Slayers Parallel

Вернуться   Slayers Parallel > Творчество > Остальное > Стихи и проза

Стихи и проза Креатив на любые темы, кроме Рубак

Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 27.02.2013, 00:19   #1
Нексса-Джахад
Decepticon Overlord
 
Аватар для Нексса-Джахад
Доп. информация

По умолчанию Руки Судьбы.

Сегодня меня неожиданно посетило вдохновение с совершенно неожиданной стороны.

Название: Руки Судьбы (Не могу точно сформулировать).
Автор: Нексса-Джахад.
Редакторская работа: Отсутствует (но желательна).
Жанр: Фэнтези, приключения.

Глава 1.
Солнечный диск лениво двигался на запад. Сегодня, дневное светило преодолевало свой путь по океану небесной синевы в гордом одиночестве. Лишь изредка стайки перистых облаков пытались встать на пути воинства его лучей, однако их потуги воспрепятствовать ему были обречены на поражение.

Впрочем, господину Рейнольду Рейнольдсу, некроманту из Щитового королевства, который сейчас прокладывал себе путь через лесную чащобу, было не до противостояния между солнцем и облаками. То, что на первый взгляд, представлялось ему легкой прогулкой, на самом деле оказалось путешествием в недра того сакраментального места, где солнце не светит. И в прямом и переносном смысле, - кроны деревьев смыкались, и лишь одиночные отряды светового воинства достигали земли. Впрочем, полумрак лесной чащобы не был большой проблемой. Рейнольд все-таки провел первые годы своей жизни в подземных трущобах столицы своей славной родины, и плохое освещение было ему привычно. Куда больше его раздражали иные обстоятельства путешествия. Например, бесконечные буреломы, бурно растущие кусты, выделявших неприятный едкий сок, разъедающий кожу, и рои необычно крупных и кусачих комаров, укусы которых невероятно сильно чесались. Говорят, что иногда не человек выбирает свой путь, но путь – человека, и если это было так, то Рейнольд очень сильно надеялся на то, что в будущем он станет избранником более приятных мест. Если бы не его свита, он бы, пожалуй, вообще бросил эту затею.

Некроманта сопровождали зомби. Компания, конечно, не слишком приятная, в особенности в плане внешности и запаха, не говоря уже о том эффекте, который немертвые производили на местных жителей. С другой стороны, некромант с первыми двумя факторами уже свыкся. Не в последнюю очередь благодаря пресловутому тяжелому детству, - в трущобах столицы люди пахли и выглядели немногим лучше. А так, ожившие мертвецы обладали нечеловеческой силой, выносливостью и преданностью, - хоть им и приходилось буквально торить дорогу через чащобу, рубя деревья, выкорчевывая с корнем кусты, и убирать камни, из их уст не доносилось и слова протеста.

Впрочем, даже будь у его творений характер, вербально он бы не проявился. Рты мертвецов были крепко зашиты, в соответствии с неумолимыми «Стандартами и правилами использования немертвых в личных целях». Сей документ, разработанныйи утвержденный имперским Консорциумом Магов, гласил, что немертвые слуги некромантов должны быть лишены дара речи тем или иным способом. И хотя творения Рейнольдса, в отличие от поделок местных темных магов, не издавали пробиравшего до костей утробного воя (из-за чего, собственно, запрет и был введен), правилам приходилось подчиняться. Имперские служители порядка были весьма своеобразными людьми, имевшими привычку создавать проблемы из-за каждой мелочи. Не так давно, Рейнольд убедился в этом на собственном опыте.

На своем пути из Ралкрусса – крупнейшего порта Империи, через который некромант и прибыл в ее пределы, в столичный Алабастер, некромант едва не стал жертвой шайки разбойников. Должно быть их привлекла палатка (на всякий случай, некромант ее затем продал). На свое счастье, Рейнольд в ту ночь мучился бессонницей, а потому успел отреагировать, заставив десяток лихих людей разбежаться простым заклинанием страха. Это событие открыло ему глаза на необходимость срочно завести свиту.

Оказавшись в небольшом придорожном городке, Рейнольд отправился на погост. В отличие от его родины, в Валье было достаточно земли, чтобы хоронить мертвецов в ней. На эффективность его магии сие обстоятельство не влияло, если не считать того, что разрытие могил отняло немало времени. Поначалу, все шло гладко, - свежих могил было не так уж и много, но на десяток он мог рассчитывать. А вот затем начались проблемы: он только успел поднять одного зомби, как был замечен сварливой пожилой женщины, которая работала смотрительницей кладбища. Женщина потребовала зарыть труп обратно в могилу, попутно оскорбив родителей Рейнольдса. Некромант в ответ попытался испугать старуху перспективой присоединиться к его немертвому воинству, и это произвело определенный эффект, - женщина с кладбища сбежала. Увы, победа стала поражением, когда женщина вернулась, сопровождаемая десятком невысоких длинноносых крепышей в латах (впоследствии, некромант выяснил, что это были пресловутые гоблины Валье) и немолодой дамочкой, тоже оказавшейся некроманткой (если быть точным, то черным магом, - местные маги слегка отличались от ордена Рейнольда). Как выяснилось, жители Империи трепетно относились к покою своих мертвецов, и незаконное их оживление каралось достаточно сурово. Некромант, осмелившийся поднять труп, не выкупив его у живых родственников покойника, рисковал провести несколько лет в тюрьме, а то и вовсе лишиться права практиковать волшебство.

Покинувший родную страну из-за проблем с законом Рейнольдс не имел ни малейшего желания оказаться преступником и здесь, а потому инцидент пришлось заминать. Стоило это, правда, тридцати золотых, - половины тех денег, что остались у него после всех расходов, связанных с получением разрешения жить и практиковать магию в Империи, да еще и мертвецов пришлось лишить второй жизни, и закопать лично. Позже, коллега посвятила его в маленький профессиональный секрет, - городские магистраты имели обыкновение задешево продавать тела казенных преступников и просто неопознанных личностях. В случае чего еще можно было попытать счастья на сельских кладбищах, - благо, что последние практически не охранялись, да и доказать что-либо в таких случаях было непросто.

Взвесив все за и против, Рейнольд решил не рисковать, и те восемь зомби, что сейчас деловито облегчали ему дорогу, стоили ему еще одного золотого. Судя по всему, при жизни это была шайка разбойников, - может быть тех самых, которых он распугал своим заклинанием. Магический страх сильно влиял на психику людей, и случалось, что после того, как первичный эффект рассеивался, его жертвы вообще не чувствовали страха в течении нескольких дней. Разбойники же, тела которых он приобрел, погибли, нападая на отряд тяжеловооруженных всадников, охранявших обоз имперских сборщиков налогов. Случилось сие событие утром того дня, когда он решил обзавестись свитой. Если это и было так, то Рейнольд находил это на свой лад восхитительным. В любом случае, мертвецы соответствовали всем положениям Стандартов: рты защиты, лишние органы удалены, а на лбах красовались печати Церкви Императора, удостоверявшие, что души спокойно покинули свои временные вместилища, и преступления перед верой ожививший их маг не совершает.

Пока Рейнольд предавался воспоминаниям, его путешествие завершилось. Чащоба закончилась внезапно, - зомби раскидали нагромождение деревьев, закрывавшее путь, и перед некромантом предстала цель его поисков. Это были руины древнего храма, все еще сохранявшие остатки былого архитектурного величия. Они располагались на просторной лесной поляне, щедро залитой солнечным светом. Последний безжалостно атаковал глаза Рейнольда, уже успевшие привыкнуть к полумраку лесных сводов. Некромант принялся яростно тереть их, силясь разглядеть обстановку, невзирая на резь и слезы.

Описание, данное ему нанимателем было достаточно точным. Древние обитатели Валье, кем бы они ни были, умели строить. Даже спустя века, все характерные приметы храма какого-то там бога (наниматель называл его имя, но Рейнольд о нем забыл), вроде расправившего крылья дракона на куполе, большой арки, стоявшей над дорогой, и Y-образных колонн за нею, были в наличии. Колонны, кстати, были любопытны, тем, что на них висели мертвецы, и… обнаженная женщина?

Рейнольд еще потер глаза и прищурился. Зрение уже более-менее привыкло к яркости дня, а расстояние до колонн не таким уж большим, чтобы понять, что он ошибся. Безусловно, на одном из столбов, что стояли за аркой, вдоль дороги к храму, висела прикованная женщина, - только вот одежда на ней все же была. Самая малость: клочок ткани на бедрах, который, в теории, можно было назвать набедренной повязкой, и полоска ткани, «прикрывавшая» грудь. Женщина была на редкость привлекательна и, в любой другой ситуации, некромант был бы только рад созерцать подобное, но сейчас ее присутствие задавало определенные… вопросы. Хотя бы на уровне: как она сюда попала, и почему находится именно в таком положении.

Собрав силу воли в кулак, Рейнольд заставил себя отвести взгляд от созерцания незнакомки, и осмотреть окружавшую обстановку более внимательно. Если не считать древней дороги, которую его немертвая свита, расчистила, никаких других способов попасть к храму по суше, не было, - по крайней мере, для тех, кто испытывает трудности, перемещаясь сквозь чертов лес. Кроме того, мертвые тела, висевшие на соседних колоннах, тоже принадлежали женщинам. Когда-то очень красивым. Сейчас они уже были изрядно тронуты разложением и представляли собой отвратительное зрелище, способное вызвать тошноту у большинства нормальных людей. Рейнольд, впрочем, был некромантом с тринадцати лет, а в Щитовом королевстве, трупы казненных преступников вдоль дорог были едва ли не более частым украшением местности, чем деревья, и потому сохранил бесстрастность. И даже заметил, что на телах не было следов насилия. На вопросы эти наблюдения не отвечали, но слегка проясняли картину в целом. Некто имел обыкновение приковывать женщин к колоннам, и ждать, пока те умрут.

Некромант плюнул на землю в гневе и раздражении. Он был готов к тому, что ему придется убить какого-нибудь монстра, нашедшего себе приют в заброшенном храме, осадить ретивого конкурента, который проник в храм раньше него, или даже столкнуться с древними заклинаниями защиты, но, судя по всему, ему предстояло иметь дело с сумасшедшим. Кем еще мог быть некто, готовый заморить пятнадцать человек на столбах без какой-либо ясной цели? Это даже на извращенный магический ритуал не тянуло. Чутье Рейнольда показывало, что за исключением слабого фона колдовской энергии (должно быть храм строили с помощью магии), исходящей от храма, иных следов астрального присутствия здесь не было. На мгновение, некроманта захлестнуло желание развернуться и уйти, так сильно ему не хотелось вляпываться в чье-то сумасшествие. Он обернулся и посмотрел на проторенную дорогу, и тяжело вздохнул. Нет, так дело не пойдет. Ему нужны деньги. Да и, вообще, спасенные женщины имеют обыкновение благодарить спасителей… Последняя мысль несколько его приободрила, и некромант развернулся, направившись навстречу судьбе в лице несчастной пленницы колонны.

Вблизи, девушка производила еще более сильное впечатление. Смуглая кожа, приятно сочетавшаяся со снежно-белым волосами, доходившими до плеч, великолепная фигура, милые черты лица… Если бы не выражение страдания, искажавшее ее лицо даже в бессознательном состоянии, некроманту было бы сложно сохранить деловое течение мыслей. А еще у нее были необычно длинные и заостренные уши. Судя по всему, это была представительница расы темных эльфов. Некромант задумчиво потеребил подбородок. Он слышал о том, что темные эльфы живут в подземных пещерах под поверхностью материка, и являются подданными Империи, но, вроде бы, они не могли жить на поверхности из-за воздуха и дневного света? Его взгляд пробежался по соседкам эльфийки, - насколько можно было судить, это были представительницы человеческой расы.

«Что же, это работа сумасшедшего, но, по крайней мере, он не расист», - пронеслась в голове мрачная шутка, показавшаяся неожиданно более остроумной. Некромант даже позволил себе рассмеяться.

Вблизи следов насилия тоже не было заметно, да и чутье некроманта говорило о том, что смерть их была долгой и мучительной. Должно быть, несчастные умерли от жажды. Любопытно было то, что мертвецов не тронули падальщики. Впрочем, по всей видимости, лесных жителей отпугивали остатки магической энергии храма. Рейнольд прислушался к ней; подозрения о возможной связи между жертвами безумца и храмом исчезли. Ничего особенного в ней не было, - просто следы древних заклинаний управления камнем. Рейнольд расслабился. Пленница не успела сильно пострадать, значит тот, кто привязал ее к столбу вернется еще не скоро.

«Если, конечно, он не следит за тем, как его пленницы умирают», - на сей раз, попытка пошутить про себя оказалась куда менее удачной. Изучение цепей, которые удерживали женщину на столбе, говорило о серьезном подходе к делу, - оковы явно были достаточно прочными, расположенными с умом, и начисто лишали пленницу малейшего шанса выбраться из них самостоятельно. С человека, способного на такое, сталось бы, и проследить за судьбой жертвы.

Рейнольд пробормотал пару команд для своих зомби. Один из них немедленно начал карабкаться на столб, а другие, достав оружие, образовали полукруг, приготовившись отражать возможное нападение. Нечеловеческая сила ожившего мертвеца позволила ему достаточно легко разрубить цепи ударом меча, от чего освобожденная эльфийка едва не упала на землю. Рейнольд, впрочем, ожидал чего-то такого, и проявил свои лучшие качества, подхватив девушку на руки… Оглядываясь назад, он бы, скорее всего, счел это плохим решением.

Не успела эльфийка оказаться у него на руках, как ее глаза внезапно раскрылись и почти мгновенно приобрели осмысленное выражение. Если бы некромант не был занят созерцанием иных физиологических особенностей, он бы мог заметить, что в глубине их зелени пробежал нехороший огонек. Или нет. По крайней мере, удар в горло, который почти мгновенно нанесла ему спасенная, он не заметил. В глазах некроманта потемнело. Девушка покинула его руки, и ударила еще раз, - на сей раз в солнечное сплетение. Некромант рухнул на колени, отчаянно кашляя, и тут сапог женщины с силой въехал ему в челюсть, заставляя повалиться на спину. Мгновение спустя, сапог эльфийки оказался у него на горле, прервав инстинктивную попытку подняться.

-Держи глаза закрытыми. Попытаешься колдовать, и я раздавлю тебе горло, - как сквозь вату донесся до него мелодичный голос, -Кто ты такой? Зачем ты похитил меня? Отвечай.

Рейнольд бы ответил. Ох, как бы ответил, - клокотавшая внутри его ярость на самого себя и на остроухую тварь, разрывала грудную клетку, требуя выхода хотя бы в форме сильного непечатного слова. Увы, собеседник становится намного более убедительным, когда наступает на горло. Поэтому, как бы не хотелось некроманту пройтись по самой эльфийке и ее ближайшей родне, осознание собственной беспомощности его останавливало. Девица была сильной и безжалостной, привести свою угрозу в исполнение ей ничего не стоило. Зомби же было приказано не считать ее угрозой, поэтому ждать от безынициативных мертвяков помощи не стоило.

-Рейнольд Рейнольдс, - выдавил он, сплюнувши, - И, вообще-то, я тебя не похищал. Наоборот. Отличный способ отблагодарить за спасение.
Молчание. Рейнольд не был уверен, что происходит, но, вероятно, эльфийка изучала обстановку.

-Я сказала, отвечай на мои вопросы, некромант - вместе с ответом давление на горло Рейнольда усилилось, - Видимо решил обзавестись гаремом из гниющих тел, но не хватило терпения дождаться, пока я подохну?

Рейнольд закусил губу, вновь покрывая проклятиями всех известных ему богов, - судя по всему, дамочка попалась упрямая. И особенных аргументов, которые однозначно бы доказывали его невиновность. Пятнадцать уморенных на столбах красавиц, - учитывая то, что люди обычно думали о некромантах, одно это уже внушало подозрения. Вот они, репутационные издержки профессии…

-Я не испытываю к трупам иного интереса, кроме профессионального, - произнес он мрачно, - А если ты мне не веришь, мне бы было проще приказать вон тому мертвецу задушить тебя, чем снимать.

Он постарался кивнуть подбородком в сторону того мертвеца, который до сих пор висел на столбе, держа над головой меч. Надежда на то, что эльфийку это в чем-то убедит, была слабой. Да и даже если убедит… Прикончить его это ей не помешает. У нее нет причин считать, что он не прикажет зомби схватить ее, когда получит шанс (собственно, это он и собирался сделать), и это обстоятельство наверняка перевесит ту возможную благодарность к спасителю, которую она может испытывать.

Рейнольд позволил себе открыть глаза. На него эльфийка не глядела, поглощенная осмотром местности. Это давало определенные шансы. Может быть он успеет столкнуть ее, а затем приказать мертвецам напасть. Некромант уже было собирался привести свой план в исполнение, как девушка вдруг метнулась прочь. Он устремил на нее непонимающий взгляд, - что его слова действительно повлияли на нее мнение?
Ответ, впрочем, пришел быстро, - в форме стрелы, просвистевшей точно над тем местом, где женщина была мгновение назад. Буквально на расстоянии пальца от головы некроманта. Уже в третий раз, за день, оскорбив богов серией ругательств, господин Рейнольдс снова рухнул на землю, отдавая приказ одному из мертвецов убить стрелка, и прикидывая какое бы укрытие занять. Эльфийка временно перестала интересовать его, - оружия у нее не было, а избить его голыми руками он, наученный горьким опытом, ей не позволит.
Один из живых мертвецов, - толстый великан, еще при жизни наверняка заслуживший прозвище в духе «Урод», стремительно несся к стрелку – не менее уродливому верзиле в зеленом плаще.

-Смерть тому, кто мешает воле Всеведущего! – прокричал стрелок,

продолжая стрелять. Метил он, видимо, в некроманта, но мертвецы выстроили живую стену из тел перед своим хозяином. Зомби были не страшны стрелы, что стоило лучнику жизни. Хотя, здесь, скорее сказалось отсутствие опыта. Зеленый плащ явно полагал, что имеет дело с нежитью черных магов Валье. Он всадил стрелу точно между глаз нападавшего на него «Урода». Мертвец зашатался, и на лице стрелка отразилось торжество. Всего лишь на пару мгновений, которые «Урод» потратил на то, чтобы добраться до него. Испуганный стрелок вскинул лук, пытаясь защититься от удара, но сабля мертвеца обрушилась на него сверху, разрубая и лук, и руку несчастного стрелка, рухнувшего на землю.

Зомби не смог бы насладиться победой, даже если бы ему были ведомы чувства и эмоции. На сцене появлялись новые участники действий, и их способ добраться до храма Рейнольдса сильно удивил. Друзья изувеченного лучника, тоже облаченные в зеленые плащи, двигались через лес воистину чудесным образом. Кусты и растения словно расступались перед ними, не желания прикоснуться, деревья уходили под землю, увлекаемые могучими корнями, а надоедливая мошка, от укусов которых у некроманта продолжала зудеть спина, вообще не решалась к ним приблизиться.

«Магия земли?» - Рейнольд слышал о том, что она на такое способно. В его родном королевстве, такими умениями якобы обладали друиды высших кругов посвящения, но откуда в этом богом забытом месте могло взяться столько иерархов Ордена Дуба? Впрочем, иных магических способностей зеленые плащи не проявляли, и в борьбу с мертвецами, бросившимися защищать хозяина, вступили силой оружия.
На всякий случай, господин Рейнольдс укрылся за обломком стены храма, что на его счастье обвалилась неподалеку. Отсюда он бы мог следить за схваткой, и пребывать в относительной безопасности от стрел. Битва, тем временем, складывалась не в его пользу. Поначалу, таинственные гости пытались справиться с мертвецами обычным для имперцев образом, разнеся им головы ударами своего разномастного оружия. Однако, жизненные силы созданий Рейнольда были сосредоточены в области брюха. Потеряв пятерых своих товарищей, зеленые плащи изменили тактику. Примерно половина словно бы танцевала вокруг немертвых, стараясь отвлечь их внимание от своих товарищей, которые отступили и поливали нежить стрелами, надеясь истощить их магическую энергию. Безупречное решение при численном превосходстве, - очевидно слабых мест у воинов Рейнольда нет, но даже слабые повреждения вызовут расход магической энергии, который ослабит зомби. У зеленых плащей была отличная выучка, а в своем презрении к опасности они, пожалуй, могли бы потягаться со своими гниющими противниками.

-Проблемы? – раздался у него за спиной голос.

Это была эльфийка. Рейнольд вздрогнул от неожиданности, а затем снова испытал приступ раздражения. Уже во второй раз она застала его врасплох. Повезло еще, что на сей раз намерения у нее были мирные, а то ведь могла бы и мечом полоснуть. Да, девица успела обзавестись оружием. Это был бронзовый меч. Судя по всему, все еще достаточно острый, несмотря на почтенный возраст.
-Все просто прекрасно. И мне кажется, что за свое похищение тебе стоит благодарить некоего Всеведущего, - ответил он, смерив ее недобрым взглядом.
-Я вижу. Может быть, оживишь еще пару трупов? – она ткнула пальцем в одну из своих бывших подруг по несчастью.
-О, я бы так и сделал. Будь у меня в запасе полтора часа, - добавил он, - Мертвецы, знаешь ли, не вскакивают по мановению волшебной палочки.

Рейнольд слегка лукавил, но, с другой стороны, жезла, способного радикально ускорить процедуру подъема мертвых, у него действительно не было. Служебный пришлось оставить в штаб-квартире Ордена же, а вырастить собственный он не сумел. Не было ни денег, ни ресурсов, ни времени. Он собирался вмешаться в битву иначе, однако чтобы поразить врагов боевыми заклинаниями, требовалось бы повернуться к эльфийке спиной. Чего ему, учитывая историю их отношений, не хотелось.
Девица хмыкнула, вскинула меч на плечо и… удивила некроманта, покинув укрытие и ринувшись в битву. Он осторожно выглянул из укрытия, и то, что увидел затем, заставило его удивиться еще больше, - до такой степени, что взгляд сфокусировался на происходящем, а не на, скажем, ее пятой точке. Выучка зеленых плащей вызывала уважение, но то, что вытворяла остроухая вызывало легкую оторопь. Некромант практически не мог уследить за ее движениями: она поравнялась с одним из нападавших, что сражались с мертвецами, а через мгновение он уже лишился головы. Его союзник попытался нанести ей удар копьем, но она не только с легкостью ушла в сторону, но и изогнувшись каким-то даже неестественным образом, нанесла пару стремительных ударов по ногам нападающего. Третий зеленый плащ, попытавшийся зарубить новую участницу битвы, повалился на траву, пытаясь сжать себя за перерезанное горло. Мгновение спустя, девчонка уже оказалась среди лучников, легко уклонившись от посланных в ее сторону стрел. Вслед за ней ринулись зомби, сметая сопротивление оставшихся солдат. Через пару кровавых минут все было кончено: зеленые плащи были мертвы, а у него еще осталось трое слуг.

-Будем считать, что мы в расчете, - громко бросила эльфийка, -Прощ…

Она замерла на полуслове и по выражению ее лица, Рейнольд понял, что расслабился слишком рано. Еще ничего не закончилось. Нечто столь сильно испугало эльфийку, что она лишилась дара речи. Учитывая то, что она продемонстрировала ранее, чем-то заурядным это быть не могло.

«Нет, мне определенно следовало уйти, когда была возможность. Или не браться за заказ. Или вообще не приезжать в это чертово Валье», -проносились в его голове мысли, пока некромант оборачивался. На крыше разрушенного храма сидел дракон, расправивший крылья. И, увы, это была не безобидная статуя из кроваво-красного камня. Это был настоящий дракон. Лицо некроманта, хотя он этого не видел, тоже приобрело абсолютно не радостное выражение.

«Или вообще не рождаться», - подумал некромант, глядя на то, как крылатый ящер взмахнул крыльями, и из его пасти в небо вырвался поток разрушительной энергии...

Критика, пожелания, замечания приветствуются. И советы как оформить текст, чтобы получше смотрелся тоже.
__________________
At any given moment the floor may open up. Of course, it almost never does; that's what makes it so damn BORING. (с)

Последний раз редактировалось Нексса-Джахад; 07.03.2013 в 00:01.
Нексса-Джахад вне форума   Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Fejar (27.02.2013), Skywаrp (27.02.2013), sobolevna (15.03.2013), Zombie (27.02.2013), Бьярру (27.02.2013), Ромми (27.02.2013)
Старый 27.02.2013, 11:45   #2
Skywаrp
Winter Is Now
 
Аватар для Skywаrp
Доп. информация

По умолчанию Re: Графоманство.

Оо, некроманты и зомби, здорово )

(но текст надо причесать кое-где, это да...)
Skywаrp вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.02.2013, 12:27   #3
Нексса-Джахад
Decepticon Overlord
 
Аватар для Нексса-Джахад
Доп. информация

По умолчанию Re: Графоманство.

Цитата:
Сообщение от Skywarp Посмотреть сообщение
(но текст надо причесать кое-где, это да...)
Ага, займусь сейчас)
__________________
At any given moment the floor may open up. Of course, it almost never does; that's what makes it so damn BORING. (с)
Нексса-Джахад вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.02.2013, 19:56   #4
Нексса-Джахад
Decepticon Overlord
 
Аватар для Нексса-Джахад
Доп. информация

По умолчанию Re: Графоманство.

Поправил слегка детали. Может сегодня выложу вторую главу.
__________________
At any given moment the floor may open up. Of course, it almost never does; that's what makes it so damn BORING. (с)
Нексса-Джахад вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Ромми (27.02.2013)
Старый 28.02.2013, 00:05   #5
Нексса-Джахад
Decepticon Overlord
 
Аватар для Нексса-Джахад
Доп. информация

По умолчанию Re: Графоманство.

Глава 2.

«В Щитовом королевстве погода всегда одинаковая – плохая». Эта незатейливая шутка, не очень смешная, и не очень далекая от реальности, заставляла вызывала прилив веселья не у одного поколение юных жителей маленькой островной страны. Вот и сейчас, юный ученик Ордена Черепа, Рейнольд Рейнольдс, прочитавший записку от своей соученицы, едва не взорвался приступом смеха. Остановила его только обстановка, - господин Берт Хандалл, почтенный преподаватель магического зверопознания, отличался крутым нравом. Это качество сильно отличало его от других преподавателей теоретических дисциплин. Их, обычно, юные некроманты не уважали совсем. Теория не была в почете в среде некромантов и на должности преподавателей оной обычно попадали бесталанные представители ордена, которые, к тому же, плохо владели собственным предметом. Берт Хандалл же был третьим по силе магом Ордена, говорили, что в молодости он путешествовал по всему миру, где сверг злого короля, а вернувшись на родину, много лет боролся с монстрами, порожденными Щитовым Поясом. Должность учителя зверпознания была для него развлечением, способом скрасить старость.

Увы. Грозная репутация Слепого Берта не смогла помочь Рейнольду удержать смешок. И без внимания он не остался. Лишенный зрения, некромант во всем полагался на свой невероятно острый слух, и, конечно же, прощать нарушение дисциплины, он не собирался.

-Ученик Рейнольдс желает поведать нам о драконах? – спросил он строго.
Рейнольд сглотнул и медленно поднялся со скамьи. О драконах он знал довольно много, хотя назвать эти знания актуальными бы никто не решился. На острове Щита был лишь один дракон, - могучий Сорра, хранитель королевской династии, спящий глубоко в пещерах под столицей. Говорили, что правящая династия ведет свое происхождение именно от него, и что он проснется лишь, когда враг попытается захватить столицу. Ничего такого, разумеется, не случалось уже сотни лет, а потому большая часть островитян, встретила бы смерть раньше, чем дракона. Но Рейнольду могучие ящеры нравились…

-Драконы – это собирательное обозначение нескольких родов магических существ, - бойко начал он, - Прежде всего, их следует разделить на виверновых и так называемых истинно-драконных… Ключевое отличие между ними лежит в наличии ума и способности к общению как и друг с другом, так и с представителями других разумных рас. Эти качества свойственны только настоящим драконам...

-Объясните, почему мы изучаем драконов в курсе магического звероведения, - перебил его господин Хандалл. За ним такое водилось, - как ни странно, помогало концентрировать внимание. Не на этот раз, впрочем.

- Потому, что драконы являются магическими существами, - протянул Рейнольд, слегка поставленный в тупик вопросом. Лицо преподавателя приобрело недоброе выражение, и внезапно ученика настигло озарение, - Это доказывается тем, что у дракона шесть конечностей, а не четыре, как у других рептилий, он может летать, хотя его вес не позволяет этого, и его тело самого порождает магическую энергию!
Последнее он выпалил на едином дыхании, отчего был вынужден взять паузу, чтобы отдышаться. Лицо Безглазого продолжало сохранять суровый вид, и ученик начал вываливать все, что приходило в голову, стремясь избежать провала.

- Драконы обладают огромной силой. Даже виверновые драконы способны с легкостью убить человека, к тому же, их чешуя чрезвычайно прочна. Истинные же драконы практически неуязвимы, и лишь сильнейшие маги были способны причинить им вред. В случае столкновения с драконом, рекомендуется…

-Достаточно, - остановил его Берт, - Вы читаете нам «Заметки о тварях чудесных» Скади ван Дахат?

Рейнольд кивнул, хотя, на самом деле, понятия не имел, как книга, из которой он черпал сведения, называлась. Для него это был просто большой старый фолиант, который, судя по всему, был компиляцией из нескольких десятков различных книг. Типичное дело, в принципе, - половина книг в библиотеке Ордена выглядела именно так.
-Скади ван Дахат была идиоткой, - заявил господин Хандалл, губы которого неожиданно искривила улыбка, - В случае нападения дракона вы можете сделать только одно. Знаете что?

Рейнольд сглотнул и покачал головой. Он, собственно, не помнил и того, что рекомендовал делать эта самая ван Дахат.

-В случае нападения дракона вы можете только одно, - повторил Берт, - Умереть.

Затем он расхохоталась, своим знаменитым смехом, мало похожим на его обычный голос. Несмотря на то, что это тоже была одна из старых шуток, смешной она не показалась никому. Даже служебные орденские зомби, замершие у входа в учебную комнату, казалось, были слегка испуганы.

***

«Умереть, ага» - пронеслась в голове уже взрослого Рейнольда мысль, -«Сейчас».

Эпизод из прошлого всплыл в памяти почти случайно. Как бы удачно он ни подходил к этой ситуации, некромант не мог не поражаться тому, что все еще его помнит. Прошло ведь почти тринадцать лет, и старик регулярно отпускал подобные шуточки… В общем, память – странная штука. Разговор и такие мелочи, как выражение лица учителя, Рейнольд помнил. А вот все, что Берт рассказал на том занятии, нет. И потому он никак не мог определить, с каким видом дракона, они сейчас столкнулись. Колдовское дыхание было признаком истинного, но вот поведение было каким-то странным. Красоваться перед парой людишек (то есть, перед человечишкой и... эльфиешкой?) им было не свойственно…

-Беги к просеке! – крикнул он эльфийке, складывая пальцы в тайный знак, и приготовившись колдовать.

Шансов выйти из этой ситуации живыми, у них практически не было. Зомби дракону нипочем, - даже не поцарапают, а собственные заклинания Рейнольда… Нет, в лучшем случае, получится его ранить, но и только. Никаких иллюзий насчет своих способностей некромант не питал, - чтобы победить настоящего дракона, ему бы требовалась фора. Лет эдак пятьдесят. И куча денег, необходимых на приобретение материалов, необходимых для создания гневного фантома, - высшего создания некромантии, способного потягаться с драконом в бою один на один.

Успешное бегство было более вероятным вариантом спасения, который во всем был основан на том, что крылатый ящер может и не захотеть утруждать себя погоней. Рейнольд мог заметить, что он необычно грузен для дракона. Голова и шея казались совершенно тоненькими по сравнению с массивным брюхом. И где бы он мог есть наесть? По идее, всей живности в лесу бы не хватило, чтобы вызвать у него ожирение… Его личные шансы несколько повышало и то, что если эльфийке удаться сбежать, то дракон может последовать за ней, а ему, возможно, удаться найти себе прибежище под сводами храма.

Темная эльфийка продемонстрировала свою прекрасную атлетическую подготовку, и преодолела расстояние до проторенной дороги всего за пару мгновений. Но, увы, - из пасти дракона вырвался поток разрушительного волшебства. Фиолетовое пламя накрыл то место, куда стремилась женщина. И хотя эльфийке удалось спасти свою жизнь, сделав сальто назад, стало понятно, что чудовище не даст им спокойно уйти. Разве что в мир иной.

Рейнольд вдруг успокоился. Неизбежность смерти прогнала страх перед нею. Некромант обернулся к дракону и вскинул руку. Пара слов, и из его ладони вырвался уродливый гротескный снаряд, напоминавший гигантскую берцовую кость. Прикосновение Смерти, - одно из сильнейших заклинаний в арсенале Рейнольда. Таким заклинанием можно было без труда убить даже химеру, но дракона оно, в лучшем случае, могло лишь ранить. Некромант полагался не на это, скорее надеясь, что ему удаться ослепить гигантского монстра, и выгадать несколько секунд на бегтво. Так себе идейка, конечно, но ничего лучше в голову ему не пришло.

Разумеется, ожидания мага не оправдались. Но не так, как он боялся. Гигантская кость… просто прошла сквозь чудовище. При этом, оно пошло волнами, словно изображение на поверхности пруда, когда в него падает камень.

-Иллюзия?! – нет, это воскликнул не Рейнольдс. Это была эльфийка.

Некромант же, повинуясь наитию, уставился на то место, куда мгновение назад обрушился астральный огонь. Все стало ясно. Магическое дыхание драконов могло производить разные эффекты, но любой из них должен был как минимум серьезно повредить ландшафт... Рейнольдс испытал облегчение, - точно с плеч свалился огромный груз. Некромант даже позволил себе рассмеяться. Все странности нашли свое объяснение. Дракона здесь не было.

Впрочем, расслабляться окончательно было рано. У видения должен был быть творец, и он бы наверняка следил за ситуацией, - иначе бы дракон не «отреагировал» на попытку убежать. Некромант сосредоточился, пытаясь определить присутствие чужой энергии, но было поздно. Создававший иллюзию дракона маг развеял заклинание, и взмыл прочь, уходя от преследования. Рейнольд попытался атаковать его с поверхности, но тот слишком стремительно набирал высоту. Некромант заскрипел зубами от злости. Неудачи преследовали его весь день. Он уже собирался дать зомби приказ преследовать летуна, - мертвецов он потеряет, но те хотя бы не дадут ему расслабиться (боевой магией иллюзионист, кажется, не владел, и был шанс, что четверка мертвецов прикончит его), как темная эльфийка вновь напомнила о себе.

Та уже успела подхватить лук одного из поверженных зеленых плащей, и сейчас послала вслед магу стрелу. Некромант был скептически настроен по отношению к этой ее инициативе… И оказался неправ. Убедившись, что заклинания мага ему не грозят, иллюзионист несколько сбавил скорость (неудивительно, - чем быстрее левитация, тем больше энергии она отбирает), и вот тут-то его и настигла стрела. Она воткнулась ему в грудь. Пожалуй, ранение было фатально само по себе, но падение точно было обязано его прикончить.

-Ну и что все это было? – спросила его эльфийка.
- Может ты мне об этом расскажешь? – ответил он. Досада душила его изнутри, - с тех пор, как он повстречался с этой остроухой, жизнь упорно делала из него дурака.
-Я? Мне нечего рассказывать, - сказала эльфийка, повернувшись к нему спиной и склонившись над одним из убитых. Определенно, она была настроена по-мародерствовать, - Я остановилась в Шиггаре... Это деревенька неподалеку, легла спать, а проснулась уже здесь. А ты пришел сюда по делу, верно? Я не верю, что оно никак с этим не связано.

Смысл слов эльфийки дошел до некроманта не сразу. Отвлекала поза, в которой она занималась обиранием покойника, которая, как на грех, заключалась в демонстрации ее плохо прикрытой одеждой пятой точки. Та часть его сознания, что не была поглощена созерцанием тех телодвижений, которые она вытворяла, пришла к выводу, что она, наверное, делает это специально.

- Не связано, - буркнул он, продолжая заниматься самоедством, - Мне нужно было проникнуть руины. В этом храме хранилось много реликвий доимперского периода, и меня наняли, чтобы их обыскать. Имперское общество древностей.
- Великий темный маг промышляет тем, что расхищает руины для ценителей старины? – ирония в голосе была совершенно неподдельной, но пропала втуне. Рейнольд не считал себя великим… и темным магом, если уж на то пошло.
- Некромант, - поправил он эльфийку, - И не расхищает руины, а участвует в археологической экспедиции.
- Большая разница, - фыркнула женщина, натягивая на себя рубаху, снятую с одного из зеленых плащей. В поясе она была ей велика, а в области груди – наоборот. Некромант почувствовал, что снова отвлекается, и решил отвернуться. Невежливо, но хотя бы позволяет сохранить ясность рассудка.

- Я из Щитового Королевства, - некромант не слишком хорошо понимал, зачем он перед ней распинается. Должно быть, дело было в профессиональной гордости. Уж что-что, а род занятий вызывал у него закономерную гордость, - Орден Некромантов. Наше волшебство отличается от местных колдунов. Например...
-Щитовое королевство? – эльфийка отличалась теми же манерами, что и покойный Берт, - Если это так, то где твоя ручная мантикора?
- У меня нет ручной мантикоры, – Рейнольд прикрыл глаза ладонью. Нет, конечно, темные эльфы жили под землей и не могли хорошо разбираться в далеких странах (хотя, если они жили под землей, то, что она делала на поверхности?), но это звучало как издевательство, – Что, я, по-твоему, жил на Щитовом поясе?

Щитовой пояс был частью острова, которому, королевство и было обязано своим названием. Давным-давно, еще до того, как возникла Империя Валье, ее будущие земли раздирали войны. Спасаясь от них, многие жители покинули материк, и осели на крупном острове между Сахаллой и Нгарой. Несмотря на то, что, в целом, новое место жительства было более безопасно, спустя пару столетий островитяне стали страдать от пиратских нападений. Орочьи морские рейдеры с юга, пираты Кинжальных островов, и, конечно же, овеянные ужасной славой морские эльфы, чьи плавучие крепости представляли наибольшую угрозу для существования

Могущественнейшие маги острова объединили свои усилия и, казалось, ими было найдено решение. В течении нескольких лет, границы острова были обнесены опасными магическими артефактами, создававшими прорывы в Астральном плане. Все живое, - флора и фауна преображалось, приобретая новые и чудовищные качества. Помимо таких чудовищ, сквозь прорывы проходили и исконные обитатели Астрала, - например, пресловутые мантикоры. Щитовой пояс превратил остров в настоящую крепость. Пираты больше не пытались захватить острова. Увы, когда население острова начало расти, оно столкнулось с суровой нехваткой жизненного пространства. Монстры обитали в основном на побережье, но частенько заходили в глубь континента. Центр острова – столичные области, еще был сравнительно безопасен, однако зона риска занимала добрую половину острова. Именно поэтому Ордена Магов и пользовались таким уважением в Щитовом королевстве, - на них лежала ответственность за безопасность поселений. За свою жизнь господин Рейнольдс совершил немало поступков сомнительного свойства, но вот своей деятельностью в качестве мага Ордена Черепа, он мог только гордится.

- Если честно, мне все равно, - ответ эльфийки был слегка прерывистым. Бросив взгляд в ее сторону, Рейнольд понял, что она пытается затянуть ремень штанов, снятых с одного из зеленых плащей на своей талии. Получалось не слишком удачно, - судя по всему, он просто был ей слишком велик. Даже в мужской и нескладной одежде, остроухая все равно выглядела сногсшибательно, и господин Рейнольдс вздохнул. Сохранять ясность рассудка все-таки было слишком тяжело.

- В общем, я тебе ничем помочь не могу. Если хотела ответов на вопросы, не стоило убивать всех, - бросил он.

- Действительно. Мой недосмотр, - эльфийка завершила свое переодевание, натянув на себя плащ одного из разбойников, - И что ты теперь будешь делать?

Вопрос оказался неожиданно удачным. Череда странных происшествий с эльфийкой, зелеными плащами, драконом и иллюзионистом, несколько выбила мага из колеи. По идее, ему нужно было вернуться к своим делам. Например, пополнить свиту телами убитых разбойников. Конечно, придется бросить их в храме, - печать об отсутствии души могли поставить только священники Имперского культа, а подделать ее у некроманта бы не получилось.

- Займусь работой, - произнес он, - Мертвецы сами не поднимутся. Кстати, имя Кельхар Зоннер тебе о чем-нибудь говорит?

Эльфийка отрицательно покачала головой. Ничего удивительного. Господин Зоннер был всего лишь старым знакомым Рейнольда. Если бы некромант составлял список самых безобидных людей, которые были ему известны, то старик бы мог возглавить этот список. На роль манипулятора, способного составить коварный план, преследующий далекоидущие цели, он не тянул. Пару раз старик посещал Щитовое Королевство в ходе своих экспедиций. Основной темой его штудий была доимперская история Валье, а поскольку предки Рейнольда прибыли на остров как раз в доимперский период, остров был для него, как он выразился, «золотой жилой». Для Орденов, впрочем, «золотой жилой» был сам старик, - иерархи буквально дрались за право охранять его в ходе экспедиций. В итоге, победителем оказался Орден Черепа, и Рейнольд вместе с десятком других лучших некромантов организации, был направлен сопровождать его. Экспедиции длились долго, - последняя и вовсе затянулась на пол-года. За это время, он более-менее изучил старика. В принципе, он был достаточно умным, однако его интересы полностью поглощало прошлое. Будущее и настоящее его не интересовали совсем, а вот какой-нибудь разбитый изукрашенный черепок, мог захватить его внимание на дни, а то и недели. Словом, не тот человек, от кого можно подозревать в двойной игре.

Да и встреча с ним произошла почти случайно, - здоровье старика за те годы, что прошли со времен его путешествий, сдало и все свое время он проводил в пределах родового поместья с трудом перемещаясь даже в пределах особняка. Правда, его энтузиазма в изучении истории перспектива в ближайшее время стать ее частью не подкосила. Весь город был увешан объявлениями о найме людей, готовых заняться работой «сопряженной с риском», написанными от его имени. Так Рейнольдс на него и вышел. С другой стороны, может быть кто-то еще пытался воспользоваться увлеченностью ученого в своих целях? Рейнольдс покачал головой. Толку от этих гаданий не было, - он и в политике родной страны был не силен, а тут целая Империя…

- А в храм пойдешь? – вопрос эльфийки вырывал его из задумчивости.
- А тебе-то это зачем? – положительно, ее вопросы некроманту уже надоедали.
- Я собираюсь туда. Может быть найду ответы насчет того, зачем все , - ответила она, указав мечом на одно из мерзких украшений, - В компании будет безопаснее.

Рейнольд не нашел что возразить. Он видел эльфийку в деле, и, безусловно, она бы могла оказать ему помощь. Хотя ее поведение было ему не по душе.

- Если ты готова ждать, - сказал он, поднимая с земли сухую веточку, и приступая к созиданию магического круга, - Как я уже говорил, поднимать мертвецов – дело долгое. Часа полтора не меньше.
- Я выгляжу так, будто мне есть куда торопиться? – произнесла она, устраиваясь на крупном округлом камне, подогнув под себя ноги.

Человеку – Рейнольду уж точно – было бы неудобно в этой позе, но она заняла ее без видимого дискомфорта.

- Заодно и посмотрю, как вы это делаете. Новый опыт никогда не помешает.

Некромант пожал плечами. Если хочет, пусть смотрит. Он засучил рукава и глубоко вздохнул. Пора было приниматься за дело…
__________________
At any given moment the floor may open up. Of course, it almost never does; that's what makes it so damn BORING. (с)

Последний раз редактировалось Нексса-Джахад; 28.02.2013 в 14:59.
Нексса-Джахад вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Fejar (28.02.2013), Skywаrp (02.03.2013), sobolevna (17.06.2013), Бьярру (02.03.2013), Ромми (28.02.2013)
Старый 02.03.2013, 00:22   #6
Нексса-Джахад
Decepticon Overlord
 
Аватар для Нексса-Джахад
Доп. информация

По умолчанию Re: Графоманство.

Третья часть отняла чуть больше времени. Много диалогов, довольно много выброса информации (я надеюсь), мало действия.

Глава 3.

День клонился к своему концу. Солнечная колесница уже почти завершила свое победоносное шествие, и через какую-нибудь пару часов должна была скрыться за горизонтом. Чуя то, что победитель наконец покинет поле боя, остатки разгромленного воинства облаков собирались на востоке, объединяясь с подкреплениями, что шли оттуда. Глядя на это, Рейнольд Рейнольдс пришел к выводу, что этой ночью следует ждать дождя. Впрочем, предсказатель погоды из мага был так себе. Как некромант он был куда лучше.

Несмотря на это, ритуал оживления мертвецов занял у него раза в два больше времени, чем предполагалось. Дело было в том, что поначалу, он решил помолиться за покойных. В хитросплетениях имперской религии он разбирался не лучше свиньи в апельсинах, зная лишь о том, что местные почитают основателя Валье как бога, что защищает Империю от враждебных сил, и были готовы жестоко наказать любого, кто осмелится допустить неуважение к его персоне. Как это сочеталось с тем, что наследники этого самого императора были свергнуты всего двадцать лет тому назад, некромант не знал, да и, если честно, не горел желанием выяснять. Благо, на практике почитание Императора требовало лишь произносить его имя с придыханием, да почаще восторгаться его деяниями и величием. Кто и во что верил на самом деле, никого не интересовало.

- О великий милосердный Янгалот, - пробормотал он, присев на колени и закрыв ладонями глаза, - К тебе взываю, уповая на твою безграничную справедливость.

Родина Рейнольда, в принципе, не сильно отличалась от Империи в этом плане. Формально, государственной религией был культ Пятиликого Бога, всемогущего создателя мира и человечества. Но на самом деле, вера в него была плотно укоренена только в городах. Остальные жители продолжали по старинке молиться богам вроде Янгалота. Древним, загадочным и опасным. Что же касалось Рейнольдса, то он сам был уверен в том, что после смерти кто-то спросит с него за все, что он совершил в жизни, но не был уверен, кто конкретно. И не горел он желанием выяснять, кто, считая что всему свое время.

Молитва была делом долгим, и темная эльфийка-таки не усидела на камне. Сорвавшись со своего сиденья, она исчезла в лесу, бросив ему, что собирается выяснить судьбу мага воздуха. Судя по всему, зеленые плащи слуг Всеведущего, и были источником таинственных сил, позволявших проникать через через гущи леса. Или же эта сила передавалась убийце от убитого. В любом случае, лес покорно расступился перед нею, дав возможность осуществить задуманное.

«Полезные вещички», - пронеслась в мозгу некроманта мысль, немедленно приобретшая меркантильный оттенок, -«Надо будет их продать».

Он быстро прогнал ее, внутренне посетовав на собственную порочность (мыслить о прибылях, молясь за покойных? Неправильно это было, неправильно), а затем завершил молитву уже ни на что не отвлекаясь. С высоким было покончено, и он было собрался приступить к делу, как вдруг о себе дали знать более приземленные потребности. Желудок заурчал, требуя скорейшего наполнения.

Некромант расстелил по земле плащ, устроился на нем поудобнее, и принялся вытаскивать нехитрую снедь из своей сумки. Финансовые затруднения сказались и на его диете. Обычно, Рейнольд любил покушать вкусно и обильно, но сейчас был вынужден затянуть потуже поясок. Последнюю неделю его меню составляли сухари, сыр, слабый напиток, который местные называли пивом (а по мнению Рейнольда, это была кошачья моча со спиртом в пропорции пять к одному), да изредка кусок ветчины или сала. Сегодня, оно у него было, только, как выяснилось, успело прогоркнуть. Маг пожал плечами, случалось ему едать и худшее. Он скомандовал зомби приготовить мертвецов к оживлению, а сам сделал несколько бутербродов, которые тотчас принялся пожирать.

Эльфийка, тем временем, вернулась. В ходе своего путешествия в глубины леса, она успела обзавестись сумкой. Наверное, это был трофей с тела аэроманта. Еще эльфийка успела раздобыть где-то немаленькую порцию грибов. Ничего не говоря, она уселась рядом, и принялась бросать на некроманта странные взгляды. Рейнольд не сразу понял, чего она хочет (не в последнюю очередь за это следовало винить ее решение расстегнуть пару пуговиц на груди, создав импровизированное декольте), но затем до него дошло, что она тоже голодна. Задумавшись над тем, что мешало ей попросить, маг протянул остроухой один бутербродов, получив взамен несколько крупных грибов. Сорт ему знаком не был, но сама эльфийка уплетала их с аппетитом. Да и причины отравлять его у нее вроде не было.

- А зачем ты молился за них? – вопрос эльфийки прервал тишину их обеда (или ужина?), - Они ведь пытались тебя убить.
- Все станем друзьями в царстве Янгалота, - философски ответил некромант, с трудом отвлекаясь от пережевывания грибов. Положительно, это была самая вкусная вещь, которую он ел за последнее время.
- Религиозный волшебник. Надо же, - произнесла эльфийка, - А я думала, вы все считаете, что боги - это просто сгустки магии, обретшие разум.
- Не я. Местные штучки, - пожал плечами Рейнольд.
- Я не поверю, что ты из Щитового королевства, пока ты не покажешь мне мантикору, - несмотря на то, что пищу она поглощала с грацией и удивительным достоинством (удивительно было то, что оно вообще там присутствовало).
- Забудь, - судя по всему, на сей раз она шутила.

Внезапно, Рейнольдс понял, что до сих пор не выяснил имя остроухой. Стало слегка неудобно за себя, и он задумался над тем, как бы это деликатно выяснить,
- А как тебя зовут? – попытка обернулась провалом, и он решил действовать «в лоб».
Эльфийка, впрочем, бестактность проглотила совершенно спокойно. Судя по слабой улыбке, промелькнувшей на ее лице, даже слегка обрадовалась.
- А я уж думала, что ты никогда не спросишь, - произнесла она, - Тарша Энайола Тиагара. Можешь называть меня Тарша.
- Погоди, я должен был спросить? – спросил некромант, несколько запутанный ситуацией.
- Женщина не должна представляться мужчине, пока ее не спросят, - сказала она, неожиданно поднявшись, и вновь заняв позицию на камне.
Рейнольд ощутил, что его недоумение усиливается. Он пробыл в Валье не так уж долго, но такой манеры за местными женщинами не заметил: представляться они не стеснялись. Может быть, это были традиции темных эльфов?

Рейнольд дожевал последний бутерброд, и поднялся. Зомби уже закончили: их будущие собратья остались в одном исподнем, и были ровно уложены в центре магического круга. Некромант встал в центре круга, слегка сгорбился, нелепо расставил ноги, и вскинул руки. Мгновение спустя, поляну залил размеренный речитатив. Ритуал оживления мертвецов, был достаточно скучным делом. Шесть куплетов заклинания, чтение каждого из которых длилось минут десять, перемежавшихся пятиминутными паузами, заполненными жестами. Мертвецы в это время шевелились и подергивались, периодически из их глоток вырывались сдавленные хрипы и звуки, похожие на рыдания. Рутина; ни тебе грома, ни молний, ни шепота злых духов, ни даже ослепительных вспышек энергии. Ничего удивительного в том, что эльфийка заскучала.

- А как твоя набожность сочетается с тем, что ты тревожишь покой мертвецов, заставляя их исполнять твои прихоти? – спросила она, почему-то начав раскачиваться на камне, - И почему это отнимает у тебя столько времени? Я уже видела черного мага, и он поднимал мертвых только так. Махнет рукой и…
- Я не тревожу покой мертвецов, - перебил ее некромант, возвращая должок. Его учителей, наверное, взбесило бы то, что он болтал на посторонние темы в ходе ритуала, пусть даже и в перерывах. В работе не было ничего серьезного, и на долгое время мертвецы бы ему не понадобились.
- О, правда? – саркастично спросила Тарша, - То-то они так стонут и дергаются, должно быть радуются, что им придется служить тебе.
- Тела дергаются от того, что их заполняют некротические энергии, - ответил некромант, сделав ударение на первом слове, - То, что составляло их до того, как мы их убили уже не здесь. Они не более, чем пустые оболочки, не нужные своим владельцам. Думаю, ты этого отрицать не станешь?
- Ты неплохо избегаешь вопроса о том, почему оно отнимает у тебя столько времени, - ответила она, картинно зевнув.
- Я уже не раз говорил тебе, чтобы ты не сравнивала меня и черных магов Консорциума, - произнес он с раздражением. Пятиминутный перерыв закончился, и он снова вернулся к чтению заклинания. Девушка фыркнула, но вмешиваться не стала.
- Ты ведь в курсе, как работает магия? Астральный план, измерение параллельное нашему, источник магической энергии… Нельзя сказать, какой из миров является истинным, а какой лишь отражается в нем и так далее, - произнес он, немного переведя дух, - Маги Валье всего лишь ловят отблески злых намерений, блуждающие в ином измерении, и помещают их в трупы. Поэтому их зомби получаются слабыми, не очень умными и агрессивными.

Рейнольду тоже приходилось видеть местных умельцев в деле. И они его не впечатляли. Безусловно, они не уступали Ордену Черепа в боевой магии, а в проклятиях и вовсе превосходили, но создание качественной нежити было им не по зубам. И дело было даже не в разнице между физическими способностями (ее можно было компенсировать вливаниями энергии) разных типов живых мертвецов, - творения Рейнольдса были значительно умнее, и подходили для более тонкой работы. Не бог весть какой, конечно, но у черных магов они и вовсе годились только для того, чтобы бездумно нападать на тех, на кого хозяин укажет.

- Мы, в свою очередь, используем некротическую энергию, которая является формой жизненной силы, - продолжал волшебник.
- То есть, ты хочешь сказать, что это – живые существа? – спросила эльфийка с удивлением и сарказмом, - указав пальцем в сторону одного из зомби, замерших вокруг хозяина точно почетный караул.
- Ну, и не мертвые ведь? – некромант попытался пошутить, - Не-мертвые. Перестают разлагаться, способны к ограниченному мышлению, способны немного регенерировать…
- А нельзя было использовать нечто менее тошнотворное? Например, камень или металл… - кажется, ее действительно заинтересовал рассказ некроманта.
- Можно. Только это может занять недели, и я не поручусь за качество результата, - ответил Рейнольдс, а затем продолжил, отвечая на немой вопрос, возникший в глазах собеседницы, - Когда-то трупы были живыми, и они лучше приспособлены к тому, чтобы вместить в себя эту энергию.
- А почему вы используете человеческие тела? В этом тоже есть какой-то смысл? – об интересе свидетельствовали все новые и новые вопросы.
- Ага. Зомби-коровы, знаешь ли, плохо подходят для наших нужд, - очередной перерыв закончился, и некромант решил отшутиться, - Хотя я однажды сделал зомби из эльфа.
- Все равно, это отвратительно. Мы сжигаем своих мертвецов, - эльфийка наморщила нос. Шутка некроманта (его выражение лица не позволило бы принять его слова всерьез), должно быть, не пришлась ей по душе.

«У нас бы их бы может тоже сжигали», - ритуал не терпел отступлений, и господину Рейнольдсу пришлось оставить последнее слово за остроухой, -«Если бы у нас было достаточно древесины».

В Щитовом королевстве всегда чего-то не хватало. Самым ярким воспоминанием Рейнольда о своей жизни в трущобах было ощущение нужды. Конечно, он провел прошло в столичных трущобах, рассаднике бедности, болезней и преступности, но это было верно и для всего города в целом. Щитовой пояс висел у страны точно удавка на горле, - отдельные умники считали, что главная проблема в том, что он препятствует торговле. Рейнольд, в принципе, был с этим согласен, но с его точки зрения, Пояс в первую очередь мешал жить, а не торговать Например, качественная древесина, как правило, уходила или к друидам или на строительство бесконечных изгородей, защищавших поселения и поля. Поэтому только богачи могли позволить себе кремировать усопших. Вечная нехватка жилых земель затрудняла и простое захронение мертвых в земле, и поэтому местные жители предпочитали просто оставлять их в безлюдных местах. А поскольку безлюдные места были опасны, довольно быстро нашлись и те, кто нанимался заниматься доставкой чужих мертвецов за деньги. Говорят, из этих людей, впоследствии, и вырос Орден Черепа…

Рейнольд произнес последние строки заклинания, и вот тут-то зрелище и стало более эффектным. Магический круг, начерченный некромантом, запылал грязно-зеленым пламенем, которое быстро достигло человеческого роста, скрыв внешний мир от некроманта. Пламя танцевала недолго, формируя уродливые и гротескные человеческие лица, а затем оно начало спадать. Казалось, что все закончилось, но тут пламя перекинулось на трупы, - в небо ударили столбы огня, а мертвецы точно по команде поднялись.

Эльфийка зааплодировала. Некромант кинул на нее злой взгляд, но, судя по всему, она была искренней. Или нет. То радуется, то называет зомби «отвратительными». С последним, впрочем, Рейнольд не спорил. Даже ему внешний облик мертвецов казался омерзительным. Будь у него время и выбор, он бы предпочел поднять только их кости. Впрочем, аплодисменты ему все равно пришлись по душе: кому не будет приятно выслушать похвалу от красивой девушки? Она, кстати, встала с камня и направилась к храму. Господин Рейнольдс хитро улыбнулся и присел обратно на плащ.

Тарша обернулась, и в ее глазах маг прочел немой вопрос. На сей раз, он не стал на него отвечать, достав из своей сумки небольшую склянку, заполненную темной сине-зеленой жидкостью. Некромант отвинтил тугую пробку и сморщился. Вырвавшийся из бутылочки запах был отвратительным, от него глаза начинали слезиться, а нос отказывался делать вдох. И это были еще цветочки. На вкус зелье было еще более гадким. Он залпом проглотил ее содержимое, и силой схватил себя за челюсть, подавляя рвотные позывы. Проглоченное зелье опускалось вниз точно камень, и некромант покачал головой, сетуя на то, что его нельзя смешивать ни с едой, ни другими напитками. Положительный эффект же не заставил себя ждать. Рейнольд ощутил как по его членам растекается приятное тепло. Даже в сон потянуло. Пожалуй, если бы не эльфийка, продолжавшая стоять у дороги и сверлить его взглядом, он бы мог и прикорнуть.

- Мне нужно восстановиться, - наконец соизволил объяснить он, - Прикосновение смерти и оживление сразу десяти зомби. Утомляет, знаешь ли.

Тарша нашла это объяснение приемлемым, пожав плечами и вновь вернувшись к облюбованному ранее камню. Теплое обжигающее облачко, которое окутало некроманта, казалось, добралось до мельчайших клеточек его тела, вплоть до кончиков волос и ногтей. На душе у волшебника тоже полегчало; напряжение, которое он чувствовал с тех пор, как в простую экспедицию в древние развалины разбавили странные события, вроде пресловутого нападения зеленых плащей, ушло.

- Кстати, я тебя тут посвящаю в секреты теории некроманти, -протянул он, - О себе вам тоже не должно рассказывать?
- Можешь мне ничего не рассказывать,- бесстрастно ответила эльфийка. Рейнольд сощурился. Видимо, его ремарка задела в ее душе какую-то чувствительную струну, и далеко не ту, движениям которой можно было радоваться.
- Эй-эй, я же не прошу тебя делится секретами личной жизни, - у зелий, снимавших пост-колдовскую усталость были побочные эффекты, среди которых были временное желание делать всякие глупости. Некромант поддался одному из таких импульсов, и помахал руками, словно защищаясь, - Просто, мне любопытно, что ты делаешь на поверхности земли. Разве вы не умираете от слишком яркого света, ветра и большого открытого пространства?
- Нет, - Тарша по-прежнему сохраняла бесстрастность, но, судя по всему, эльфийка все-таки слегка расслабилась, - Просто долго болеем. А если серьезно, то некоторые действительно не могут приспособиться. Я потратила несколько лет, чтобы привыкнуть.
- А-а-а, - глубокомысленно протянул некромант, который под действием зелья не сразу понял, что под «здесь» эльфийка подразумевает не Империю Валье, а поверхность земли, - А, кстати, если ты так горишь желанием выясниь, что к чему, почему бы тебе не сходить в этот… Шиггар?

Рейнольд прикусил язык, пожалев о том, что сказал. Вот действительно уйдет, оставив его лазить по руинам в одиночестве, без возможности созерцать ее прелести, и без защиты, если его зомби окажутся побеждены. На его счастье, эльфийка только покачала головой.

- Хозяин гостиницы стоит здесь, - произнесла она, указав на одного из свежеподнятых зомби Рейнольда, которые продолжали слегка покачиваться и искрить сполохами остаточного волшебства, - Вот эти двое – его помощники. Остальные были в гостинице… Я приняла их за постояльцев.

Господин Рейнольд подавил желание в очередной раз протянуть глупое «а-а-а, вот оно как». Хороший знак. Приятное жжение постепенно покидало его тело, оставляя лишь бодрость, и легкое ощущение горечи где-то в глубине нёба. Он медленно поднялся, и велел своим зомби следовать за ним и эльфийкой. За исключением пары бывших разбойников, которые были оставлены сторожить добычу. Исследование заброшенных руин древности, - дело, занимаясь которым лучше быть налегке. Вдруг придется убегать…

Когда они с эльфийкой оказались внутри, то первым, что бросилось им в лицо была очевидная заброшенность этого места. Внутренне убранство святилища было покрыто таким слоем пыли, что некромант даже испытал страх за собственную жизнь. Перспектива оказаться погребенным под завалами потревоженной пыли была не такой уж и нереальной. Но это, пожалуй, было самой значительной опасностью, грозившей посетителям древнего здания.

К слову, некромант и темная эльфийка не были первыми посетителями храма за последнее время (то бишь, хотя бы в течении ближайших десяти лет). Бесспорным свидетельством этого была дорожка из следов, окруженная слоем сравнительно менее плотной пыли. Тарша немедленно отреагировала на их присутствие, сразу же последовав по ним. Некромант на мгновение задумался: ему-то по идее, требовалось повнимательнее изучить храм, чтобы собрать местные редкости, а не искать следы ее похитителей, но затем решил последовать за ней, дав паре зомби приказ расчищать пыль. Мертвецам-то она была не страшна. А прояснить ситуацию с теми, кто стоял за похищением остроухой, все-таки стоило. Не хватало еще нарваться на засаду уцелевших друзей аэроманта.

Увы, след, который взяла остроухая вел в тупик. В прямом смысле. Извилистая дорожка следов вела через комнату, в которой посетители храма оказывались первым делом (Рейнольд интуитивно полагал, что у нее было название, но в храмы он захаживал не так часто, чтобы его знать, а потому называл его прихожей), мимо двух высоченных дверей, которые вели в молельный зал. Она привели их к винтовой лестнице. Некромант на мгновение заколебался, не послать ли впереди зомби, но эльфийка не дала ему этого сделать, ринувшись вперед. Маг вздохнул, и поплелся за девушкой.

На втором этаже не оказалось ничего, кроме коридора со множеством одинаковых дверей. Ради любопытства, Рейнольд открыл одну. Внутри не оказалось ничего, кроме пыли, да остова кровати. Удивительно, как древесина не сгнила за эти столетия… Должно быть сказывался выбор материала, - некромант приказал зомби подобрать одну в надежде, что Кельхара она заинтересует. Скудность обстановки навела некроманта на мысль, что это была монашеская келья. Он открыл на пробу еще пару дверей, - внутри было тоже самое. В конце коридора была еще одна лестница.

Третий этаж, пожалуй, был более интересным, но эльфийка, недоброжелательно косившаяся на мага, пока он изучал второй этаж, на сей раз решила не давать ему шанса. Рейнольд решил позволить девушке удовлетворять свое любопытство, и они прошмыгнули по третьему этажу быстро. К слову, сам некромант считал, что во всем следует винить сумасшедшего мага воздуха, который удовлетворял свои извращенные потребности за счет кучки деревенских дурачков, заморочив им голову своими иллюзиями. В эту картину слегка не вписывалось боевое мастерство зеленых плащей и явно недешевые артефакты для перемещения по лесу, но некромант не собирался позволять мелочам разрушать стройную теорию. Изучение храма убеждало его в относительной безопасности этого места, и хотя он оставил по паре своих слуг на каждом этаже, он не предполагал, что им грозит нападение. Люди - существа громоздкие и не могут не оставлять следов. А кроме мага воздуха внутри явно никого не было.

В общем, на третьем этаже была еще одна лестница (почему бы им просто не сделать одну?), и… фиаско. Она вела на чердак – место грязное, темное, несмотря на внушительных размеров дыры в потолке, и практически пустое. А хуже всего, что следы мага воздуха обрывались, что заставило эльфийку забавно зашевелить ушами. В эльфийской мимике некромант не разбирался совсем (до встречи с Таршей он видел живых остроухих редко, и выражения их лиц практически никогда не менялись), но он счел это знаком раздражения. Забавным знаком раздражения. Он позволил себе хмыкнуть. Эльфийка бросила на него злобный взгляд, но затем на ее личико вернулось более привычное спокойствие.
- Есть идеи, куда он мог деться? – спросила она.
- С чего мне знать об этом? Взлетел, наверное. – протянул он, - Думаю, это был тот аэромант.
- Ты же маг. Разве вы не чувствуете заклинания? – эльфийка определенно была недовольна тем, что здесь нет следов, способных пролить свет на ее похищение. Чердак был сравнительно более чист, видимо благодаря тому, что здесь спокойно гулял ветер, дувший из трещин в крыше. Они же, видимо, заносили сюда грязь.
- Чувствуем. Когда их применяют. Или когда они очень сильные, - ответил Рейнольд, - Не тот случай.

Ответом ему был вздох. Эльфийка с тоской посмотрела на большую дыру в крыше, но было ясно, что даже с ее атлетическими способностями, до нее не добраться. Внезапно, она метнулась куда-то в темный угол. Свет солнца, продолжавшего катиться на запад, туда почти не проникал, и некромант не сразу понял, что привлекло ее внимание. Когда он присмотрелся, то увидел, что в темном углу притаился матрас – настолько грязный, что его можно было принять за груду мусора. Рядом с ним валялись обгрызенные куриные кости, хлебные крошки и какие-то корешки. Еще один кусочек мозаики встал на свои места. Действительно, как некромант и предполагал, погибший иллюзионист действительно следил за судьбами своих жертв.

«Должно быть, он вызвал свою шайку, когда увидел меня», - заключил он. Настроение слегка улучшилось. Никакой мистики, всего лишь обычная человеческая порочность.

Они вернулись на третий этаж. «Улов» на нем был не настолько богатым, как некромант рассчитывал. Там было три больших комнаты. Одна из них, возможно, когда-то была библиотекой; стеллажи уцелели, но от самих книг осталась только пыль. Некромант пожал плечами, - не стоило ожидать многого от бумаги. Если бы книги были ценными, их бы заколдовали, а если бы их заколдовали, то храм бы давно кто-то нашел. Впрочем, не исключено, что его уже находили и унесли отсюда все ценное. Кельхара ведь храм интересовал как памятник древности, а не хранилище ценностей. Эта идея подтверждалась и изучением двух соседних комнат, - одна очевидно была разграблена. Об этом свидетельствовал распечатанный тайник в виде вмурованного в стену сейфа, который грабители даже не потрудились закрыть. Впрочем, унесли они не все. Некромант подобрал пару гротескных статуэток, изображавших каких-то страшилищ. Камень не привлек грабителей, но насколько некромант знал своего нанимателя, его бы они заставили плясать от радости. Изучив третью комнату, некромант нашел еще пару таких же, а также обломки каменных табличек, покрытых непонятными символами. Их было довольно много, но некромант не ленился подбирать каждую, справедливо полагая, что чем больше соберет, тем больше ему за него заплатят.

Второй же этаж обернулся разочарованием. Это действительно были кельи монахов, и жили они очень аскетично. Ни статуэток, ни табличек, ничего, кроме черепков. Должно быть это были ночные вазы, и некромант побрезговал их собирать, взяв один более-менее целый экземпляр, чудом сохранившийся в предпоследней комнате. Ничего интересного они все равно не представляли, создатель даже поленился украсить какими-нибудь узором.

В общем, самым полезным для некроманта оказался первый этаж. Зомби уже успели его слегка очистить. Способ, которым они это сделали, был довольно своеобразен: они вдыхали и глотали пыль, а затем выходили из храма, где она выдыхалась и выплевывалась. На первый взгляд, метод был странным и, например, эльфийку сильно удивил, хотя она снова проявила непонятную молчаливость.
- Я говорил, что зомби в каком-то смысле живы, - ответил он на немой вопрос, замерший в глазах девушки, - Легкие и желудок им не нужны, но они могут ими пользоваться.

На первом этаже было два просторных зала. Первый, вход в который обнаружился за лестницей, видимо, была трапезной. По крайней мере, рядом с ним было небольшое помещение, явно бывшее кухней. Там даже нашлась посуда.
«Глина, глина, глина», - некромант испытал разочарование. Судя по всему, в храме не было ничего, что могло бы заинтересовать кого-то, кроме тех, кто был подобен Кельхару. Значит его прибыль от этого предприятия, пожалуй, будет ограничена тем, что ему заплатят, и тем, что удаться выручить за плащи. Хотя, возможно, он рано отчаивался. Обеденный зал, впрочем, тоже разочаровал. Он был абсолютно пуст: одни только обломки грубой деревянной мебели. Порода древесины, правда, была любопытна тем, что прошедшие годы ее почти не тронули, но некромант отметил ее лишь как потенциальный материал для костра.

Оставался еще молельный зал. Его следовало обследовать тщательно: Рейнольд надеялся, что найдет тайники. И действительно, он определенно оказался более интересным местом, чем остальные. В отличие от всех остальных помещений храма, комната была богато украшена, - цветные камни изображали богов, героев и каких-то странных существ, которых господин Рейнольдс определил как священных животных. От алтаря мало что осталось, но на возвышении все еще красовалась статуя дракона, во многом похожая на ту, что украшала крышу здания. Только она была в несколько раз больше и, пожалуй, тяжелее. Даже всем его зомби вряд ли бы было под силу вынести ее из храма без специальных инструментов.

«Что же, пусть господин Кельхар организует повторную экспедицию,» - подумал некромант. Его взгляд упал на одного из богов древних жителей. Это был старик с длинной бородой и хитрым взглядом. Повинуясь причудливой игре перспективы, а так же баланса света и тени, его губы словно бы кривились в надменной усмешке, обращенной к зрителю. В данном случае, Рейнольду.

- Ты умеешь рисовать? – спросил он Таршу, отворачиваясь от неприятного изображения.
- Да, а что? – на сей раз эльфийка растерялась.
- Отлично, - ответил некромант, извлекая из своей сумки несколько листов бумаги и карандаш, - Если ты сможешь набросать всех этих чудиков, что изображены на стенах, я тебе заплачу.

Сам некромант тоже умел рисовать, но сейчас ему хотелось изучить молельный зал повнимательнее своими глазами. Эльфийка пожала плечами, но все необходимое забрала, и принялась делать наброски священных ликов, в то время как Рейнольд бродил по молельной зале в поисках чего-нибудь интересного. Ему удалось найти еще несколько статуэток, пару целых каменных пластин с теми же символами, а внимательно осмотрев трещины в полу найти пару металлических амулетов, украшенных изображениями драконов. Вообще, пол был каким-то удивительно прочным, неплохо сопротивляясь течению времени.

- У них странные носы и уши, - отвлек его голос эльфийки.
- У кого? – некромант не понял ее замечания.
- Люди. На стенах, - протянула эльфийка задумчиво, - Их уши той же длины, что и пальцы, а носы еще длиннее.
- Может быть это эльфы? – спросил некромант. Ответом ему была тишина.
Рейнольд обернулся и увидел, что эльфийка показывает пальцем на собственный нос, как бы говоря, что он у нее нормального размера. Некромант пожал плечами. Действительно не длинный. Темная в ответ улыбнулась, и и некромант ощутил, что, его мысли снова начинают приобретать неправильное направление. Впрочем… Почему неправильное? Судя по всему, экспедицию в храм можно было считать оконченной, и им предстояло заночевать в храме. Перспективы весьма приятные.

Приятные мысли потонули в грохоте, неожиданно прозвучавшем у него за спиной. Некромант стремительно обернулся, готовясь отбиваться от любой угрозы, но как выяснилось, это была всего лишь статуя дракона, неожиданно рассыпавшаяся в прах. Казалось бы, ничего представляющего прямую и явную угрозу, но чувство опасности никак не отпускало Рейнольдса.

- Пошли отсюда, - бросил он эльфийке, - Дурной знак.

Некромант ожидал, что девушка будет спорить, например, назвав его суеверным, или попытавшись найти рациональное объяснение неожиданности. Ожидания не оправдались. Та только кивнула, спрятала свои наброски в сумку, и медленно направилась прочь из комнаты. Оказалась даже более осторожной чем маг, стараясь наступать только в собственные следы. От напряжения в висках некроманта словно бы застучали молотки, а слух улавливал, как пылинки оседают на полу. До выхода осталось десять шагов. Восемь. Пять. Три. Один…

Они не успели. Все решили какие-то доли секунды. Пол под ногами исследователей руин разверзся, и некромант ощутил, что падает в темноту…
__________________
At any given moment the floor may open up. Of course, it almost never does; that's what makes it so damn BORING. (с)

Последний раз редактировалось Нексса-Джахад; 03.03.2013 в 12:48.
Нексса-Джахад вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Fejar (04.03.2013), Skywаrp (02.03.2013), sobolevna (17.06.2013), Zombie (02.03.2013), Ромми (04.03.2013)
Старый 03.03.2013, 19:28   #7
Нексса-Джахад
Decepticon Overlord
 
Аватар для Нексса-Джахад
Доп. информация

По умолчанию Re: Графоманство.

И еще одна часть.
Некоторое время повествование ведется скорее от лица Тарши, чем Рейнольда, а то мне кажется, что оно слегка однообразно.

Глава 4.

Давным-давно, когда спасаясь от бесконечных войн, раздиравших материк Нгары предки Рейнольдса пришли на будущий Щитовой остров, они довольно быстро были вынуждены продвигаться вглубь своей новой родины. Прибрежные поселения регулярно разорялись: орки Сахаллы, беспощадные уроженцы Кинжальных островов, и, хуже всего, морские эльфы, считали их своими охотничьими угодьями. Они были воистину ужасны: если первыми двумя хотя бы двигала нужда или жажда наживы, то последние, казалось, нападали лишь ради кровопролития, оставляя за собой след из смертей и разрушения. Сражаться с ними было почти невозможно, и вскоре, один из лидеров беженцев, впоследствии известный как Остин-Основатель, первым повел своих людей в глубины острова. Память о тех временах, в основном, сохранилась в виде легенд, и как гласили последние, когда беженцы прибыли к центру острова, их глазам предстало удивительное зрелище.

Это была гора с плоской усеченной вершиной, напоминавшая стол. Но самым удивительным было не это, а то, что такая форма была придана ей не игрой изменчивых сил природы, но человеческими руками. Или, хотя бы, руками существ, подобных людям. Она была превращена в целый город: и если то, что находилось на ее поверхности к приходу поселенцев было обращено в руины, то та часть древнего города, что находилась в недрах горы, уцелела.

Шло время. Маленькое поселение на вершине горы стало городом, Остин Основатель подчинил своей воле исполинского белого дракона и стал владыкой острова, появился Щитовой Пояс, давший королевству название. Город рос и его население увеличивалось, и вскоре подземная его часть стала домом для тех, кто желал обитать поближе к столице, но не имел средств, позволявших жить на поверхности. Рейнольд Рейнольдс не был уверен в том, родился ли он в тех местах, или же был выброшен туда в раннем возрасте, но самые первые его воспоминания касались именно этого места.

И хотя это место и считалось дном общества, он прекрасно знал, что даже там есть куда падать. Как и в прямом, так и в переносном смысле. За сотни, а то и тысячи лет, прошедшие с тех пор, как неведомые строители превратили гору в свой дом, он начал ветшать. Благодаря этому, каждый житель трущоб овладел умением правильно вести себя в тех случаях, когда что-то падает на него, или когда он сам падает куда-то. Альтернативой этому было лишь умение жить с переломанными костями или свернутой шеей, но этими навыками успешно овладевали считанные единицы.

Как бы то ни было, но сии умения не раз выручали Рейнольду в опасных ситуациях, и этот случай не стал исключением. Тело сгруппировалось само, прикрыв все уязвимые места, на которые было способно, хоть умом некромант и понимал, что, скорее всего, их просто прикончит высота. Но тут забрезжила надежда – падение прекратилось, и он понял, что катится. Руки некроманта почти мгновенно взметнулись, пытаясь схватиться хоть за что-нибудь и остановить падение. Тщетно. Его пальцы бессильно скребли пол (стало понятно, почему он оказался таким гладким), и он беспомощно скатился в еще один проем. Затем ему в затылок что-то врезалось, выбив мысли из головы. Беспамятство накатило на некроманта, и его темные воды сомкнулись над тем, что составляло его разум…

***

Сознание вернулось к Рейнольду мгновенно. Секунду назад, он плавал в море сладостного забвения, а сейчас к нему вернулась ясность рассудка. Такой эффект он испытывал лишь однажды, когда его серьезно потрепала мантикора, и умельцы из Ордена Целителей обрабатывали его высшей лечебной магией.

Попытка подняться на ноги провалилась: маг не контролировал собственное тело. Еще одно свидетельство в пользу того, что на него наложили заклинание регенерации. На пропитанных некротическими энергиями некромантов, лечебная магия действовала странно, и паралич был еще не худшим симптомом. Чувствительность сохранило только лицо, утопавшее меж чего-то теплого, мягкого и приятно пахнущего. Это была подушка или… Или. Макушка Рейнольда ощутила чье-то дыхание, и он понял, в чем утопает его лицо.

«Будем надеяться, я исцелюсь быстрее, чем она», - подумал он.
Впрочем, проведя нехитрые вычисления, некромант пришел к выводу, что жаловаться ему было не на что. Он был жив, заклинание исцеления обещало ему относительное здоровье, да и положение его никак нельзя было назвать неприятным. Конечно, темная эльфийка могла легко все изменить после того, как к ней вернутся чувства, но это было делом будущего. Да и вообще, она производила впечатление женщины достаточно здравомыслящей, и некромант был уверен, что она обязательно примет во внимание тот факт, что хотя ему и нравится поза, занял он ее не по собственной воле.

«Говорят, что оскорбленные темные эльфы выкалывают своим жертвам глаза, заливают уши воском, отрезают конечности, и оставляют в живых», - промелькнула неприятная мысль. Конечно, это были только слухи, и кому как не некроманту было знать, как часто людская молва имеет обыкновение преувеличивать плохое. Но, с другой стороны, на пустом месте слухи тоже не всегда возникают. Некромант мысленно потряс головой, отгоняя дурные предчувствия.

- Слезь с меня, - раздался голос Тарши. Гнева в голосе девушки некромант не уловил. Так, легкое недовольство, но не более.
- Не… Не могу, - голос Рейнольда почти не слушался мага.

Он ощутил движение и, вскоре, его лицо покинуло свое приятное убежище, оказавшись на холодном полу. Как и следовало ожидать от эльфийки, пусть даже и темной, госпожа Тиагара пришла в себя быстрее человека. Некромант внутренне позавидовал повышенной витальности остроухой расы, а также внутренне посетовал на то, что на его собратьев заклинания исцеления действуют медленнее, и это сопровождается побочными эффектами.

Чувствительность, впрочем, возвращалась. По крайней мере, удалось открыть глаза. Правда, ничего не изменилось, - некроманта окружала темнота, в которой был слышен лишь звук шагов эльфийки, видимо, изучавшей то место, в котором они оказались. Еще мгновение, и некромант-таки перевел себя в сидячее положение, невзирая на печальный хруст, который издало что-то в области его поясницы.

- Где мы? – спросил некромант, надеясь, что за его слепоту следует благодарить темноту, а не, скажем, повреждение зрения, - Что здесь?
- Каменный мешок, - голос эльфийки был спокоен и сосредоточен, - У стен лежат скелеты. Сухо. Сыро. Воздух затхлый. Мы не очень глубоко. Выхода я не вижу.
- Скелеты… - протянул некромант задумчиво, - Подай-ка мне череп одного из них, если сможешь.

Звук шагов, треск сухих костей, а также сдавленные ругательства подсказали некроманту, что эльфийка решила удовлетворить его просьбу. Мгновение спустя эту мысль подтвердил собственно череп, оказавшийся у некроманта в руках. Немного повертев подарок судьбы в руках, Рейнольд пришел к выводу что, скорее всего, он принадлежал женщине.

«Ладно, взглянем на это дело», - подумал некромант, тихо произнеся простое заклинание. Череп окутался зеленым пламенем, и из его глаз ударило два ярких луча зеленовато-серебристого цвета. Загробный Свет, - заклинание простое, но очень полезное. Рейнольд покрутил черепом по сторонам. По какой-то причине, эльфийка старательно избегала оказаться пойманной световыми лучами. Боялась, что ли?
В любом случае, описание эльфийки было верным, но не полным. Они действительно были заперты в комнате без намека на вход и выход. Он поднял голову вверх, и заметил в потолке отверстие. Увы, слишком высоко. Некромант прикинул ширину между стенами. Очередное разочарование, расстояние не позволял взобраться по принципу «ноги в стены, спина к спине». Некромант вздохнул.

«А фрески-то… любопытные», - промелькнула по краешку сознания мысль.

Рейнольд почти механически пробежал взглядом по рисункам, которыми были украшены стены их узилища. Стиль рисунков был очень примитивным, почти схематичным, уступая даже тем нехитрым рисункам, что украшали молельную комнату. Тем не менее, несмотря на это, и странное чувство перспективы, понять, что на них изображалось было несложно. Длинноносые и длинноухие существа землистого цвета бились с многочисленными противниками. Это были и высокие существа, окутанные светом, которые нисходили на уровень земли из гигантского треугольника, бочкообразными великанами, которые бились вырванными с корнем деревьями, хвостатыми дикарями, душившими врагов языками… Рейнольд внезапно понял, что смотрит на картины с конца. Видимо, еще не до конца отошел от падения. Если взглянуть с начала, то врагами землистых карликов были…

Некромант перекосился. Возможно, за это стоило благодарить легкий туман в голове, сопровождавший его после прихода в сознание, но изображения первых противников длинноносых его пугали. Таинственному художнику удалось запечатлеть то, что обычно делает магических чудовищ столь отвратительными. Ощущение… чужеродности. Неестественности. Хуже всего, конечно, был гигантский глаз, из которого росли многочисленные руки. Казалось, что он смотрел в точности Рейнольдса, точь-в-точь, как тот старик, с взгляда которого их неприятности и начались.

Версия с сумасшедшим магом начала трещать по швам, поддаваясь не аргументам и свидетельствам, которые было нельзя игнорировать, но некоей внутренней убежденности в том, что здесь что-то не так. Некромант бросил взгляд на эльфийку, но она, казалось, никак не отреагировала на настенные росписи, и вообще их будто бы не замечала. Тарша была занята тем, что бродила вдоль стен, прижимая к ним ухо, и стуча по поверхности костяшками пальцев. Видимо, определяла толщину стен…

«Достойный пример для подражания», - подумал Рейнольд, потягиваясь и делая глубокий вдох. Нужно прибегнуть к магии. Хотя бы для того, чтобы определить, что за чертовщина здесь творится… Некромант снова закрыл глаза и тихо забормотал другое заклинание. То, что он собирался сделать было довольно опасным. Некроманты никогда не были хороши в том, чтобы выпускать свой дух бродить по астралу. Хотя сейчас господину Рейнольдсу надо было только едва нос высунуть из собственного тела.

Заклинание сработало, и мир вокруг Рейнольда окрасился яркими красками. Его учителя говорили, что человек не может воспринять великолепие Астрального плана без существенной перестройки организма, а потому простые маги не могут увидеть его в своем истинном виде. Поэтому, любой образ, открывающийся в режиме астрального зрения, - не более, чем условность, попытка переработать хаос мира чудес в нечто, что обитатель мира плоти сможет осознать. Некроманта это не интересовало: с практической точки зрения разницы не было, а все остальное, какое имело значение?

Эльфийка – как и все лишенные магического дара выглядела слабым пятнышком света (ее блики были красноватыми) некромант сиял ровным темно зеленым сиянием (его правая рука была особенно яркой и на нее он старался не смотреть), но в этом ничего неожиданного не было. Куда любопытнее было то, что в центре комнаты в потолок бил луч ярко-зеленого цвета.

«Магия исцеления», - определил некромант, - «Так вот, что на нас подействовало».

Заклинание, впрочем, как и они сами было заперто в пределах каменного мешка. Он сам служил как своего рода тюрьма для заклинания, не давая энергии рассеяться. Да и то, кто знает, сколько времени бы ему для этого потребовалось. Он попытала проникнуть за пределы их тюрьмы, но, увы, его зрение потерпело неудачу. Шестеренки в его голове задвигались, и предназначение комнаты стало ему ясным. По всей видимости, комната они угодили в клетку для жертвоприношений. Жертв сбрасывали сюда, заклинание исцеления должно было предотвратить их смерть от повреждений при падении, и потому несчастные умирали от голода и истощения. Простому магу с извращенными потребностями столь огромная и искусная ловушка была не по зубам. Но некромант решил отрицать все до упора: он предположил, что маг воздуха обнаружил уще существующий механизм, и воспользовался им ради своих извращенных целей. Или, может быть, яма с мертвецами его вдохновила… В любом случае, шансов выбраться из текущей ситуации, у них было не так уж много.

- Эй, некромант, - голос эльфийки отвлек его от мрачных мыслей, - Ударь-ка вот сюда чем-нибудь мощным.
Он перевел луч черепа на ее голос, и увидел, что она показывает на стену. Как раз на то самое место, где красовался тот самый рукастый глаз. Рейнольд нахмурился.
- Здесь, - пояснила Тарша, - Это потайная дверь, но механизм сломан.

Некромант поднялся, и потер подбородок. Он испытывал определенное недоверие к тому, чтобы решать проблемы взрывами, опасаясь, что они могут нарушить стабильность конструкции, и ускорить их смерть, но темная эльфийка выглядела уверенной в себе. По идее, она обитала в подземельях, и, наверное, благодаря этому у нее должен был быть определенный опыт в таких делах? Да и, если уж на то пошло, то положение их было отчаянным, а смерть под ударами камней, пожалуй, была менее мучительной, чем от голода и жажды. Некромант почесал нос, и лишил черепушки еще один скелет. Он принялся произносить заклинания, заставившие череп засиять, а затем приложил его точно на ухмылявшееся лицо одноглазого чудовища. И тут до него дошло, что он допустил ошибку. Комната была слишком маленькой

Изрыгнув очередное не слишком приятное ругательство, Рейнольд схватил девушку за руку, и стремительно нырнул в угол, прижав девушку к себе, и накрыв их обоих плащом. Темная эльфийка, вопреки его ожиданиям, не сопротивлялась, лишь уставившись на него с недоумением. Некромант открыл рот, собираясь коротко прояснить ей, что к чему, но все прояснилось само по себе. Череп взорвался с оглушительным грохотом, его осколки и обломки уничтоженной стены разлетелись в разные стороны. Один из них с силой ударился некроманту промеж лопаток. Плащ из закромов Ордена смягчил удар, и все обошлось без серьезных повреждений. Рейнольд порадовался, что ему удалось забрать орденскую экипировку. Посох, конечно, пришлось оставить, чтобы не выследили, но зато он унес плащ и сумку, обработанные примитивной, но эффективной магией, принципов которой он не понимал.

- Спасибо, - вежливо произнесла эльфийка, отстраняясь, и выбираясь из импровизированного укрытия. Некромант с сожалением посмотрел ей вслед, но затем осознал неуместность некоторых мыслей, которые его посетили, а потому решил быстренько проверить источник странного хруста, который продолжал сопровождать каждое его движение. Это была сумка. Обломки глиняного кувшина, которые были в ней, если быть более точным. Даже несмотря на чары, которые защищали содержимое, хрупкие материалы все-таки его не пережили. Все остальное, впрочем, пережило падение. Некромант особенно волновался за свои зелья восстановления магической энергии, но торговец, продавший ему зелье, не соврал насчет ударостойкого стекла. Он высыпал глиняную пыль и черепки из сумки, а затем последовал вслед за эльфийкой в дыру, возникшую на месте стены.

***

Тарше не нравилось подземелье. Это было несколько странно, учитывая то, что она провела большую часть своей жизни под сводами земных недр, в том странном и пугающем месте, который жители поверхности называют Недрами, Подземным миром или Чертовой Дырой, и поэтому чувствовала себя лучше, когда находилась в помещениях.

Воспоминания о первом выходе на поверхность все еще были свежи в памяти госпожи Энайолы. И это было далеко не самое приятное воспоминание. Любой, даже случайный взгляд вверх, заставлял голову кружиться, а колени предательски слабеть, сознание тонуть в ощущении собственной беспомощности и незначительности. И это уже не говоря о вездесущем ветре, вечно переполненном ароматами, да ярком свете. Не будь Тарша сравнительно молодой по меркам темных эльфов, когда приняла решение жить на поверхности, вряд ли ей было суждено когда-либо адаптироваться.

Тем не менее, что-то в этом лабиринте заставляло Энайолу чувствовать дискомфорт. При том, что никакой опасности, вроде ловушек, угрозы обвала или даже монстра, притаившегося за углом, в лабиринте не было, сие чувство выводило из равновесия. Это походило на то, как если бы некто могущественный, опасный и бесконечно порочный, периодически бросал на Таршу оценивающие взгляды. Любая эльфийка, сумевшая выжить в столице обожженных эльфов, мрачном Хад-Шеоле, умела распознавать подобный интерес, и знала, что заметив его, следует бежать прочь, не оглядываясь. Но откуда этот интерес исходил? Не от некроманта же? От Тиагары, конечно, не укрылось то, как он на нее смотрел, но это был сравнительно безобидный интерес, не сулящий ничего, кроме пары неловких моментов.

Человек брел позади нее, освещая дорогу своим жутковатым светильником. Тарше сильно хотелось взять и разбить светящийся череп, - ей-то свет был не нужен. Она превосходно могла ориентироваться даже в кромешной тьме, полагаясь лишь на слух и осязание, а при взгляде на отвратительный источник света, по ее спине пробегали мурашки. Впрочем, тогда бы ей пришлось или вести человека под ручку или бросить его на произвол судьбы. В первом случае, ее боеспособность была ограничена, второй же вариант лишил бы ее магической поддержки, столь необходимой, поскольку аэромант лишил ее собственного снаряжения.

В душе забурлило раздражение из-за ублюдочного колдуна, но Тарша быстро его подавила. Нечего злиться, сама виновата. Впрочем, отчасти, следовало винить всю человеческую расу. Люди, как правило, производили на эльфов весьма угнетающее впечатление: они были медленными, неповоротливыми, и плохо соображали. Конечно, такое впечатление было обманчивым, и касалось далеко не всех представителей человеческой расы, но постоянно быть начеку с такими было непросто. Вот и тогда, в Шиггаре она недооценила посетителей, приняв их алчные взгляды всего лишь за желание поразвлечься с экзотической красоткой. В итоге, осталась без денег, одежды и своих драгоценных амулетов, и чуть не погибла.

- Подожди, пожалуйста - остановил ее некромант.
Тарша, вырванная из своих размышлений, остановилась и взглянула на человека с немым вопросом. Ее манера общения имела обыкновение сбивать ее спутников с толку, но некромант был относительно неплох в том, что казалось невербального языка. Но не на этот раз. Некромант внимательно изучал изображения на стенах, даже не замечая ее вопросов. Тарша тихо фыркнула, - ей не было дела до мазни каких-то дикарей. Но, видимо, профессия некроманта, обязывавшая человека постоянно шататься в компании отвратительных разлагающихся трупов, развивала в таких людях интерес ко всяким уродствам.

Впрочем, та часть настенной росписи, которую человек изучал сейчас, выглядела относительно неплохо. Художник выжал из примитивного стиля все, что мог, и все эти фигурки казались почти живым. Увы, сюжетная составляющая рисунков, графике не соответствовала. На первой носатые карлики бросали женщину (по крайней мере, так эльфийка была склонна интерпретировать то, что ее фигура состояла из двух треугольников, соприкасавшихся друг с другом вершинами) в гигантскую яму. Следующая изображала, как женщину покидает душа (та же фигурка, но исполненная в бледно-зеленых тонах), которую пожирает монстр (глаз и множество рук). Этот же монстр был в центре следующего рисунка, сражаясь с толстыми великанами. Тарша скривилась, - художнику удалось передать выражение ужаса, замершего в глазах одного из толстяков, когда руки монстра разрывали его на части. На следующей картинке монстра вела за собой еще одна женщина, а чем понять, чем история на росписях кончалась было сложно. Время испортило рисунок.

- И что здесь такого? – спросила Тарша, - Жертвоприношение, снисхождение бога, победа. Типичный сюжет.
- Типичный? – судя по тому, как человек хмыкнул, среди людей такие истории хождения не имели, - Тебе не кажется, что эта история и то, что здесь происходило, как-то связаны между собой?

Тарша пожала плечами. Возможно, ее похититель действительно хотел принести ее в жертву какому-то местному богу, но сейчас он бы мертв. И, с ее точки зрения, намного важнее было покинуть лабиринт и убраться подальше от храма. Кому бы он ни был посвящен, его хозяин не достанет ее, если она будет держаться от руин подальше. Если бы он был способен на это, то женщин бы для него привязывали в каждом поселении, а не в какой-то никому не нужной дыре посреди нигде. О чем она некроманта и проинформировала.

- Ты все верно говоришь, - ответил человек, - Но сейчас-то мы тоже посреди нигде.
- Вот и давай уйдем отсюда, пока на нас не обращают внимание, - бросила Тарша. Внезапно, ощущение опасности, которая она испытывала, начало возрастать со стремительностью горного потока, обрушивающегося в бездну, - Не зачем тратить время на эти бесполезные плитки.

Она обернулась и вытащила меч. Неудобное оружие, непригодное для того, чтобы биться в стесненных обстоятельствах. Мелькнуло сожаление, что из-за своей неосмотрительности она лишилась своей драгоценной Рассекающей Тьму. Существовала всего лишь сотня таких протазанов, созданных лучшими магами Хад-Шеола в качестве подарка Бессменному Королю, еще в те времена, когда обожженные эльфы обитали в подземном мире, расстилавшемся под материком Рунна…
Враг появился с совершенно неожиданной стороны, прервав воспоминания воительницы. Она ожидала нападения сзади или спереди, может быть сверху или снизу, но того, что стены разойдутся, и оттуда вылезут… Она не могла определить, что на нее нападает. Больше всего это напоминало змей, каким-то неведомым образом сросшихся кончиками хвостов. Главное тело находилось за стенами, и на двух пленников подземелья, обрушились именно отростки…
Нет. Энайла быстро осознала свою ошибку. Неизвестный противник (противники?) избрали своей целью именно ее. Несмотря на то, что маг (надевший череп себе на голову) поражал их зелеными вспышками, таинственный враг, прячущийся за стеной, его игнорировал. И его, кажется, не интересовало, сколько урона они ему нанесут. Тарша могла поклясться, что отрубила не меньше двух десятков «змей», и растоптала ногами примерно столько же, но натиск не ослабевал, и она чувствовала, что стратегию нужно переменить. Хотя бы на бегство. Как уже, судя по всему, поступил маг, чьи удаляющиеся шаги она слышала у себя за спиной.

- Отойди! – прокричал человек, - В сторону!

Энайлона, уже было готовая проклясть предательского некроманта, ощутила укол вины. Не помешавший, впрочем, совершить резкий прыжок и буквально вжаться в стену, повернувшись спиной к проему. Мгновение абсолютной беззащитности, показавшееся ей вечностью, гул боевого заклинания, которое пронеслось у нее за спиной, а затем вой. Ужасный, душераздирающий крик, который, казалось, забрался ей напрямую в мозг, минуя барабанные перепонки. Затем все стихло; в туннеле раздавался лишь стук обломков стены, падавших на пол, да тяжелое дыхание некроманта у нее за спиной.

- Все еще думаешь, что были бесполезные плитки? – произнес человек.
Тарша обернулась и взглянула на него. Череп на голове заставил ее поморщиться. Даже осознавая его полезность, воительница никак не могла взять в толк, как человеку удается так легко обращаться с чужими останками. Для нее мертвецы служили ярким напоминанием о собственной смертности и, учитывая то, что им только что пришлось пережить, это было далеко не лучшее переживание. Рука человека была обращена на пол, на котором сейчас красовались кучки отрубленных частей тела монстра. Энайлона не без удовлетворения заметила, что вокруг нее эта кучка значительно больше, но затем, присмотревшись получше, она поняла, что так заинтересовало некроманта.

Отсеченные от главного тела куски монстра удивительно напоминали гигантские пальцы…
__________________
At any given moment the floor may open up. Of course, it almost never does; that's what makes it so damn BORING. (с)

Последний раз редактировалось Нексса-Джахад; 03.03.2013 в 23:54.
Нексса-Джахад вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Fejar (04.03.2013), Skywаrp (03.03.2013), sobolevna (17.06.2013), Ромми (06.03.2013)
Старый 04.03.2013, 17:47   #8
Нексса-Джахад
Decepticon Overlord
 
Аватар для Нексса-Джахад
Доп. информация

По умолчанию Re: Графоманство.

Меня приводит в ужас идея о том, что придется все это редактировать, но...

Судя по всему, я закончил.

Глава 5.

Монстр был стар. Чудовищно стар. Обычно, подобные ему существа, с трудом отдают себе отчет в течении времени. Их сознание, если можно его так определить, сконцентрировано лишь на том, что происходит сейчас, а потому «потом» и «тогда» не имеют для них большого значения. Однако, с тех пор, как бурлящие пучины Астрального плана, неописуемые словами, извергли из себя того, кто был заточен под храмом, прошло столько времени, что у существа развилось определенное понятие о собственной биографии.
Самыми счастливым периодом времени было самое давнее «тогда». В те времена, эта земля принадлежала ему. Он был самым могущественным существом, что обитало здесь, победив всех соперников. Как и память, эмоциональные реакции у существ, подобных этому были слабы, но даже сейчас он помнил радость охоты и то восхитительное чувство, когда суть побежденного противника питала его собственную, сладостный вид самок, что склонялись перед ним, и безбрежное удовольствие от собственного могущества.
Помнил он и другие, более мрачные времена, когда откуда-то пришли новые существа, не похожие ни на самого монстра, ни на его самок и противников. Маленькие и ничтожные точно пыль, они все же осмелились бросить ему вызов. И тогда монстр впервые познал другое чувство, - горечь поражения. Он боролся с мелкими врагами, и пожрал множество из них, но они все приходили и приходили. Новые враги поступали не так, как должны были, - он ожидал, что будет убит, его самки перейдут победителю, но вместо этого, мелкие существа убили их, а его заточили в уродливой темнице под землей. Хуже того, они поместили на его тело ошейник. Уродливый, отвратительный, окутавший его сущность точно растение-паразит, убивающее древо-хозяина. Он не давал ему пожирать сущность маленьких существ, вынуждая довольствоваться лишь тем, что они разрешили ему есть, - самок их вида, добровольно соглашавшихся питать его.
Дни заточения тянулись долго и тоскливо. Именно тогда монстр познал, что такое память: его сознание сбегало в счастливые времена, спасаясь от одиночества, неподвижности и голода. Его кормежка была скудной, и существо слабело. Иногда его пленители меняли пытку, позволяя ему покинуть пределы своей темницы и убивать других существ, которые хоть и были больше, чем они, все равно не шли ни в какое сравнение с родом монстра. Когда это случилось в первый раз, он обрадовался, надеясь, что ему удаться поохотится, но проклятый ошейник не давал ему поглощать сущности тех, кого он убивал. Монстр исступленно выл от бессилия и боли, но пленители не давали ему выбора, и он продолжал терпеть их пытки. Если бы такие мысли были доступны его виду, он бы, наверное, дал себя убить.
Но все же, как ни отвратительны были эти времена, те, что настали, потом были еще хуже. Он видел как огромное существо, исполин, превосходящий монстра точно так же, как он превосходил мелких существ, убивает его тюремщиков, и впервые познал мрачную радость отмщения. Но его счастье было недолгим, - хотя пленители и погибли, цепи и ошейник, ограничивавшее его все еще остались. Можно сказать, что почти ничего не изменилось. На смену прежним тюремщикам пришли новые. И хотя они немного отличались от прежних (монстр был не в силах распознать разницу между видами), ни освобождать, ни спасать его они не думали. Даже кормежка становилась более редкой. От постоянной жизни впроголодь, монстр сходил с ума, и все кончилось тем, что он впал в спячку. Может быть, его жизни суждено было оборваться в состоянии летаргии, но судьбе было угодно сыграть с ним еще одну шутку.
Он очнулся, когда ощутил, как в его узилище появилась новая жизнь. Существо, потревожившее летаргический сон исполина, было маленьким и слабым, напоминая тех, кого он убивал во время своих пробуждений. Но оно хотело… сотрудничать. В обычном состоянии, монстр не был открыт для новых идей, но голод подхлестывал то, что заменяло ему ум. Тем более, что все выглядело очень просто: новый гость будет приносить ему еду, - больше, чем его пленители, а взамен, чудовище будет убивать тех, на кого он укажет. Если бы монстр мог мыслить столь детально, он бы сказал, что новый гость глуп. За те века, что минули с тех пор, как он был скован, его ошейник износился. Обостренное сознание монстра могло позволить ему заглянуть в будущее (люди бы могли назвать это «планированием»). Когда он окрепнет настолько, чтобы сломить ошейник, маленькое существо его не удержит. Он вновь будет питаться как во времена своей юности, сокрушая врагов… И, бог знает, может быть ему удаться найти самку.
И его видение воплощалось в жизнь. Маленькое существо приносило ему сущность за сущностью, и он с удовольствием поглощал их. Кроме того, оно привлекло еще несколько существ, чтобы помогать ему. Чудовище решило поощрить их, указав на места, где его тюремщики лишились сущности, дав им возможность воспользоваться пользоваться глупыми игрушками, которые и те и другие ценили. В голове монстра даже зрел план, позволявший использовать этих созданий для того, чтобы они приносили ему больше еды…
Но «сейчас» все пошло прахом. В его дела вмешалось еще одно существо. Хотя оно и уступало монстру по размерам, его яркий зеленый огонь представлял для него угрозу. В былые времена, он бы сожрал его и не заметил, но сейчас силы еще не вернулись к нему в полном объеме. Чудовище связалось со своим «сотрудником», и велело ему заставить зеленый огонек уйти, но… Он пожрал его. И что хуже, он лишил его пищи!
Голод, когда-то подхлестнувший сознание чудовища к развитию, сейчас же стал причиной того, что монстр его потерял. Маленькое красное пламя должно было стать частью его! Увы, попытка заполучить пищу прямо сейчас, потерпела неудачу. Зеленый огонь осмелился нанести ему удар. Так больно пленнику храма не было с тех пор, когда он впервые сражался с себе подобными, силясь обрести свою первую сумку. Но в тоже время, боль позволила ему обрести еще больше разума, и осознать, что гости слегка повредили проклятые путы, что ограничивали его возможности…
Да. Монстра затопило удовлетворение. Свобода близко. Очень близко…

***

- Все еще думаешь, что были бесполезные плитки? – спросил Рейнольд с торжеством.
Некромант был горд за себя. Внимательное изучение фресок, которыми были украшены стены, позволили ему понять, что за чертовщина творилась вокруг этого храма. Он не поручился бы за детали, но суть была в следующем: древние жители Валье сумели подчинить своей воле какого-то монстра, заточив его в подземелье. Они приносили ему кровавые жертвы, а взамен требовали, чтобы он сражался в их бесконечных войнах. Затем, что-то случилось, и древние жители Валье были сменены более современными, а монстр остался. Дальше детали становились менее определенными, но можно было с уверенностью предположить, что покойный иллюзионист нашел его, и решил воспользоваться его мощью в своих интересах. Оставалось только понять, откуда взялись зеленые плащи, но, в остальном, все становилось более ясным. Все это он и изложил эльфийке, но, увы…
- И что с того? – ответила та, качнув ушами, - Это поможет нам выбраться?
А затем развернулась и пошла, прежде, чем некроманту удалось придумать остроумный ответ. Рейнольд гневно выдохнул и последовал за нею. Череп, надетый на голову, слегка давил. Ничего удивительного, - голова покойницы была меньше, чем у Рейнольда (он предположил, что это была молодая девушка), и если бы не заклинание Изменения Формы, которое он изучил скорее со скуки, чем ради каких-то конкретных целей, он бы наверное сломался, когда некромант одевал его.

«Может я поэтому злюсь?» - отстраненно подумал он.

А злился он действительно сильно. Проклятая эльфийка, втянувшая его во все это, над ним насмехалась. Не ценила его блестящий ум. И то, что он спас ее чудовища. И… Рейнольд тряхнул головой, задумавшись, что с ним происходит. Он бы не определял себя как ангелочка, и частенько предавался гневу, но, обычно, всегда отдавал себе отчет, когда стоит успокоиться, а когда можно отпустить вожжи. К тому же, хотя эльфийка и вызывала в его душе не самые лучшие эмоции, особенно, когда била его по голове, его желания отомстить не шли дальше «свалить, разорвать одежду и…». На «и» все обычно останавливалось, поскольку некромант отдавал себе отчет, что переходить эту черту – опасно. Существовал маленький, но не призрачный шанс, начать притворять фантазии в действительность. Сейчас же, им овладели не свойственные ему желания, включавшие цепи, и медленную смерть…

«Это рукастый», - с ужасом человека, заглянувшего в бездну, понял господин Рейнольдс, -«Он пытается подчинить меня».

УГАДАЛ.

Мысль ворвалась ему в голову точно армия Императора Валье – в разбитые крепостные ворота. Разум Рейнольда взорвался хаосом паникующих горожан, пытающихся организовать сопротивление, тщательно вспоминания все, что он знал о монстроподобных обитателях Высшего Астрала. Кажется, большая их часть была лишена разума в привычном понимании этого слова. Его предодавательница, великая Пустая, второй маг Ордена, говорила о том, что Высших Духов можно было сравнить с животными Они были невероятно более сложны, чем люди или даже обитатели Нижнего и Ближнего Астрала, но их сложность, в конечном счете, сводилась к примитивным конструкциям.
«Представьте себе замок из песка, вершина которого тает в облаках. Он огромен, не дай вам бог воспользоваться его удобствами», - объясняла она.

Рейнольд плохо понимал аналогию (Пустая вообще имела своеобразное мышление), но твердо запомнил то, что таким тварям проще убить человека, чем управлять им. Даже их «речь», по существу, выстраивалась самим сознанием того, с кем они общались. Монстры порождали образы, и маги сами превращали их в речь.

ЖЕНЩИНА. ОТДАЙ МНЕ ЕЕ.

На сей раз, некромант был готов, и почти ничем не выдал своего удивления, продолжая следовать за эльфийкой. Чутье подсказывало ему, что лучше не информировать темную о том, что с ним сейчас происходит. Может быть, монстр влиял и на нее, и лучше было не давать повода подкинуть ей в голову какую-нибудь занимательную мысль вроде «он опасен, убей его». Кроме того, некромант не позволил этой мысли проникнуть в глубокие слои его сознания.

«Извини, но я не склонен исполнять команды тех, кто пытался меня убить», - подумал он.

Я НЕ ТРОГАЛ ТЕБЯ, ЗЕЛЕНЫЙ ОГОНЬ. ОТДАЙ ЖЕНЩИНУ, И Я ТЕБЯ НЕ ТРОНУ.

Действительно, очень примитивное мышление. Рейнольду монстр напоминал маленького ребенка. Что было странно, учитывая то, что с детьми он практически не общался.

Я ДАМ ТЕБЕ ТЫСЯЧУ ТАКИХ.

«Если бы у тебя есть точно такие же, то зачем тебе эта?» - движимый любопытством спросил некромант.

ПОТОМ.

«Замечательный ответ», - Рейнольд хмыкнул. Нет, отдавать ему темную эльфийку не стоило. Как он припоминал, согласно законам Империи пробуждение древних богоподобных сущностей без официального разрешения Государственного Совета, или его чрезвычайно уполномоченного представителя, каралось смертной казнью. Да и вообще, идея человеческого (ладно, эльфийского) жертвоприношения вызывала в глубинах его души протест.

СПАСИБО, А ТЕПЕРЬ ОТДАЙ.

Монстр действительно напоминал ребенка. Рейнольд понял, чего он хочет, - чтобы некромант прикончил свою спутницу. Обычно, путы заклинаний, наложенных на монстра позволяли ему есть лишь тех, кто умирал естественной смертью, но аэромант постарался на славу, а чары выдохлись. Теперь узнику храма были доступны и жертвы насильственных смертей, погибшие от чужой руки. Некромант сглотнул комок, появившийся в горле, и сделал себе заметку известить Консорциум при первой же оказии. Раз монстру стал доступен такой простой источник энергии как банальное закалывание на алтаре, долго его заточение не продлится.

ОТДАЙ, ОТДАЙ, ОТДАЙ.

«Нет, спасибо», - отрезал некромант, внутренне приготовившись к очередному нападению. Прикосновение Смерти заставило Высшего Духа отступить, и, наверное, пригодится ему сейчас. В том, что нападение произойдет, некромант не сомневался.

САМ ВИНОВАТ.

Монстр разорвал с ним контакт, и… Стены вновь разъехались, заставив фрески разлететься на куски. Некромант сделал шаг к эльфийке, успевшей удалится от него на десяток шагов, готовя заклинание, но враг совершил неожиданный поступок. Вместо тысячи ударов, он нанес лишь один, - гигантский палец ударил мага в лоб, расколов ему надетый на головучереп, сбив с ног, и отбросив на несколько шагов.
Рейнольд разозлился. Кто бы мог подумать, что тупая тварь, вырванная из проклятых слоев Астрала, сумеет освоить такую идею как «заговаривать зубы». Определенно, Пустой следовало обновить свои лекции об этих существах… Он стремительно вскочил на ноги, пытаясь сообразить хоть какой-нибудь мало-мальски пригодный план, но, увы, все кончилось слишком быстро. Звон падающего на землю клинка, сдавленные проклятия на незнакомом языке, и некромант остался наедине с темнотой…

***

Тарша тяжело вздохнула, и предприняла очередную попытку освободиться. Копье, изукрашенное уродливыми символами, которые, тем не менее, содержали в себе немалое могущество, взметнулось вверх, брошенное ее рукой, и устремилось в глаз чудовищу. Тщетная попытка, - одна из рук монстра взметнулась и отбила снаряд. Воительница злобно сощурилась, уставившись в гигантское око монстра, но то, казалось, даже не замечало ее присутствия.
С тех пор, как внезапное нападение чудовища разделило их с некромантом, прошло около часа, но госпожа Тиагара все еще не могла успокоиться. Позор столь легкого пленения жег душу хуже, чем зловоние, исходившее от многорукой твари, - ноздри. Нет, было понятно, что колдовское существо сумело влезть ей в голову и слегка поиграло ее эмоциями. В обычном состоянии, Тарша не стала бы грубить человеку, и, хотя бы, удосужилась бы поблагодарить его за то заклинание, что заставило монстра уйти. Но монстр сумел заставить ее испытывать раздражение в адрес человеческой расы в целом. Которое настолько сильно поглотило ее, что она позорным образом проморгала нападение.
Взгляд девушки в очередной раз прошелся по комнате, где она была заточена. Она была воистину огромной: много больше, чем тот каменный мешок, в который они угодили, когда пол храма разверзся. Размеры комнаты оправдывались ее предназначением, Тарша находилась в узилище самого монстра. Он был огромен, много больше, чем сама воительница, или любое другое существо, виденное ей доселе. Даже образ дракона, явленного магом воздуха, на его фоне бы показался карликом.
Древний художник изображал его как шар с руками, но это была не более, чем условность, очевидно продиктованная ограничениями стиля. Монстр сам выглядел как гигантская рука, - на уровне запястья находился исполинский глаз, а те части, с которыми эльфийка и человек сражались до этого, действительно были его пальцами. По крайней мере, они росли из того места, которое соответствовало ладони. В центре же ладони была исполинская пасть, наполненная сотнями гигантских зубов.
Тарша отвернулась, подавляя рвотные позывы. Гротескная форма чудовища казалось чуждой этому миру. Словно кто-то придал материальную форму детскому рисунку, нарисованному кем-то, кто страдал нарушением восприятия. Женщинам обожжённых эльфов запрещалось изучать волшебство (ортодоксальные представители ее расы считали, что даже недавнее разрешение учиться читать и писать, было чрезмерной вольностью), однако нельзя выжить в Глубинах, не обладая хотя бы относительными познаниями о магических созданиях. И эти знания говорили Энайоле о том, что заточенный под храмом монстр относился к той породе, что звалась «фал'беритх». Великие Твари, что обитали где-то в запредельных глубинах, ближе к раскаленным недрам мира. Появление даже одной из таких в пределах контролируемых (насколько это понятие вообще применимо к Недрам) темными эльфами территорий, было событием экстраординарным. И это был один из тех редких случаев, ради которых Обожженные, Теневые и Глубокие эльфы откладывали свои разногласия, и вступали в совместную борьбу. В последний раз, такое случалось около пятидесяти лет назад, и Тарша смутно припоминала, что в сражении с Тварью Недр погибла ее мать. Впрочем, гигантская рука, вряд ли представляла такую же угрозу. Ее окутывали многочисленные цепи из неизвестного воительнице металла, которые причиняли чудовищной сущности боль, стоило ей только шевельнуться.

НЕНАДОЛГО.

Тарша вздрогнула, ощутив прикосновение чужого сознания. Для нее подобный опыт был внове. Впрочем, мало кто вообще мог похвастаться подобным. Маги могли общаться с обитателями Астрала напрямую, используя свои астральные тела, но те, кто не практиковал волшебство, могли слышать «голоса» уроженцев Высшего Астрала лишь вблизи их воплощенных оболочек. Стоило ли говорить, что тех, кто мог выжить после такого и поведать о пережитом, за всю историю были статистически ничтожны? Хотя, кто-то был здесь до Тарши. Весь пол комнаты был усеян скелетами, обломками костей, а так же вещами покойных.

УМРИ, УМРИ, СКОРЕЕ, Я ХОЧУ, ХОЧУ, ХОЧУ ЕСТЬ.

Тарша глубоко вздохнула, отгоняя страх. Сдаваться и дать твари того, что она хотела, воительница не собиралась. Она отказывалась верить, что у нее нет шансов. Великая Тварь была истощена заточением, - вблизи становилось заметно, что кости существа практически выпирают через кожу. Конечно, воплощенный облик Тварей не всегда соответствует истинному, но было очевидно, что раз оно не могло выбраться наружу и найти себе пищу самостоятельно, нечто ограничивало ее.

«Интересно, кто обладал такой силой, чтобы сковать этого монстра?» - подумала эльфийка, надеясь, что монстр услышит и даст ответ.
Ее взгляд вновь скользнул по темнице, разыскивая хоть что-нибудь, что могло пригодиться ей в попытках освободиться или убить чудовище. Увы, копья, обильно разбросанные по земле, были бесполезны. Монстр с легкостью регенерировал любые ранения, которые она могла нанести его «пальцам», и с легкостью защищался от попыток атаковать более уязвимые места, например, пасть или глаз. И это несмотря на то, что заклинания, наложенные на оружие, были достаточно мощными, чтобы позволить им сопротивляться течению веков. Кроме древкового оружия, таким же могли похвастаться зеленые плащи, вроде того, что был сейчас накинут эльфийкой на плечи, а так же кольца, изучение которых показало, что они могут испускать лучи света.
«Пригодились бы некроманту…», - подумала Тарша. Как уже говорилось, для нее светящиеся кольца были бесполезны.
Внезапно, ей в голову пришла идея. Монстр не давал ей покинуть комнату, перегораживая дорогу своими пальцами, стоило ей только попытаться приблизиться к выходу из зала. Тарша сделала глубокий вдох, и оборвала мысль, прежде, чем она оформилась, ринувшись собирать как можно больше колец. Великая Тварь, кажется, не поняла ее, а потому никакого интереса ее действия у него не вызвали.

- Получай! – свет почти из пятидесяти световых колец ударил в зрачок монстра, заставляя его содрогнуться. Его пальцы лихорадочно взметнулись и Тарша ринулась вперед, к спасительному выходу из темницы.

ТЫ МНЕ НАДОЕЛА.

Астральный удар монстра взорвался в мозгу эльфийки, заставив ее ноги подкосится, из-за чего она упала на пол, силясь вспомнить о том, как нужно дышать. Тарша изрыгнула проклятие, - проклятая Тварь определенно не была настроена дать ей ути.

БОЛЬШЕ ТЫ НЕ БУДЕШЬ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ТЕМ, ЧТО ПОДОБНО МНЕ.

Смысл изреченных слов дошел до Энайолы не сразу. Лишь когда она попыталась подняться, и поняла, что руки отказываются подчиняться ее воле. Эльфийку объял ужас, - Великая Тварь с легкостью искалечила ее! Воительница задергалась, точно выброшенная на берег рыба, но все было бесполезно. Конечности отказывались слушаться ее, и она не могла встать. Страх увеличивал потребность шевельнуться, а невозможность сделать это, только усиливала его. Ощущение бессилия затопляло суденышко сознания Тарши, и лишь огромным усилием воли ей удалось обуздать себя.

«Это проклятие», - поняла она, - «Нужно успокоится».

Очередной повод пожелать магу воздуха как можно более страшной судьбы в загробном мире. Если бы он не украл ее браслеты… Впрочем, нет. В такой близости он монстра, даже десяток ее браслетов не помог бы ей защититься от проклятия. Тарша бессильно уронила лицо в пол. Ее охватила странная апатия. Возможно, монстр вновь пытался влиять на нее, но сейчас воительница ощущала тоску. Что толку в ее жизни? Она не успела совершить ничего достойного. Ничего полезного. Ничего хорошего. Может быть, она заслуживает того, чтобы умереть и накормить собой монстра… Последняя мысль точно не могла принадлежать ей, и это помогло госпоже Тиагаре прийти в себя. Стало немного легче, только вот идей о том, как выбраться отсюда не получилось. Действительно, безвыходное положение.

От мрачных мыслей, эльфийку отвлекло шипение монстра, а так же зеленые всполохи, источником которых был вход в зал. В душе забилась надежда, - кажется, это был некромант, который шел ей на выручку. Увы, это чувство погасло, стоило ей увидеть фигуру, возникшую на пороге узилища монстра. Это действительно был некромант, но не было похоже, что он может спасти хоть кого-нибудь. Маг был сильно изранен, его одеяние изорвано и покрыто кровью, и хотя он продолжал споро поражать пальцы монстра зеленым сиянием, опыт эльфийки позволял сделать ей однозначный вывод; человек обречен.

Она разозлилась уже на Рейнольда. Если уж человек и сумел найти способ ориентироваться в темноте без черепа-светильника, ему следовало пытаться сбежать на поверхность, и постараться привести помощь. Великая Тварь была еще слаба, приведи он сюда десяток магов, и тем бы удалось убить ее. Сама Тарша была уверена в том, что уж неделю-другую она протянуть сумеет, благо, что эльфийская раса была славна своим умением выживать в экстремальных условиях. Теперь же, единственная надежда на спасение, погибнет на ее глазах, и…

ТЫ МНЕ НАДОЕЛ.

Реакция монстра была точно такой же, как и на действия эльфийки, и Тарша с замиранием сердца поняла, что сейчас будет. Ей бы хотелось ошибаться, но ее неприятная правота подтвердилась, когда руки некроманта обвисли подобно плетям, и зеленые молнии ушли в пол. Возможно будь маг здоров, он бы сумел защититься, но сейчас его тело, ослабленное волшбой и ранениями, не могло сопротивляться обитателю Высшего Астрала. Палец монстра с силой ударил волшебника вгрудь, отбрасывая его к стене.

БОЛЬШЕ ТЫ НЕ БУДЕШЬ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ТЕМ, ЧТО ПОДОБНО МНЕ.

- Знаешь, раз уж ты об этом заговорил, то я скажу тебе вот что… - произнес некромант, сплевывая кровь, и поднимаясь. Тарша смотрела на него с недоумением, и вдруг поняла, что руки мага окутывает зеленое сияние, - Руки – для слабаков!

Точно в подтверждение его слов, плоть на конечностях мага начала стремительно гнить и разлагаться. Прошло не больше секунды, прежде, чем от них остались лишь кости, окутанные зеленым пламенем. Тиагара моргнула, пытаясь понять, чего маг задумал добиться, искалечивая себя, но затем зеленое пламя засияло так ярко, что на мгновение ослепила ее.

Дальше все слегка смешалось. Гудение боевой магии, щедро выбрасываемой колдуном в пространство, звон ломающихся цепей, грохот камня, и вой монстра. Эльфийка перестала понимать, что происходит, да и не хотела понимать. Куда важнее было то, что ей вернулась власть над ее собственными руками. Подскочив, она ринулась прочь к выходу, ориентируясь по слуху и памяти. Прочь из комнаты, сбежать от чудовища, оказаться подальше от безжалостной свистопляски заклинаний…

***

- Провозглашаю Грегори Форвинда полноправным братом Ордена Черепа! Да будет он известен как Смертная тень! – голос Берта Хандалла, Безглазой Смерти, третьего по силе чародея Ордена, разнесся над трибунами Арены Испытаний, многократно усиленный акустическими ухищрениями древних строителей.
Новоиспеченный брат-некромант картинно раскланялся, принимая жаркие аплодисменты, которыми одарила его публика. День Испытания был достаточно скучным. Тринадцать молодых некромантов, доживших до выпуска, уже успели продемонстрировать свое искусство традиционным образом, - победив своим волшебством мантикору. Большая часть из них использовала волшебство простое, безыскусное, но надежное. Прикосновения смерти, Скелетные воины, Ночная Вспышка, Зубья Вампира… Те навыки, которые выручают некроманта в девяти случаях из десяти.

Публика, увы, не слишком ценила простоту. Ей хотелось зрелища. Впрочем, ее можно был понять. Испытания во многом были массовым мероприятием, призванным продемонстрировать могущество Ордена Черепа, - все участники уже успели провести самостоятельные миссии в опасных зонах Щитового острова, и потому победа над мантикорой вряд ли могла стать вехой личного развития. Испытания проводились не для некромантов, но для лучших людей острова, - аристократии, богачей, глав городов, и были призваны подвигнуть их пользоваться именно услугами Ордена, когда дело касалось зачисток территорий и их защиты.
Впрочем, Рейнольд отдал однокашнику должное. Смертная Тень была и эффектной и эффективной. Облако тьмы дезориентировало монстра, а сотни слабых ударов, нанесенных со всех сторон не дали мантикоре и шанса на спасение. Недостатком заклинания была разве что медлительность, да низкая точность. Но все равно, было понятно, почему Безглазый так доволен своим учеником.

Объявили следующего участника. Формально, им должен был стать Рейнольд, ученик второй Ордена, - беспощадной некромантки, известной как Внутренняя Пустота. Однако, формально, вызывать своего ученика должна была сама магичка, которая на испытания не явилась. От Рейнольда не укрылось, как по лицу первого Ордена, могучего мага, известного как Царь, пробежала тень недовольства. Ни для кого в Ордене Черепа не было секретом, что Царь и Пустота были, мягко говоря, не в ладах, так как его учительница считала, что первой Ордена надлежало стать ей. В итоге, они соперничали во всем, начиная от количества убитых монстров (1403 против 1397 в пользу Царя), вкладе в Орденскую казну (около пятнадцати тысяч у Царя против почти двадцати в пользу Пустоты) и, конечно же, талантами учеников (15 занявших первые места во время Испытаний у Царя, и 14 у Пустоты). Некромант улыбнулся. Сегодня, у его учительницы будет хороший день.

Ученица Царя, тем временем, завершила официальную часть, представившись, и дав возможность собравшимся гостям оценить ее костюм. Злые языки шептались, что Миранда Хоггарт была обязана своему званию ученицы сильнейшего мага Ордена, вовсе не тем талантам, которым полагалось гордится некроманту. Глядя на нее, Рейнольд прекрасно понимал, откуда у таких слухов росли ноги. Миранда носила униформу некромантов Ордена, но, видимо, на несколько размеров меньше, чем надо. К тому же, она украсила ее разрезами, не имевшими никакой функции, кроме демонстрации кожи. Но, с другой стороны, он знал, на что госпожа Хоггар способна, и потому полагал, что Царь, видимо, сочетает приятное с полезным. Некроманты не сильны в путешествиях по Астралу, но Миранда не только проникла в пределы Ближнего региона, но и извлекла оттуда духа-хранителя. Призрачный гигантский скелет висел над ее головой, орудуя гигантской кровоточащей косой.

Мантикора, кстати, тем временем уже была изувечена. Она лишилась крыла, скорпионий хвост был оторван, глаза заплыли бельмами. Рейнольд поморщился, - садизма он никогда не одобрял. Впрочем, возможно, Миранда просто хотела сделать шоу, позволяя своему призрачному телохранителю убивать монстра по частям. Публика глядела на это дело с неподдельным любопытством, забыв даже о подбадривающих криках. Дух-хранитель первой ученицы точно заворожил их.

Битва закончилась одним стремительным ударом косы, рассекшей монстра пополам. Аплодисменты были еще более громкими, - и первой, как ни странно, была Пустота, возникшая в амфитеатре, где полагалось сидеть первой пятерке магов Ордена. Некроманты были хороши в невербальном общении, - пара мгновений, наполненных столкновением взглядов, и пятерка чинно сидела на своих местах, точно женщина всегда там была. И, конечно же, как только тело мантикоры убрали с Арены, и на ее месте появилась новая, Пустота вызывала своего ученика показать свое мастерство.

Рейнольд выдохнул, и спрыгнул на Арену, явно красуясь. Магическое поле пропустило его с легкостью, - настроенное на защиту от монстров, человеку оно не повредить не могло. Мантикора уже была выпущена, но сейчас, как и сам маг, слегка была дезориентирована шумом толпы и ярким светом. Это давало магу определенное преимущество. Преимущество, которое ему было не нужно.

Слова придуманного им заклинания потекли как река, - отрывистые, короткие, и содержащие в себе огромную силу. Зрители замерли, как магия некроманта поражает его же самого, заставляя плоть на руках исчезать, превращаясь в зеленое сияние, столь яркое, что оно соперничало с солнечным диском. Несмотря на это, казалось, что маг беззащитен. Мантикора, очевидно, тоже так думала. Или же, она просто поступила, как поступают все мантикоры, бросившись на ближайшую доступную жертву.

А затем она умерла. То, во что превратились руки Рейнольдса, изверглось на нее с чудовищной скоростью. Мгновение, - и бросок мантикоры оказывается погашен, даже несмотря на то, что практически неразличимые снаряды пронзают ее тело на сквозь, ломая кости, разрывая мясо, и испаряя кровь. Еще одно мгновение, и жизнь покидает чудовище. Третье мгновение, кажется, медлит, страшась наступить, но когда оно происходит, от монстра остается лишь кучка дымящегося мяса.
Рейнольд картинно поклонился уважаемой публике, забывшей о том, как говорить и дышать, восстанавливая течение времени. Зал взорвался овациями, столь сильными, что они могли сравниться с ревом умирающего дракона. Но взгляд некроманта был устремлен на трибуну лучших магов Ордена, где вновь вскипела борьба взглядов. Царь и Пустота глядели друг на друга, и казалось, что тот, кому не посчастливиться оказаться меж ними разделит судьбу мантикор. Однако вскоре, первый маг Ордена склонил голову, а вторая победно просияла.
- Провозглашаю Рейнольда Рейнольдса полноправным братом Ордена! Да будет он известен как Дождь! – торжественно объявила она.

***

Память, - странная штука. Еще более странна, чем потеря сознания от перенапряжения магической энергии. Которая сама по себе странная. Вот к чему сейчас Рейнольд увидел День Испытаний, а не то, что было ночью после него? Первый не был для него чем-то значительным, - так формальность, забытая почти сразу. Зато ночью, ему удалось-таки проскользнуть в альков Миранды, и получить нечто более значимое, чем дурацкое прозвище, которым он никогда не пользовался. Грегори стал известен как Смертная Тень, Миранда – как Кончина (не самое удачное прозвище для женщины, впрочем), а его драгоценная учительница назвала некроманта Дождем. Нет, соль шутки ему была ясна, - его атака и впрямь напоминала проливной дождь из костей и смерти, но звучало оно не солидно.

«А что я вообще переживаю?» - неожиданно спросил он себя, - «Я ведь умираю».

Впрочем, прислушавшись к себе, некромант понял, что ошибается. Тело болело страшно, но, вроде бы, жизнь его не покидала.

«О, видимо мне повезло», - подумал он, открывая глаза. И почти сразу закрывая их, после яростной атаки солнечных лучей. Судя по тому, что он успел увидеть, уже настало утро, и, что самое главное, он-таки выбрался из проклятущего подземелья.

- Эй, вставай, - раздался мелодичный голосок. Это была Тарша, - Я вижу, что ты пришел в себя.
- Героям полагается отдыхать, - возразил Рейнольд, поразившись той чуши, которую он был способен изрекать, - А я убил монстра. Я - герой.
- Спасибо тебе за это, - эльфийка ткнула его носком сапога, к счастью, не слишком сильно. Даже ласково в какой-то мере... - Но если бы ты был герой, тебе бы полагалось вынести девушку на руках. А вышло слегка наоборот.
- А я… - Рейнольд на мгновение задумался, - Герой нашего времени. Полон реализма.

Сказав это, он внезапно понял, что полон не одного реализма. Пришлось вставать, и на некоторое время оставить эльфийку в одиночестве. Зато, слегка вернулась бодрость. Кроме того, Рейнольд понял, что если не считать бинтов, на нем практически нет одежды.

- И все-таки я думаю, что тебе стоило поискать помощи, а не кидаться сломя голову на монстра, - поприветствовала его эльфийка, когда он вернулся. Пока Рейнольд беспамятствовал, эльфийка успела добраться до его сумки, содержимое, которой было аккуратно разложено на плаще некроманта. И частично уплеталось его спутницей, закусывавшей нехитрую снедь очередной порцией грибов.

- Может быть я бы так и поступил, - признался некромант, не слишком уверенный, как лучше выглядеть в глазах эльфийки, - благородным идиотом или умной сволочью, - К сожалению, у меня было только астральное зрение.

Прикоснувшись к его сознанию, монстр допустил ошибку. Рейнольд бы не почему не нашел выхода из лабиринта в полной темноте, но чудовище, подобное Высшему Духу, оставило в магическом пространстве четкий и сильный след. К тому же, расшатывая и повреждая стены своей темницы, многорукий монстр распространял в астрале ясные следы своего присутствия. Некромант потер бок, - если бы только астральное зрение позволяло видеть такие мелочи как стены, да выступы…

- Еще раз, спасибо, - поблагодарила его эльфийка, делясь с магом провизией. Некромант с удовольствием приступил к завтраку, прикинув, что имевшейся у них еды, ему будет маловато. Им нужно найти время, завернуть куда-нибудь в деревню, продать плащи, и поесть… Рейнольд слегка сбился с делового лада. Почему «им»? Не то, чтобы ему хотелось расставаться с Таршей, скорее даже наоборот, но, с другой стороны, он не видел причины из-за которых эльфийка могла пойти за ним. Не от благодарности же? Тем более, что кто еще кого благодарить должен…

- …в Шиаггаре. Эй, ты меня вообще слушаешь? – увлекшийся едой и мыслями некромант, действительно пропустил слова эльфийки мимо ушей, а потому механически кивнул.
- Я сказала, что нам нужно в Шиаггар, - повторила темная, - У меня было кое-что украдено, и я хочу это вернуть.
Судя по всему, Таршу проблема «мы» не занимала. Некромант пожал плечами. С одной стороны, это было неплохо, с другой стороны, не слишком ли быстро она стала решать свои проблемы за его счет?
- К тому же, тебе нужно к жрецу, - продолжала она, заставив Рейнольда задуматься. Вроде бы, тело сильно болело, но ничего серьезного не было. С другой стороны, лечебной магии не бывает много, верно?
- И потом мы отдадим то, что нашли твоим нанимателям, - какая-то часть речи эльфийки снова от него ускользнула.
«Легкая травма головы и нарушения слуха», - подумал маг, - «Пять золотых монет».
- И ты мне заплатишь за рисунки, - наконец завершила она. Некромант просиял. Проблема решилась.
- Хорошо, - ответил Рейнольд.

На душе стало спокойно, - он вдруг осознал, что выжил. Он сражался с людьми, которые пытались разбудить древнего духа, прошел сквозь темные подземелья храма, где никого не было уже бог знает сколько веков, и бился с Воплощением силы из Высшего Астрала. И он остался жив. У него были редкие артефакты, которые можно было продать, достаточно древностей, чтобы покрыть все расходы за счет Кельхара, и спутница, красота которой действовала на него даже в полумертвом состоянии. И да, он был жив. Великолепно же. Даром, что бока болят.

- Только я сперва посплю, - произнес он, проглотив последние грибы, запив их пивом (гадкое на вкус, сейчас оно показалось слаще амброзии), а затем развалился на плаще, и соскользнул обратно в глубины бессознательного…
__________________
At any given moment the floor may open up. Of course, it almost never does; that's what makes it so damn BORING. (с)
Нексса-Джахад вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Fejar (04.03.2013), Skywаrp (04.03.2013), sobolevna (17.06.2013), Ромми (06.03.2013)
Старый 17.06.2013, 23:23   #9
sobolevna
Местный
 
Аватар для sobolevna
Доп. информация

Награды пользователя:


В браке с Ирви
По умолчанию Re: Руки Судьбы.

Моя реакция: отлично! Хороший язык, увлекательный сюжет, приключенческая атмосфера, проработанный мир. То, что и нужно для качественного рассказа или повести. Единственное -- надо ошибки подправить, но на качестве самого текста не сказывается.
Спасибо!
sobolevna вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Ответ

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 05:35.


Сайт полностью посвященный рассказам и героям А.Волкова Рейтинг Ролевых Ресурсов Яндекс.Метрика
Powered by vBulletin® Version 3.8.2
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Оформление: Skywarp, Val'gaav aka Ancient