должным образом расцеловать, как к нам подъехала спортивная машина с агентом Смитом, почему-то блондинистой масти:
– Кейт, старина, я рад, что я тебя нашёл! Садись быстрее, только ты сможешь помешать инопланетянам!
– Тогда вперёд! – я сел в машину и обрадовано сказал Луне: – Я Кейт!
Судя по взгляду, она не слишком поняла, о чём идёт речь. Но мы уже неслись через весь город. Внезапно автомобиль присоединился к бастующим пришельцам, а блондинистый Смит размножился и промыл себе мозги гамма-лучами с Юпитера, которые пускают по спортивным каналам…
Тут я заметил, что кто-то трясёт меня за руку. Я обернулся – эта девочка была с бабушкой у стойки с напитками.
– Дяденька! Вы нечаянно выпили алуккерию – лекарство от болезни волшебниц с длинным непроизносимым названием, дедушка её ещё для краткости хвахрхухрой называл. Если это лекарство выпьет здоровый человек, то у него глюки начинаются…
Я не успел испугаться и убежать, как внезапно часть глюков рассеялась. А девочка продолжала:
– Вот, держите противоядие, – и она протянула мне таблетку, которую я быстро проглотил. Глюки рассеялись окончательно. – Я хотела дать вам её раньше, но я встретила свою давнюю знакомую Лину Инверс, и она сказала, что даст вам противоядие сама. Только, видимо, она не успела…
Я оглянулся и включил красные глаза, чтобы найти Лину. А ведь из-за неё я даже поверил, что я Кейт…
– Простите, с вами сейчас всё в порядке?
Я обернулся. Более хитрой и похабной ухмылки она за свою жизнь не видела:
– Так как, говоришь, называется это лекарство?
…После того, как я вколол Лине эту штуковину, я смог нагнать её только на старом заброшенном складе, где, кроме неё, был целый отряд городской стражи и Луна. Стоя возле сестры, Лина полупьяным голосом что-то говорила стражникам. Спрятавшись за ящиками, я услышал следующее:
– Да какая это Луна Инверс? Я что, свою сестру не узнаю? Это – известный мошенник Бидон Помоев!
И, чтобы доказать это, схватила ничего не понимающую Луну за волосы со словами:
– Ну, где вы видели женщину в парике? Ммм… он приклеен намертво... Ладно, где вы видели женщину без груди?! – и разорвала платье Луны, показывая, что грудь у той более чем есть.
Неизвестно, что доминировало над Линой в тот момент – разочарование, стыд или зависть. Луна же просто не понимала, откуда может взяться такая наглость, и потому не могла пошевелиться.
– Ладно, – пожала плечами Лина, – такое магия трансформации может сделать очень быстро. Но она вряд ли уберёт этот подозрительный стручок!.. – и торжествующе подняла юбку Луны.
Стражники ошалело смотрели на это действо, не говоря ни слова. Я лежал на земле, разрываемый на части смехом, жалостью и угрызениями совести за введённый Лине наркотик. Тут и сама Лина догадалась повернуть голову и увидеть, что под юбкой у сестры ничего подозрительного нет. Закричав от негодования, она плюнула на всё и прочитала преобразующее заклинание. Безусловно, это не превратило Луну обратно в Бидона Помоева, но отчего-то Луна стала верблюдицей и рефлекторно плюнула в Лину.
Вытерев плевок, Лина со злостью превратила Луну в кобылу, но решила, что это слишком мало. Затем она превратила её в велосипед, обезьяну, машину с надписью "Лада", и вдруг её осенило. Прочитав какое-то сложное заклинание, она превратила Луну...
Ну, я не скажу, что она была похожа на свой нормальный облик – но всё-таки... На месте Луны стояла самая натуральная слониха. Притом Лунино платье каким-то образом на неё налезало. «То, что нужно!» – уверенно сказала Лина. Не выдерживая раздирания противоречивыми эмоциями, я незаметно поставил зеркало. Когда Луна посмотрела на своё отражение, оно превратилось в песок. Вмиг она приняла свой прежний облик и ласково посмотрела на свою сестру. И в этот момент из Лины выветрились последние капли наркотика...
Ох, Лина, Лина… Сегодня я наивно думал, что мне никогда не удавалось сделать с Луной ничего хуже, чем сделала ты тогда. А теперь я точно уверен, что твою сегодняшнюю выходку мне точно никогда не переплюнуть… с этой мыслью я валялся на земле и пытался не заржать, как скотина.
Лина смотрела на сестру, как кролик на удава. Луна сложила бровки домиком и пару раз их подняла. Трясясь от страха, Лина полностью разделась, надела подгузник, трусы свои зачем-то надела на голову, а на шею повесила табличку с надписью «Плоскогрудая». И в таком виде встала на четвереньки, силясь завилять хвостиком, которого у неё не было. Луна понимающе кивнула и достала бамбуковую палку. И в этот самый момент во мне проснулась совесть.
Отпив немного из фляжки для храбрости, я храбро подошёл к Луне и, отняв у неё палку, приобнял её за талию и, приготовившись к последствиям, поцеловал её глубоко и страстно. Моей энергии хватило бы, чтобы тело собралось, даже если внутри меня взорвётся граната.
Луна немного для вида сопротивлялась, но потом перестала. И через её рот в меня стал поступать жар священного огня. Он медленно, но верно нарастал, сжигая мои внутренности. Я держался, пытаясь устоять на ногах. Напор Луны грозил превратить меня горстку пепла, но я продолжал этот слишком жаркий и опасный поцелуй. Но вдруг её огонь стал не только жечь, но и залечивать поражённые области, оставляя особое, непередаваемое словами ощущение. Ещё через минуту Луна застонала: я почувствовал, как в неё пошла отдача.
Мы переживали экстаз, граничащий с садомазохизмом. Он отнимал все силы, но взамен давал нечто большее. Луна задрожала, как вчера – когда мы стояли друг возле друга, в глупейшем положении, но переживая нечто. Её сердце бешено билось – в такт с моим. И в этот момент… что-то сломалось.
Да, теперь я понял, в чём дело. Ты никогда не могла проявить себя полностью. Алчущий, трепетный огонь твоей души не находил выхода и вынужден был томиться сам в себе. Ему казалось, что ему никто не нужен, что его предназначение – вечно и беспрепятственно гореть. Пока не появилось нечто, неподвластное твоему огню. Нечто, что не вписывалось его освещённый, но одинокий мир. Произошёл тот самый надлом, когда сломался свет и открыл путь к свету.
Огонь направил всю свою ярость в этот разлом, стремясь понять нечто для себя совершенно новое. Но оно сопротивлялось и не давало поглотить себя, постоянно ускользало и таяло. Но огонь это уже не интересовало. Тайна этого света должна стать явной. Каждое следующее мгновение огонь менялся всё сильнее, и вместе с ним менялся весь его одинокий мир. И потом… гоняясь за светом, он вернулся обратно. Но вернулся уже другим. Пытаясь понять тайное, он оглянулся и увидел истинное. Надорвав ткань своего бытия, он обнаружил самого себя.
…Короче говоря, мы оба свалились на пол без чувств. Господи, если она так целуется, что засос превращается в мистерию, что же произойдёт на всём остальном? Даже страшно подумать…
И, судя по всему, мы действительно свалились без чувств, так как я и не заметил, что Лина, не переодевшись, унесла меня далеко за город, посадила перед собой и начала подобострастно на меня смотреть. Я поёжился от этого взгляда…
– Мой герой…
– Эээ… чего?
– Ты спас меня от сестры… Ты – самый храбрый человек на свете!.. возьми же меня…
– Ммм… ничего, что это растление несовершеннолетних?..
– Любви все возрасты покорны…
– Но с одной стороны – твоя сестра, с другой – мой друг…
– Послушай же, как бьётся сердце!
– Сто пятьдесят ударов минуту! Максимально допустимая на этой дороге – семьдесят, я вынужден тебя оштрафовать…
– Да, оштрафуй меня… прямо сейчас…
– Ой, смотри, Луна приближается!..
– Защити меня, моя любовь… – и с этими словами она повисла на моей шее.
– Ой, Лина, у тебя подгузник мокрый…
Только это заставило её прийти в себя. А я улизнул под взрывающие всё вокруг заклинания.
Я выбрал удобную поляну и стал любоваться закатом. И позвонил Командору.
– Эй, может, ты передашь трубку моей фиалке? – сказал он вместо приветствия.
– Не волнуйся. Успеется. Ведь ты мог бы спуститься ещё раз, не правда ли? Но ты не хочешь, чтобы она вспоминала, не хочешь её ранить. Мир стёр её, стёр её память, и всё, что у тебя осталось – твои воспоминания. А я тоже тебя очень долго не видел. И вряд ли скоро увижу.
– Да… ты прав. Эдакая странная дружеская ревность! – засмеялся он.
– Ты часто бывал персонажем какой-нибудь интересной истории?
– Ага. Да и ты тоже. Поэтому иногда люблю фантазировать, а к какой истории подошёл бы какой-нибудь эпизод из моих скитаний.
– Я вот думаю сейчас о трилогии, где каждый герой терял что-то сущностное, но взамен, по истечению срока, приобретал нечто более ценное.
– Хм, интересно. Продолжай.
– Скажем, сначала идёт небольшое вступление, где определяется место героя в новой истории. Затем следует одна неделя новой, безумной жизни, у каждого своя. А под конец – завершение истории и взгляд вперёд. Как тебе?
– Что-то напоминает. Дальше.
– Скажем, первая история – про юношу, который зол на мир. С ним что-то происходит, и он получает то, что всегда хотел – но лишь ненадолго. И его цель – прожить всё это время так, как никогда не жил. Вторая история – про зрелого человека, который решил бросить всё ради поставленной цели. Он получил то, что хотел, и, казалось, ему было больше не о чем мечтать. Но спустя неделю он понял, что никогда не прекратит мечтать – так же, как и идти за своей мечтой…
– Вот это да. Ведь именно это и произошло. Ты хочешь знать, как я спустился сюда в первый раз?
– И как же?
– Я заключил сделку с местным Номером первым, всемогущим существом, зовущимся Повелителем Кошмаров. Она согласилась дать мне прожить некоторое время тут, воплотившись в беспомощном теле и забыв, кто я есть на самом деле. Тогда я был призван исполнить волю могучего волшебника, пожертвовавшего всем ради прозрения. Он хотел хотя бы частично загладить свою вину перед своим потомком, превращённым им в химеру. Потом моё время кончилось, и я исчез. Мир умер, мир родился – прошло мгновение. Но что-то в нём осталось от старого мира. Юноша из первой истории – это потомок волшебника. Человек из второй истории – это сам волшебник.
– И я, как завершение этой трилогии, тоже связан с тобой, друг.
– И что же происходит в твоей истории?
Я замолчал, задумавшись.
– Герой третьей истории, явившись из ниоткуда, не потерял ничего, и ни к чему не стремился. Всё просто шло своим чередом. Но жизнь стала по-настоящему новой для одной девушки, что связала его с этим миром. Казалось бы, он и она так далеки, так самодостаточны, и в то же время подходят друг другу, как две половинки одного целого. Он находит в ней мир, она находит в нём себя. А как эта история закончится… Не знаю. Прошлое уже прошло, а будущее ещё не наступило. Всё, что остаётся – сделать его самим.
Красивые слова, правда? Только их сказал не я. Это сказала Луна. Командор вздохнул и включил романтичную мелодию. А мы с Луной заворожено смотрели друг на друга, пока музыка не смолкла.
sobolevna вне форума  
Старый 06.11.2010, 23:47   #30
Skywаrp
Winter Is Now
 
Аватар для Skywаrp
Доп. информация

По умолчанию Re: [Без названия]

*прочитав* Нэ... принципе, тут критиковать или за все, поскольку сюжет и смысл окончательно исчез, или махнуть на них рукой. Но все же чистый хаос в литературе, это немного не мое, хотя за такое и не убивают, конечно ^^
Skywаrp вне форума  
Пользователь сказал cпасибо:
sobolevna (06.11.2010)
Старый 06.11.2010, 23:52   #31
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

Критикуйте -- это полезно в первую очередь мне :-)
Сюжет и смысл окончательно исчез? Я бы не сказал, по-моему, этот кусок связал воедино трилогию и мой первый фанфик.
И убить вы меня должны были за десептиконов-гастарбайтеров ;-) Но, как я и боялся, они на вас всё же не подействовали...
sobolevna вне форума  
Старый 07.11.2010, 00:04   #32
Skywаrp
Winter Is Now
 
Аватар для Skywаrp
Доп. информация

По умолчанию Re: [Без названия]

Ну, ты же знаешь, за что я критикую в первую очередь - за неканонность. А тут вроде канонность вообще в принципе отсутствует х-х
Skywаrp вне форума  
Старый 07.11.2010, 00:08   #33
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

Цитата:
Сообщение от Skywarp Посмотреть сообщение
Ну, ты же знаешь, за что я критикую в первую очередь - за неканонность.
Если честно, узнал об этом только что ;-) Но канонами тут и не пахнет -- это я соглашусь :-)

То есть, по-вашему, я стал слишком сильно сливать?
sobolevna вне форума  
Старый 07.11.2010, 00:21   #34
Skywаrp
Winter Is Now
 
Аватар для Skywаrp
Доп. информация

По умолчанию Re: [Без названия]

Да просто становится уже непонятно, что вообще критиковтаь-то с объективной точки зрения х-х
(а с субъективной я этого стараюсь не делать, потому что мне ж вообще все нравится по другим критериям, нормальным людям непонятным ;7 )
Skywаrp вне форума  
Старый 07.11.2010, 00:28   #35
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

Цитата:
Сообщение от Skywarp Посмотреть сообщение
(а с субъективной я этого стараюсь не делать, потому что мне ж вообще все нравится по другим критериям, нормальным людям непонятным ;7 )
Это я заметил ;-) Просто понимаете, даже самая тупая критика иногда может навести на озарение. Вспомните Доктора Хауса: он все задачи решал сам, но без команды приходил в ступор.
Поэтому, если по субъективным критериям вам что-то не понравилось -- тоже пишите. Вдруг меня озарит на другой конец?
sobolevna вне форума  
Старый 07.11.2010, 01:00   #36
Skywаrp
Winter Is Now
 
Аватар для Skywаrp
Доп. информация

По умолчанию Re: [Без названия]

Ладно, только не обижайтесь ^^ На мой вкус, здесь слишком много нежных чувств и слишком мало кошмарных, выворачивающих душу, искажающих тело и разлагающих разум, непостижимой злобности и древности хтонических тварей...
Skywаrp вне форума  
Старый 07.11.2010, 01:14   #37
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

Цитата:
Сообщение от Skywarp Посмотреть сообщение
Ладно, только не обижайтесь ^^
Наконец-то критика! А то устаёшь видеть одни пустые спасибки и равнодушное игнорирование :-)

Цитата:
Сообщение от Skywarp Посмотреть сообщение
На мой вкус, здесь слишком много нежных чувств и слишком мало кошмарных, выворачивающих душу, искажающих тело и разлагающих разум, непостижимой злобности и древности хтонических тварей...
У меня несколько другая специализация в плане тяжёлого и кошмарного -- не древние хтонические твари, а мир, столь непостоянный и изменчивый, что способен свести с ума кого угодно. На долю того, кто не рождается и умирает вместе с миром, выпадает кошмар, который вряд ли способны помыслить даже подобные Ктулху. Ведь что считанные секунды, что миллионы лет -- для мира пройдёт лишь мгновение...

Но вы оказались правы: в фанфике слишком много света. Нужно добавить немного мрака. И, в принципе, осталось достаточно места, чтобы я смог его добавить, не нарушая общую идею и композицию. Огромное спасибо!
sobolevna вне форума  
Старый 07.11.2010, 01:43   #38
Skywаrp
Winter Is Now
 
Аватар для Skywаrp
Доп. информация

По умолчанию Re: [Без названия]

Вы не совсем поняли, хтонические монстры и угрожающие миры - это моя любимая часть в произведениях... а для передачи тяжелого и кошмарного предпочитаю пользоваться другими средствами ^^ Но главное, что помогло в чем-то...
Skywаrp вне форума  
Старый 07.11.2010, 09:11   #39
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: [Без названия]

Цитата:
Сообщение от Skywarp Посмотреть сообщение
а для передачи тяжелого и кошмарного предпочитаю пользоваться другими средствами
Какими, например? не поделитесь? :-)
sobolevna вне форума  
Старый 07.11.2010, 14:01   #40
Skywаrp
Winter Is Now
 
Аватар для Skywаrp
Доп. информация

По умолчанию Re: [Без названия]

Ну, скажем так, я считаю, что свой собственный рай и ад человек носит в собственной голове ))) и еще бывает, что порой самое кошмарное - это обыденные и кажущиеся привычными вещи. Как раз планирую в следующем фанфике перейти от смешных вещей - всяких мазоку и нежити - к более страшным ^^
Skywаrp вне форума  
 

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 18:33.


Сайт полностью посвященный рассказам и героям А.Волкова Рейтинг Ролевых Ресурсов Яндекс.Метрика
Powered by vBulletin® Version 3.8.2
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Оформление: Skywarp, Val'gaav aka Ancient