Slayers Parallel

Вернуться   Slayers Parallel > Творчество > Остальное > Стихи и проза

Стихи и проза Креатив на любые темы, кроме Рубак

Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 13.04.2012, 22:46   #1
Акико
Ищущая
 
Аватар для Акико
Доп. информация

Сообщение И сны, которые оказались слишком длинными...

Мои сны иногда принимают странную форму историй. Я не смогла устоять перед искушением воспользоваться такой оказией. в общем здесь будут те сны, которые оказались слишком длинными чтобы их забыть... Эй, народ подтягиваемся и вставляем у ого что есть по этой теме
Акико вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13.04.2012, 22:50   #2
Акико
Ищущая
 
Аватар для Акико
Доп. информация

Счастье Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

ДОРОГА
« Дороги, дороги… Кто б знал, как я ненавижу эти дороги. Что может быть неприятнее весь день идти, идти и идти, высматривая за очередным поворотом дороги наличие трактира или какого-нибудь гостевого двора. Только одно греет душу: вот, небось, у этих аристократов дома сейчас почти также плохо, как и здесь. А если учесть, что у половины правящей верхушки жены с магталантами, а у остальной половины тещи со скалками, убеждающими их превосходство, то неизвестно кому хуже: мне или им. У меня тут, по крайней мере, тихо. Да-а-а. Я ведь еще и напоследок им кошмары понасочиняла. Надеюсь, сработало. Сами виноваты. Нечего было ко мне привязываться. Так нет же, начали лаять похуже собак: «Место девицы у плиты, дома, с ребенком, а не в небе! Запретить! Изгнать! Сжечь!». А ведь и в правду чуть не сожгли. Нет, предположим королевство Хаз не самое лучшее место, но это захолустное княжество Дьори! Да, хуже только в Барама, там вообще магия считается ересью. Что за дела, иду уже четвертый день и ни одного даже самого захудалого гостевого двора. Можно было бы конечно, и воспользоваться новым талантом полета, но разбухшие от сырости вещи я не подниму в небо. Так что приходится идти. Интересно, что это там за сарай. Деревня?! Ура!»
Девушка в темно-зеленом плаще на первой магической скорости ринулась к воротам, видневшимся чуть в стороне от дороги. Где-то через несколько вздохов сторож услышал сильный стук в ворота, потом сдержанный вскрик, скользящий звук, шлепок и какие-то слова на иностранном языке (скорее всего неизвестный мат). Сторож не растерялся:
- Эй, ктой-там. Охсторожно, там, у калитки глины-то много. Не подсхользнитеся.
- Спасибо, конечно, но я уже, - раздался чуть охрипший девичий голосок.
- Тебе чего надуть–то?
- Переночевать бы надо.
- Ну, энто можно. Проходь.
Ворота со скрипом и скрежетом приоткрылись. Некто в темном плаще поинтересовался у сторожа, где можно было бы переночевать. Получив ответ, и немного поплутав по деревне (в которой явно никто и никогда не слышал про прямые линии), фигура остановилась у самого большого, и даже двухэтажного здания местной гостиницы. Описать это здание можно так. Если вы заплатите за комнату на одну ночь, то получите не только эту самую комнату, но и обед, ужин и завтрак, в качестве пособия по местным насекомым. Эти мелкие твари ночью будут есть Вас, а утром, за завтраком, вы будете есть их, поскольку крышки на кастрюли в этом захолустье используют только по праздникам. Девица, что пряталась под плащом, знала это и поэтому, заказав комнату на ночь, вежливо, но твердо отказалась от всякой местной горячей пищи.
Прошла ночь. Заклинание «горячего кокона» действовало на славу, благодаря чему незнакомку не потревожили ни комариные тельца, осыпавшиеся по краям кровати, ни местный воришка, который сдуру дотронулся до магической защиты и обжег себе пальцы. Пополнив запасы воды и еды, девица ушла дальше на восток, направляясь в королевство Мал.
ЧТО БЫЛО
А было вот что. В свободном княжестве Дьори, почти на самой границе с королевством Хаз была, есть и будет есть, деревенька почти-свободных (т.е. платящих налоги) крестьян. Крестьяне работали на полях, охотились в соседнем лесу, ловили рыбу, и со всего этого платили необременительный, но очень неудобный налог местному князю. За этот налог князь защищал местное население от своих солдат и разрешал учиться у своего личного мага местным с магталантами. Чудодей (как его называли в народе) был добрым, и охотно вызывал дожди, если была такая надобность. И однажды в эту деревеньку метельным енеросским вечером пришли два странника. Как оказалось позже, муж и жена с магталантами леса и неба. Их изгнали из королевства Хаз за то, что они не только магически помогали простолюдинам, но и еще делали это бесплатно. Так как дело было зимой, изгнанники не смогли уйти далеко. Прибыв в деревню, они сразу же после выздоровления успели помочь местным поселенцам. А вылечив дочь старосты от падучей болезни, снискали всеобщее уважение и помощников по постройке своего дома. Через месяц дом был готов, а еще через год у магов прибавилось в семье на малютку дочку. Но, к сожалению, счастье привело с собой беду. Когда Эте исполнилось 3 года, не стало ее матери, а отец ушел за Предел почти сразу за любимой женой. Так как девочка была наследницей их магического наследства, ее взял на воспитание Чудодей. А чуть позже к нему присоединился местный леший, успевший подружиться с родителями Эте. Так они воспитывали ее до 17 лет. А в 17.… А в 17 Эте научилась летать. Этого умения мечтали добиться многие колдуны и маги, но их алчность, наивность или взрослость не давали им подняться в небо. А у Эте все получилось, на зависть многим и многим поколениям магов и колдунов. Чудодей из самых лучших побуждений повез девушку-магессу в импровизированную столицу свободного княжества Дьори. А оттуда на Большой Совет, вобравший в себя всевозможную аристократию, совет колдунов, совет магов, совет купцов и одного представителя общественности. На этом Большом Совете Эте пришлось не сладко. За свое новое умение ее всячески поносили, изощряясь в сквернословиях и матах не только купцы, но и благородные аристократы, и маги, и князья, и, конечно же, колдуны. Предложения носили ярко выраженный убийственный характер. Особенно старались аристократы, не имевшие магталантов. Самое безобидное их предложение было таким: «КАЗНИТЬ!!!». Причиной такого добросердечия можно считать наличие у многих из аристократов тещ с магталантами. Маги и колдуны, не имевшие в своем запасе такого шовинистского отношения к магессам, предложили просто изгнать Эте, а дом, вместе со всеми инструментами и порошками сжечь. А кто не знает, что без своих инструментов, даже самых примитивных вроде жезла-направителя и порошка-видоизменителя, даже самый сильный маг или колдун не сможет вылечить даже собственный насморк. Поддавшись влиянию своего магического составляющего, Большой Совет решил Эте изгнать, а дом сжечь. Вся соль была в том, что освободили Эте 14 примавера, а дом сжигать отправились 17 примавера. Поэтому Эте успела вытащить из дома почти все самое ценное магическое барахло плюс свое оружие, которое подарил ей на 16-летие ее наставник Чудодей. А 18 числа, сложив в заплечную сумку оружие и личные вещи, и поместив все, что удалось спасти из дома в невидимый гравитационный карман (с расширением 64 кубических магометра), Эте простилась с лешим и Чудодеем, выслушала последние, но, как всегда, очень важные наставления, и пересекла границу Дьори и королевства Хаз.
ИСТОК.
Первой целью Эте был старый дом ее родителей, в котором находилось немало всяких волшебных штучек, спрятанных ими накануне изгнания. А потом …потом она собиралась в королевство Мал, самое прогрессивно продвинутое в отношении магии и магических лавок. Там она собиралась податься к вольнонаемным, вечно против кого-нибудь воинствующим, магам. Эти маги воевали против кого-нибудь столько времени, сколько были известны этому миру. Одно время за неимением других соперников они воевали против кротов посмевших прокопать ходы под тогдашним главным штабом их самой главенствующей верхушечной главы. А так как любое дело они всегда доводят до конца, то они не успокоились, пока в радиусе километра от каждого из них не осталось даже помета несчастных кротов. Хотя почему несчастных? Девиз магического воинства включает в себя фразу: «От нас пострадают все, кроме невинных». И так как никто из славного воинства не мог точно сказать, какой именно из кротов виновен в подкопе главного штаба их самой главенствующей верхушки, то кротов поймали, собрали и пересилили на один из мелких ничейных островков. Эту импровизированную колонию-поселение предыдущее поколение воинствующих магов целый год отвоевывало непонятно у кого, непонятно за чем. Нынешнее поколение воинствующих магов долго ломало голову над проблемой заселения, в общем-то плодородного, но довольно мелковатого островка. Теперь этот островок приносит пользу — на нем отбывают тюремный срок 145 кротов. Когда этот самый срок кончится, и замечают ли его кроты, никто не знает. Магические солдаты воевали против многого и всегда выигрывали, по крайней мере, так говорили они сами. Были среди Воинствующих и магессы. Пусть воинов-магиков и считали малость придурковатыми, но и они приносили пользу. Так три года назад именно они изгнали с острова почти всех действующих бродячих скелетов. А еще 5 лет назад расправились с очень обиженным на всех некромантом. Так что почти везде над ними хоть и подшучивали, но уважали. А в харчевнях Воинствующих кормили бесплатно (особенно старались, если эти Воинствующие требовали еду сразу вдесятером). С этими размышлениями о судьбе магического ордена Эте подошла к месту где когда-то жили ее родители. Но сразу соваться в дом не стала. Не зря в народе говорят: «Хочешь умереть страшной смертью и в мучениях, войди в дом, который покинули маги». И не зря говорят. Ведь после шабаша нечисти, покинутый дом волшебника— это самое опасное место в подлунном мире. Это происходит потому что дом волшебника, неважно колдун там жил или маг, понемногу становится живым существом. Ну, или почти живым. Особенно это проявляется ночью. Когда такой оживленный дом освещен луной он может говорить, предупреждать своего хозяина, и даже защищать его. Это, конечно делает добрый дом, в котором жили маги, о котором заботились. Когда волшебник покидает свой дом, то дух дома может посчитать это предательством. Тогда в жилище уже никто не сможет поселиться, так как дом будет мстить. Ну, а если в доме еще хранятся какие-либо амулеты или готовые снадобья, то дом со временем может научиться колдовать. Входить в такой дом или заселять его становится еще опасней. Бывало, конечно, что забота нового хозяина излечивало дом от дурного нрава, но гораздо чаще случалось, что в покинутый дом входили и не выходили. Поэтому Эте и не стала сразу входить в дом. Кто знает, как он отреагирует на появление дочери прежних хозяев. Может обрадоваться, а может возненавидеть. Это уж как карта ляжет. Эте подошла к дому, когда ярко светило солнце. Если бы наследство просто лежало на прикроватной тумбе, то она могла бы без большого риска войти и взять его. Но ее родители сдавали талисманы на хранение дому, а у него ничего нельзя украсть и плевать ему, что ты законная наследница. Да к тому же Эте было жалко старый дом. Как она знала, его построили еще ее прадед с прабабкой. Живя в почтении к хозяевам и заботе о себе он хранил не только секреты своих личных магов, но и защищал их долгими ночами от наскоков чужеродной магии. Подумав, Эте решила ждать восхода луны, чтобы по возможности спокойно поговорить со старым домом.
День стал клониться к своему закономерному завершению. Дух Нуте заботливо укутал Солнце и отпустил гулять на небо Луну. А дом на глазах начал преображаться. Из старой развалюхи, которая днем смотрела на мир подслеповатыми окнами, дом словно помолодел на несколько лет. Фасад подтянулся, крыльцо выровнялось, а веранда вытащилась из пыли, которая лежала на ее месте днем. Через пару часов после восхода Луны дом стоял таким, каким был 18 лет назад. Дом выглядел вполне мирно, и Эте (честное слово, почти не дрожа) вышла из тени запущенного сада и приблизилась к парадному крыльцу. Когда до дома осталось не больше метра, Эте остановилась и сказала:
— Здравствуй дом, дом мой по праву наследства, дом моих родителей. Пришла я чтобы вступить в права владения тобой и всеми богатствами что внутри твоих кладовых.
— Все б ничего, если б голос не дрожал. Все б ничего если б доказала ты свои права. Все б ничего если б поверили тебе. — Дом заговорил, а значит все не так плохо как могло бы быть. Значит нужно каким то образом доказать что я пришла сюда не просто так, что пришла по праву рождения.
— Как хочешь ты проверить меня.
—Все б ничего, если сможешь ответить мне на мои вопросы.
—Задавай!
—Когда приходит в дом весна, то вспомнить друга ты должна.— голос дома изменился. До этого он говорил старушечьим голосом, а теперь звучал так, как будто кто-то очень знакомый записал свой голос, а теперь воспроизводил его снова устами жилища.
¬—Друг, который просыпается весной. И этого друга я знаю. Никто из людей не подходит. Зимой спит медведь, ну еще несколько животных, но это друзья отца, это у него был талант леса. Голос женский значит говорила это мама. Из всех лесных она дружит только с лешими. Леший! Конечно, он же засыпает осенью, потому что дел у него зимой нет! Это леший.
—Она всегда бьется, но никогда не ломается. Она питается и этим питает меня. Напитав других , взлетает ввысь и помогает моей душе. — На этот раз звучал голос другого человека, но от этого не менее родной- голос ее отца.
— Начало похоже на загадку: «Всегда бьется, но никогда не ломается». Это водопад. Может быть вода. Точно это вода. У отца был талант леса, он брал энергию из деревьев. Вода, растворив в себе питательные вещества, питает дерево, то есть питает отца. Потом вода испаряется с листьев дерева и образует облака, и ветер. А ветер верный мамин помощник. Ну и согласно пословице: «Муж без жены - тело без души»!
—Все б ничего, если б ты сказала мое имя. — Все как в книгах написано, по одной загадке от хозяев и одна загадка от дома.
—Твое имя? Твое имя это… Ну конечно, твое имя Все б ничего.
—Правильно. Все б ничего, так меня назвал твой отец. Шутник он был. Так ты, значит, и будешь их дочерью. Рада. Очень рада. Твои родители очень обо мне заботились. Когда им пришлось бежать, они не бросили меня одну, поселили очень ответственных домовых. Днем мне правда приходится притворяться убогой разрушающейся лачугой, чтоб местные не спалили. Все б ничего, только домовые народ неразговорчивый, скучно мне иногда бывает. Но теперь пришла ты, и мне уже не будет так одиноко.
— К сожалению, я не смогу долго здесь оставаться. В этом королевстве со дня на день можно ожидать запрещения магии, а жить без волшебства я не смогу, да и зарабатывать на хлеб ничем другим я не имею.
— Да, жалко. Ну, все б ничего, поживем еще. Вдруг скоро ситуация изменится. Например, новый король будет иметь небольшие магические задатки.
—Такого не случится. Судя по расчетам моего учителя, король с магталантом на троне Хаза не появится примерно еще 3 столетия. Так что на это не приходится рассчитывать.
—А куда ты подашься. Все б ничего талисманы твоих родителей я тебе сейчас отдам, а дальше… А дальше придется тебе рассчитывать только на себя.
— Спасибо. И еще. Чтобы тебе не было скучно, я попросила одного лешего навещать тебя. Он был одним из моих учителей, а также был очень дружен с моими родителями. В своем родном лесу он уже, как бы, не обязан жить – вырастил новую смену, и теперь часто скучает. Я думаю, вам будет о чем поговорить.
Прощание дом обставил очень тепло. Почти мгновенно появились из дальних закромов разные деликатесы, ведь впереди у Эте была еще очень долгая дорога.
НАПУТСТВИЕ.
«Союз Помнящих из лесных пологов Нуит поручает своему соплеменнику Нэллелмайну добыть кристалл Озера, а затем, с помощью вышеуказанного кристалла открыть проход во вторую Главную библиотеку . Для достижения данной цели, Нэллелмайну рекомендуется ознакомиться с отрывками истории Острова, приложенными к данному документу. В пути ему рекомендуется сначала нанять боевого мага в империи Мал, затем проследовать пешим путем до Озера, и после этого пересечь старый лес Атамне, в глубине которого и скрывается конечная цель путешествия.
Союз Помнящих, 18 примавера
ГОРОД.
Под темным плащом не видно лица,
Кто рыщет понять невозможно.
И только по луку узнаешь стрельца,
Что вычислить, скажем, несложно.
Есть луки стрелецкие, луки бойцов
Эльфийской работы изгиб.
Есть луки для дома степенных отцов
Грубей и слабее они.
А тот неизвестный, идя вдоль домов
Совсем необычный нес лук.
С оружьем он схож, что из Дальних лесов
Привез королевский наш друг.
Немного оружья из Дальних лесов
В тех странах тогда сохранилось.
За меч бы отдали и жизни, и кров
Огромные деньги сулились.
Клинка из Горы все коснуться не прочь-
В них кроется тайная сила.
Украсть их не смела б помочь даже ночь.
Ослушников смертью косило.
А эльф, не скрываясь от взглядов косых,
Шел прямо на двор гостевой.
И там подошел он к ватажке босых
Ребят не идущих домой.
Монету им дал, наказав разыскать
Волшебников дел боевых.
Ребята закончили быстро играть,
Помчались на двор Родовых.
А странный пришелец в трактире засел
Вина заказал дорогого,
И тут же к нему паренек подлетел:
«Вы хотели видать боевого?»
Нэл слышал много разных историй про человеческих боевых магов. Это были и героические баллады, и истории, и анекдоты. Поэтому был настороже. Наставник советовал ему взять на работу не первого попавшегося боемага, а того у которого и оружие было бы в порядке, и комплекция постройней, да и чтоб не слишком был фанатичный. Пока что, ничего приличного он не видел. Уже с десяток членов ордена Боевой магии были приведены мальчишками из закоулков дома Родовых. Но вот к Нэлу подскочил еще один запыхавшийся мальчонка, а за ним шел очередной боевой маг. Шел сам не держась за стулья соседей – уже хорошо, оружие, по крайней мере то, что было на виду, в хорошем рабочем состоянии. Вот только лицо почти полностью скрыто капюшоном. Видны только нос и губы. Фигура так окутана тайной, что у чувствительного эльфа даже уши немного задвигались. Пока незнакомый маг вполне соответствовал заданию. Еще лучше было бы, если бы маг работал задарма, был хорошим собеседником, умел готовить, стирать, носить большие грузы и ел только за компанию с эльфом. Но, как знал Нэл, мир – это дико несовершенная штука. Например, когда он собирался в дорогу, светило солнце, а когда он уже отъехал от дома на один переход, то зашумел такой ливень, что эльфа чуть не смыло в ближайшую речку.
— Вы боевой маг?
— С недавних пор.
— Сколько времени успели пообщаться с исконными боемагами?
— К счастью, немного.
— Я хочу нанять Вас для небольшого поиска сокровищ.
— На горе Гонг?
— Как вы догадались?
— В данный момент на нашем Острове есть лишь три места, где можно найти сокровища. Ну, а если эльф нанимает мага, значит его цель гора Гонг.
— Вас устроит в качестве оплаты сотая часть от найденного нами плюс все, что найдете конкретно вы.
— Да.
На том и порешили. Через два дня, когда все снаряжение было куплено, перепроверено и разложено два спутника выехали из города на рассвете.

ПУТЬ.

Шел уже пятый день пути. Дорога ведущая на север была пустынна и молчалива до звона в ушах. Нэл, как весьма говорливое создание, откровенно изнывал от скуки. Его спутник оказался на редкость неразговорчивым человеком. Эльф честно весь первый день пытался завязать разговор. Но как бы он не бился, единственными ответами на его многочисленные вопросы были либо «да», либо «нет». Большего добиться не удавалось. Даже имя спутника Нэл до сих пор не знал. И кто он такой этот спутник тоже. К счастью для эльфийского любопытства, неожиданный порыв ветра играючи смахнул с молчаливого спутника капюшон, разбросав по спине длинные темные волосы.
—Ты маг-девушка?! – опешил эльф. Невольно рассматривая немного жестковатое лицо, с правильными чертами и темными глазами, мечущими молниями.
—Разве это что-то меняет? – как-то нехорошо и невесело усмехнулась магесса.
—Меняет и очень многое! Ты зачем на меня так смотришь, заклятье подбираешь на мою голову? Учти, у меня на твою волшбу амулет имеется.- зачастил до сих пор удивленный эльф.
—Подбирала, только не на голову, а на уши. А насчет амулета… Ты где его взял? - совсем незаметно подобралась Эте (а это была именно она).
—В лавке «Вся магия с вами по сходной цене».
—И на сколько тебя обманули.
—То есть? – недоумевал эльф.
—Обманули, надули, обвели вокруг пальца, облапошили, посадили в калошу, продали воздух, развели как младенца… дальше продолжать? – откровенно издевалась над эльфом обладательница истинного магического таланта.
—Не надо я понял. Эх, за эти 12 золотых, я мог бы купить лошадь получше. – ненадолго разочаровался в жизни Нэл.
—С каких это пор эльфы стали похожи на гномов своей меркантильностью?
—С тех самых, когда на дорогу этим самым эльфам стали выдавать ограниченные и мало возобновляемые денежные средства, ехидна. Вместо того чтоб издеваться, могла бы свое имя назвать!
— Меня зовут Эте.
—И все?
—А тебе этого мало?! Я вся сейчас нахожусь в одном сплошном шоке. Его эльфийское меркантильство с явными шовинистскими замашками соизволило таки узнать мое имя на седьмой день нашего знакомство, и при этом еще и не довольно. Эти маги из Родовых сжигали других на месте и за много меньшие провинности.
—Ну я думал, что ты думала, и не хотел нарушать твои мысли своими… ну как-то так. – смущенно промямлил эльф.
—И это хваленое эльфийское красноречие. За эту неделю ты успел спросить меня об очень большой куче самых ненужных подробностей, рассказать пару тысяч несмешных анекдотов, вывалить на меня целый ушат самых разных слухов, о людях, которых я не знаю и знать не хочу, а сейчас утверждаешь, будто бы не хотел мешать мне думать. Поразительно. Немыслимо. Прямо слов нет, сплошные эмоции на языке.
—Ну, наверное, мне следовало бы извиниться. Я и впрямь немного …м-м-м перестарался и недостарался одновременно. – выдавил из себя Нэл, где-то через час напряженного звенящего молчания. Ответом ему послужило раздраженное фырканье. – Ну, прости-и-и-и – перешел в ультразвук не на шутку расстроенный эльф.
—А я то думала, только сирены убивали своими криками неосторожных путников, – разобрал среди сдавленного хихиканья перепуганный Нэл. Облегченно рассмеявшись, он уловил в себе какую-то симпатию и неосознанное уважение к необычному для него спутнику. Это ж надо умудриться, так подловить его, знаменитого среди сородичей Нэллелмайна, который любой, даже самый безобидный подкол, чувствовал за версту.
—А ты не промах!
—Не промах должен быть ты, поскольку ты здесь стрелок, более одаренный чем очень многие люди. – не удержалась, до сих пор довольная шуткой, Эте.
Теперь молчание не грозило ни эльфу, ни магессе. Прежде одинокие поневоле, они обрели нечто большее чем, беседу. Но когда они это поймут?
Прошли еще 2 недели. Пролетев незаметно они привели дорогу к большому, а для Острова, гигантскому Озеру Лежащему Посередине, Озеру, скрывающему первую из двух утерянных Библиотек.
ОЗЕРО.
—Наши старейшины говорят, что это Озеро, скрывает какую-то Тайну, связанную с далеким Золотым веком. Мы должны попасть в ныне затопленную башню Кристалла. Эта Башня когда-то возвышалась посередине огромного острова Памяти, который, как говорят, оказался под водой после какой-то страшной катастрофы. Что это было – никто не знает. – благоговейно обозначил задачу эльф.
—Никто не знает, или никто не хочет вспомнить? Ведь эльфы славятся своим долголетием, неужто не осталось ни одного свидетеля тех далеких событий? – спросила Эте не отрывая взгляд от скал обрамляющих широкий и ровный провал озера.
—Честно говоря, один старик по прозвищу Листок, рассказывал всем историю о том, как над землей пролетел какой-то ужасный вихрь, унесший все воспоминания. Но, ему мало кто верит, так как свое прозвище он получил из-за чрезмерного увлечения курением свернутых листьев самых разных деревьев. – с уже гораздо более меньшим благоговением протянул эльф, - тем более, что его уже давно никто не видел. Старейшины убеждают народ, что Листок умер, но все знают, что старик еще жив. Скорее всего он спрятался от мира, где-нибудь в самом забытом всеми месте.
—Откуда вы знаете, что он не умер?
—Мы просто чувствуем это. Пока эльф жив, остальные чувствуют биение его сердца. Ну а когда эльф умирает, то возникает пустота, которая вскоре заполняется рождением нового пылкого сердца. – глаза эльфа затуманились, будто он читал полустертые строчки очень древней книги спрятанной глубоко-глубоко в сознании. – Но мы отвлеклись. Пора двигаться к Восточному проходу скал.
—И что мы там увидим? – крикнула Эте вслед разогнавшемуся Нелу.
—Что-то очень интересное… - донеслось до нее из клуба пыли.
—Как мальчишка! – поставила магесса свой профессиональный диагноз нарочито громким голосом. Эльф уже все равно ее не слышит, а последнее слово, таким образом, осталось за ней.
Когда они добрались до Восточных врат озера, солнце уже касалось дымчатой линии горизонта. Но разбивать лагерь, по настоянию все того же несносного эльфа не стали. Подпрыгивая от набегавших чувств, Нэл попутно сокрушался об отсутствии лодки. Сокрушался однако недолго, так как вспомнил, что вместо лодки есть вполне обученная всяким волшебным трюкам напарница-волшебница. Вдохновенно сотворив из пары кривых, но зато очень толстых бревен некое подобие плавсредства ограниченной ответственности по отношению к пассажирам, герои вроде как отчалили от берега под аккомпанемент тихого скуляжа эльфа по поводу собственных похорон. Лодка и впрямь впечатляла своей непревзойденной дырявостью. Ну а что вы хотели, если по карманам не нашли ни гвоздя, ни клея, ни даже тонкой бечевки (кроме глубоко засунутого мотка веревки, сберегаемой запасливым эльфом на самый ракрайний случай). Так что лодка была спаяна буквально на «живую нитку голым волшебством». Мда-а-а-а. Ну, и видок у нее был соответствующий. И в тот миг, когда псевдоплавсредство уже самонадеянно плавало по поверхности воды, а солнце уступило место огромной и ясной луне… свершилось чудо! Узкая полоска светящейся глади озера, внезапно повернулась к парочке в лодке (не считая страха в перемешку с восхищением) и уцепилась одним своим концом прямо в приблизительно носовую часть бывшего утопшего бревна, а другим показывая дорогу в самый центр озера Памяти. Без всякого содействия со стороны непосредственных участников движения, лодка начала степенно двигаться прямо по направлению движения Лунной Дороги Памяти, как ее назвал немного (а если точнее совсем) притихший Нэл.
— Знаешь, я вдруг вспомнил одну очень любопытную штуку, про которую рассказывал наш знаменитый Листок, якобы бывавший на острове Памяти. - прошелестел над водой тихий и таинственный голос эльфа. – он говорил, что у всех кто подплывал к острову на время пропадал магический дар, и все заклинания, опять же на время, рассеивались.
—Ты это серьезно говоришь, или твоя реплика была пасынком черного юмора? – не отрывая горящего взора от воды, тоже шепотом спросила Эте.
—Знаешь, я бы очень хотел, чтобы это воспоминание старика, оказалось лишь сном после очередной затяжки, но мне и вправду очень не нравится это сияние на конце нашей путеводной дорожки.
—Знаешь, один мой хороший друг в таких случаях всегда говорит: «Будь оптимистом и бууууу-буль…» - , добрый совет оказался прерван неожиданным всплеском.

—Не знаю почему, но мне всегда казалось, что люди умеют плавать.
—Только те, кто живет или жил рядом с крупной рекой или приличным озером. И вместо того чтобы издеваться, лучше помог бы взобраться на бревно.- барахтавшаяся в воде Эте не была расположена шутить, и если честно, ее реплика звучала иначе, но это уже не так важно.
—Если будешь так барахтаться, то утопишь не только себя, но и меня в качестве погребальной жертвы, - благодаря врожденной ловкости, Нэлу удалось удержать равновесие в трагический момент развала лодки и оседлать одно из толстых бревен. К счастью дерево оказалось достаточно сухим чтобы, выдержать не только эльфа, но и злосчастную жертву лодкокрушения.
—Чтобы навсегда пресечь попытки издевок со стороны моего ушастого спутника спешу добавить, что моя профилирующая сторона – огонь. Поэтому мне по рангу положено не любить воду в слое толще двух метров. – не оборачиваясь на сидящего сзади эльфа прояснила ситуацию мокрая и злая девушка, - и еще кое-что. Я понимаю тебе не улыбается вытаскивать меня из воды заново. Но будь добр, а также так любезен и т.д. и т.п., короче, если сию же минуту не уберешь свои ручки загребущие с моей талии, то я за себя не ручаюсь. Как минимум уши отрежу! – тихо, но как-то очень убедительно сказала (ну или слегка поугрожала) она.
—А я что, я ничего… я ж за тебя волнуюсь, да и второй раз тебя вытаскивать это ж надорваться можно… ой. - ,поздно. Эте уже услышала, приняла к сведению и спланировала будущую месть, которая состояла в молниеносном, но аккуратном сбрасывании чересчур самоуверенного эльфа в холодную озерную воду.
—Извини – эмоции захлестнули. – притворно вздохнула юная злодейка, рассаживаясь на бревне с таким расчетом, чтобы эльфу пришлось плыть на соседнее, более сучковатое.
—Не беспокойся, я тебе это припомню. – неуверенно, но с большим самомнением протянул эльф. Его неуверенность была основана на том, что сгореть ему не хотелось, а найти второе такое место, где магия бы не действовала, было проблематично. – вот только дай время догребу до тебя и сброшу в воду.
—Греби, греби. Только учти, магия ко мне вернулась. – многообещающе протянула волшебница. – и если разговаривать серьезно, то исследовав поверхность озера, я обнаружила, что магия пропадает не просто так, и не абы где. Совершенно правильной формы кольцо окружает середину озера. На границе кольца находится эфирная пустота. Это означает, что там есть все, кроме эфира, благодаря которому и появляется возможность накладывать чары. Внутри кольца эфир возмущен, как будто когда здесь на одно очень мощное заклинание наложилось на второе противоположное по сути. Силы, выпущенные на волю оказались так велики, что отголоски противостояния ощущаются до сих пор. Обычно в результате и первое и второе заклинания срабатывают оба, но не полностью.
—То есть, если первое заклинание было, например, защитным, а второе – направленным на разрушение, то Остров ушел под воду, но разрушению мог не подвергнуться. Нижние магические щиты могли устоять и укрыть все, что находилось на острове от действия воды.
—Ты что ночью читал мою магическую энциклопедию? – подозрительно спросила Эте.
—Не читал, а пролистывал. Это разные вещи. – холодно ответил Нэл.
—Ну конечно, я забыла. Читают лишь люди полуграмотные, а пролистывают эльфы и неучи, которые все равно читать не умеют. – с удовольствием заметила девушка.
На это эльф ничего не ответил по двум причинам. Первая причина - ему гордость не позволила. А второй причиной стало то, что бревно быстро впитало воду, и теперь сосредоточенно шло ко дну. Вместе с эльфом и без его на то разрешения.
—Эте, если ты сейчас ничего не сделаешь, то во-первых лишишься моего общества, а во-вторых – гонорара. – эльф говорил спокойно, но кто бы знал чего ему стоило это спокойствие.
—Хорошо я тебя спасу, но учти, что вторая причина была для меня убедительней. – несколько пассов руками, одно короткое заклинание и незримый, но ощущаемый воздушный плот, отделил вымокших искателей приключений от воды. – сразу отвечаю на твой невысказанный вопрос. Нет, я не могла сделать такое плавсредство сразу. Потому что для него нужны определенные условия. А делать мы будем вот что: так как наши вещи решили первыми пойти на разведку, нужно идти за ними.
—Я не собираюсь превращаться в рыбу.
—А жаль, ведь если бы ты вдруг пожелал судьбы какой-нибудь форели, я бы с радостью тебе помогла. – развела руками Эте.
—Да знаешь, я в этом как-то и не сомневался.
—А знаешь паренек, по-моему ты абса… абси… абсолютенно прав. - неожиданно прохлюпало где-то совсем рядом. Причем настолько неожиданно, что Эте сидевшая на краю воздушно плота, охнула и вдохновенно свалилась в воду. Опять. Нэллелмайн немного полюбовался на ее попытки удержаться на поверхности Озера, послушал поэтично построенные эпитеты и метафоры жертвы неожиданности, неискренне вздохнул и неторопливо вытянул Эте на плот.
Бууу-у-умс… девушка замахнулась так неожиданно, резко и сильно, что даже хваленая эльфийская реакция не спасла Нэла от не очень дружеского подзатыльника:
— И учти, в следующий раз, если ты будешь так медлить, я, либо возьму в руки что-то тяжелое, либо ударю магией. Запомнил? – сощуренные глаза с мокрыми ресницами открыто смеялись над эльфом, который задумчиво потирал затылок.
—Понял, но не все. Как это ты так сделала… я ведь даже заметить не успел. Вот, блин, теперь шишка будет, - недоумению Нэла не было предела.
—Все дело в том что гиперболоид равновесных тангенсов прямоугольного октаэдра не контролируем фронтальными перевесами тяжелоупорного гравиметра!!!
—Что? – зрачки эльфа медленно съезжались к переносице, в то время как глаза в целом упорно лезли на лоб, презрев все законы природы, - Что ты сейчас сказала???!
—Дурак! Я тебе просто глаза отвела… немного, - вовсю хихикала мокрая, но довольная собой магика.
—Что?! – продолжал эльф, который продолжал попытки разобраться в этой псевдонаучной тарабарщине.
—Шо, шо. Обвела она тебя паря, обвела как… как селедку мокроносую-ю-ю, - неведомый голос принимал все так близко к сердцу, что тихо съехал на рыдания.
—Кто это сказал! – юная волшебница скорчила такую рожицу в попытке магически определить характеристики говорившего, что впечатлительный эльф, только что вернувшийся в наш бренный мир, резво укатил обратно. Где находится это самое «обратно» вряд ли было известно даже ему.
—Кто я? Как няож… неиж… тьфу, неожиданно вопрос твой поставлен! Я лишь капля в море своих собственных страданий. О-о-о-о, какой я несчастный, у-ю-ю-ю-ху-ху, - голос снова сошел на рыдания.
—Кто это?- громкий шепот эльфа разрезал временную тишину. Он не то чтобы боялся, нет, нет, вы не подумайте такого. Но, увы, уши эльфа выдавали его с головой. Они (в смысле, уши) двигались так интенсивно, что стукаясь об голову, тихо вибрировали о чем-то своем.
—Это говорит вторая причина моей нелюбви к большим объемам воды, - Эте застыла без движения, лишь еле заметно шевелились губы, да глаза метали разнообразные по своему эмоциональному оттенку взгляду, - сама не видела, но мне рассказывали, что в каждой речке, речушке, реке, и тем паче озере, обязательно есть куча всякой живности, и я не про рыбу. Их всех, в общем, называют Водяными, но на самом деле их такая куча разновидностей, что для их классификация включает 102 отряда. В каждом отряде не менее 104 родов, в каждом роду, как правило, 56 видов и в каждом виде не менее 73-х подвидов. Если есть время можешь подсчитать, сколько выйдет всего подвидов. А ведь есть еще разделение по коленам, локтям, фалангам. И каждый отдельный индивид имеет своё сугубо индивидуальное отношение к роду человеческому… ну или не совсем человеческому. А некоторые, например Черные Водяные очень любят обедать, закусывая супчик из эльфийского мясца, мясным рагу догадайся из кого, чтобы после заняться составлением икебаны из пара-тройки чьих-то остроконечных ушек.
—Сп-п-пас-с-сибо. Ты меня впечатлила, - уши эльфа совершали движения схожие с движениями утопающего, который кроме всего прочего, решился утопать в акульем садке.
—Ой, ты все так красиво сказала, прям ни пришить, ни отрезать. Ой, а повтори на бис, я запишу и буду потом читать туристамам. – завывающие интонации куда-то исчезли и хлюпающий голос лучился неприкрытым восторгом, - в последний раз так красиво говорил тут один… как же его… ну такой с ушками… вкусными… тока я их не ел, тока понюхал и сразу понял, что так и отравится не долго… у-й-й у него еще имя такое было.. ну-у-у-у такое по форме ушей…ласт!.. не-е-е… лоск… нее-е-е… во блин, совсем я память пропил, говорила мне мама: «Хлюпчик! Те кто много пьет, и я говорю не про воду из Озера, так вот, тот кто много пьет, тот в здравом рассудке долго не живет. Поверь мне на слово. Я тебе дам проверять, я ужо тебе проверю!» Эх, ну зачем я не поверил ей на слово, - голос монотонно бормотал что-то еще, но это что-то было не только маловразумительным, но и частично некультурным.
—Мда! Ну и что ты про это скажешь, эксперт в области водных созданий. Лично мой вердикт таков: такому место в вытрезвителе.
—Мда! Интересно, это только мне почудился запах перегара, или у меня просто развито воображение, - повела носом девушка.
—Знаешь, это почти смешно, но кроме запаха прегара, я чувствую запах горелых листьев, - эльф пригнулся к воде и суматошно затрепетал ноздрями, - причем похожий аромат исходил от… сейчас вспомню… ну да..! от Листка.
—А-а-а-а-а, ну да-а-а. Листо-о-ок, друг мой, это ты! ТЫ не забыл меня-я-я. Без твоей беседы та-а-ак скучно в наше время о чем-нибудь там беседовать. Или разговаривать..? А-а-а, кому все это на черт надо. А вы кто? – последняя фраза отличалась от остальных и качественно и количественно. Она (в смысле фраза) была короткой, четкой и, кажется, трезвой.
—Мы как бы… туристы! – первым выкрутился эльф, за что тотчас получил еще один подзатыльник, уже второй, и это за какой-то неполный час.
—А тебя в детстве не учили, что врать нехорошо? Особенно тем, кто может это заметить.
—Но он же пьян?!
—Но он же в воде. Холодной. Окунулся пару раз и трезв как стеклышко. И еще по секрету, водяные чувствуют вранье с такой же силой, с какой ты любишь поехидничать.
—Мне начинает казаться, что в этом мы с тобой родственники.
—И кем же ты мне приходишься, родственничек, если у нас из схожих внешних черт, только наличие ног, рук и головы. Причем голова у некоторых пустая. – Эте была абсолютно права. Нэллелмайн был типичным эльфом – высок, жилист, фигуру имел столь усохшую, что наверняка в ветреную погоду носил с собой кирпичи, светловолос, к счастью, с короткой стрижкой, глаза имел зеленые, уши острые, живущие собственной жизнью. Эте была выше среднего, где-то до носа эльфа, тоненькая, но не жилистая, фигура приятная (по своей соразмерности), волосы темные, затянутые в прическу(прическа замысловатая, магическая, прибавляла своей носительнице сил, настоящую длину волос по форме установить не представляется возможным), которую девушка переплетала примерно раз в год. Глаза у нее карие с лучистыми точечками, задумчивые, в отличие от эльфа, у которого глаза выражали лишь желание повеселиться. Это ведь только в старинных легендах у всех эльфов поголовно мудрые глаза со всезнанием на дне. На самом деле все зависит от самого эльфа, в прочем, как и у людей.
—Ну, согласно одной из религий, практикуемых в нашем мире, все мы - братья! – счастье эльфа переливалось через край, и это было видно невооруженным глазом.
—Если я тебе брат, то конкретно ты немного повздорил с реальностью. И реальность за это ударила по твоей пустой башке. Чем-то тяжелым и очень сильно… - с донельзя серьезным видом сказала Эте, потрогав лоб радостно осклабившегося эльфа, подражая столичным медикам на приеме у безнадежно больного.
—О-о-ой, ты про меня человечина не забудь, поругай и меня, это ведь так приятно.
На этот раз подпрыгнули все: сухопутные – от неожиданности, так как они в пылу битвы забыли о том, где они находятся и в чьем обществе; водяной – за компанию.
—Дорогой Водяной, мы ищем на этом Озере нечто очень важное. Мы смиренно просим Вас, как коренного обитателя этих мест, помочь нам, если вы будете так любезны. А если вы будете против на счет помогать, то просим Вас не мешать, - Эте говорила с воодушевлением, смиренно сложив руки на груди, просительно заглядывая в воду, и надеясь, что повторять не придется.
—Ради такого, можно пройти и тысячу тысяч верст, - протянул эльф, разваливаясь на воздушном матраце поудобнее.
—Сожгу.
—Что!?
—Еще хоть слово, писк или даже мысль с твоей стороны и я тебя сожгу.
—Молчу, молчу, - умеют же маги говорить тихо, но убедительно.
—Мы: я и этот презренный эльф, просим Вас явить нам Вашу сиятельную персону и ответить. Кстати, если вы вдруг проголодаетесь, то можете съесть эльфа. Он жестковат на вид, но на самом деле он сочный и питательный…
—Что??! – заикнулся было Нэл, но заметив на ладони Эте небольшой огонек, направленный в сторону его несчастных ушек, притух окончательно, отвернулся и начал тихо шепотом костерить всех людей, тех эльфов, что посоветовали нанять мага, Озеро, сокровища, и тд и тп далее по списку. Когда и откуда вынырнул житель придонных глубин, не заметил никто. Просто, когда Эте повернулась в сторону эльфа, то заметила, что рядом с жертвой ее юмора сидит толстенький такой старичок с ужасно красным носом, седыми спутанными волосами, вся одежда которого состояла из латаной юбки, сшитой из водорослей на заре времен. Старичок восхищенно кивал в такт проклятиям эльфа. Когда Нэл наконец-то заметил слушателя, то от падения в воду его удержал лишь тот факт, что сидел он на самой середине плота.
—Не обижайся Нэл, но ты стал приманкой, - заявила Эте слегка недоуменному эльфу, - если бы здешний водяной питался эльфами на самом деле, я бы ни за что не предложила бы ему отобедать тобой.
—Правда? – недоверчиво протянул эльф.
—Конечно, мне ведь не улыбается отравить Водяного твоей тушкой. Я потом не оправдаюсь перед их судом.
—Спасибо за честность.
—Да ладно тебе, я пошутила.
—Так я и поверил, - скорчился эльф, - раз уж так представь мне своего Водяного.
—Ая это… зовут меня Влад Вод. А ты е-эльф не знаешь, кто к Озеру приходить мог… недавно… из ваших… из е-эльфов-ф, - Водяной близоруко сощурился глядя на нос Нэла, - а то чего-тто рожица-то мне твоя знакома на ведь.
—Ну нашу общину недавно покинул эльф по имени Листок и…
—Листок, Листик, так это был он!!! А я зараза-а-а не вышел к старому другу-у-у, - в очередной раз заныл Влад Вод.
—Вы знали Листка? Когда вы познакомились? – немедля оживилась волшебница, - куда он ушел после вашей последней встречи?
—Стоп, стоп, стоп, стоп. Не надо так все сразу валить в меня. Я же ну не этот… не резиновый. А Листка я знаю. Кто ж его прохиндея не знает. Как сейчас помню: идет Листок весь из себя такой важный, в зубах самокрутка. Туды ее растуды семь раз через полено. Дово-о-ольный. Долговя-я-язый. Я его поначалу-то утопить хотел, а он как начал мене на все мозоли проповедями своими давить. Как задавил, так до сих пор всего понять не смогу никак.
—А когда это было? – придвинулась поближе Эте.
—Так еще пожалуть да Катастрофы. Ну покать Остров еще тута был, а не тама, - Влад Вод ткнул пальцем сначала в поверхность воды, а затем куда-то вглубь,- мы тады так повеселились, ну прям так, что лично меня в воду сталкивали баграми, сам ползти я не мог.
—Дорогой, прекрасный, замечательный Влад Вол, могущественный повелитель этого прекрасного во всех отношениях Озера. Не поможешь ли ты нам, жалким сухопутным существам побывать на Острове, безвременно покинувшем поверхность. Нам ну очень, очень надо. Пожа-а-алуйста, - эльф сделал жалостливые глаза, сложил руки ладонями друг к другу и весь качнулся навстречу Водяному. Заметив боковым зрением донельзя удивленное выражение лица волшебницы, пихнул ту ногой, скорчил в ее направлении какую-то смешную гримасу и снова замер в начальной позиции мольбы, - нам ну прям позарез нужно. Вы представляете, жестокие эльфы выгнали меня из родного дома, можно сказать, спихнули с ветки, обозвали всякими словами, смысл которых сводился к тому, что если я ничего не принесу, меня казнят прилюдно поркой, оу-у-у, оу-у-у. И вся моя судьба, даже без остатка, сейчас в ваших руках. Не погубите сиротку-у-у-у.
Все это Нэллелмайн выпалил на одном дыхании, не сводя взгляда побитой собачки с обалдевшего Водяного. При этом актер не забывал подвывать, пускать слезу, протягивать руки, и все с отпечатком лучших лицедейских школ данного мира. Эте за спиной эльфа, хотя и понимала, что все это сплошной фарс, сочувственно всхлипывала, прикрывала глаза, и шептала на Влад Вода: «Ну совесть то у Вас есть». Водяной, не отрываясь, смотрел на эльфа, и от природы грустные глаза его, затуманились неизбывной печалью. Слезы, наверное, тоже имели место быть, но на мокрых щеках Влад Вода их не было видно. Видя, что Водяной, хоть и потрясен, но не до конца, Нэл, начал перечислять все печальные и обидные моменты своей жизни (не особо уточняя датировку, но явно начиная с момента рождения). При этом он начал методично раскачиваться из стороны в сторону, явно копируя очень старый и длинный маятник. Этого Влад не выдержал. Он заревел в голос, обнял эльфа и начал пытаться погладить «несчастную дитятю» по голове. Но так как до головы водяной не доставал (хотя эльф сидел почти что в позе лотоса), то придя к внутреннему консенсусу, начал похлопывать несчастного по спине. От этого плавная речь Нэла немного сбилась, но печальной ноты не потеряла. Эте сдавленно хихикала за спиной эльфа. И хотя по лесным меркам Нэл был еще сравнительно молодым эльфом, но по человеческим он давно пересек все границы выживаемости. Поэтому эпическая драма «Все несчастья мира спешат к одному невезучему эльфу» могла еще долго продолжаться, но дедок-водяной не выдержал где-то на начальном обучении юного эльфа в Лесной школе.
—Прекрати, прекрати, иди-о-о… то есть глубоко несчастный ельф. Я ж теперь еще недели три слезами обливаться буду… ну, может быть, точнее. Я б тебе помог но-о-о-о, я ж нечисть, ну типа водяной и все такое. Я ж вредным должон бы-ы-ыть… ну… и… ну ждите я сщас подумаю и приду… прилечу… тьфу, ты приплыву… наверное, - водяной соскользнул в воду, печально булькнув пару раз под водой.
—Интересно, что нам за задание даст, - абсолютно нормальным голосом спросил эльф у воздуха вокруг.
—У-у-уп, ну ты даешь! – округлила глаза Эте, - пять секунд назад ревел белугой, а сейчас говоришь вполне нормальным голосом. И как это у эльфов так получается.
—Получается что?
—Врать получается вот что!!!
—Я не врал. Я переосмысливал.
—Болтай, болтай, сказочник. Учти все, что ты сейчас скажешь, может быть использовано против тебя мною.
—У-у-уп, ну ты даешь.
—Слышь, голубки, я придумал задание. Я хочу увидеть… фейерверки. Но не простые, а волшебные, - скривил хитрую рожу Водяной.
—Теперь твой выход, - прошептал эльф на ухо скривившейся еще больше Водяного Эте.
—Ты хоть представляешь, что может с нами случиться, если я ЗДЕСЬ попробую устроить фейерверк, - зыркнула девушка на Нэла, - учти, фейерверк может получиться из нас с тобой. В буквальном смысле. И я сейчас не склонна шутить и преувеличивать.
—То есть ты откажешься исполнять его задание.
—Нет. В конце концов, я маг или я не маг. Эй, дедушка сейчас я покажу вам фейерверк, вы ведь знакомы с основой магии.
—Ну блин, да. Я ведь стар, я мног чего, наверное, знаю, - Влад Вод попытался подбочениться, но не смог. Видно пока придумывал задание, успел еще на плавник принять.
—Тогда смотри, - Эте показательно сосредоточилась, и начала творить плетение. Работала она медленно, в расчете на внимательного зрителя, в лице Влад Вода.
—Э-э-эй, ты ку-у-уды векто-тор направляешь. Ты что смерти моей хочешь. А ну-у-у стоять.
—А я что, я ничего, - заулыбалась Эте, - что попросили, то я и делаю. Если вы против, то я так и быть, сверну и развею заклинание. Ну, или просто сверну. В любом случае, я надеюсь, задание будет считаться выполненным, - хитрая магесса подмигнула ошеломленному Водяному, - итак, мы договорились?
—А тебе плавник в рот не клади, чуть веся хвост не откусила. Лады, покажу я вам путь в глубины тайные, в глубины далекие, к цели намеченной, ну и тэдэ и тэпэ. Короч. Плывить за мной, кто последний, тот слизняк. Эгей.
Водяной попытался красиво нырнуть в озеро, но это у него не получилось. Тогда Влад Вод крякнул, крутанулся и железякой пошел на дно.
—Ну и что мы теперь будем делать? – эльф сидел, обхватив колени и пристально, с печалью смотрел в темную воду.
—Что, что! Нырять будем, вот что,- Эте мрачно плела что-то умопомрачительно неэстетичное с кучей балансов и бонусов, - если повезет, даже не утонем.
—Что значит, «если повезет»! Мы, ну, по крайней мере, я… шучу, шучу, мы должны выжить в любом случае оба… обе, короче вдвоем!
—А кто б сомневался, - загадочно ухмыльнулась девушка, добавляя последний виток к своей работе. И в тот же момент – бултых и она, и эльф оказались в воде.
—А вводиччка холодная.
—Ну, извиняюсь, думаешь мне легко было вывернуться на заклинание Водного Воздуха в такой чертовски нестабильной области эфира, - огрызнулась Эте.
—Какое заклинание? – вытаращился Нэл.
—А ты язва подбрюшная и не заметил, что мы уже где-то в десяти метрах ПОД поверхностью озера.
—Что! Мама, забери меня обратно, - он подумал немного и спросил, скривив хитрое выражение на лице, - а как же твоя профессиональная нелюбовь к воде?
—В случае неудачи, я потеряю только сорок, ну может пятьдесят лет жизни. По сравнению с тем количеством лет, которое можешь потерять ты, это мелочь, мгновение. Так чего же мне тогда бояться, - девушка говорила печальным серьезным тоном, смотря куда-то в глубину, потом встряхнулась как собака после душа и преувеличенно бодрым тоном, сказала, - ну что, поехали?
—Поехали. И вот угораздило меня нанять мага со столь пренебрежительным отношением к собственной жизни.
—А чем это тебе не нравится, - хмыкнула волшебница.
—Как это чем. Если тебе не дорога твоя жизнь, то как ты тогда оцениваешь мою? И не говори, я сам отвечу. Вы, люди, по природе своей эгоисты. И если своя жизнь вам не нравится, значит, чужая вообще ничего не стоит, - эльф шутил, но ему и вправду было немного боязно. Хотя волшебники и не могли удлинять свою жизнь, дольше обыкновенной, но они дорожили ей как никто из смертных. И если вдруг случалось обратное, то этого стоило опасаться, ведь оно было непонятным, и не известно было чего же ждать от этой странной человеческой девушки. И от этих размышлений по спине пробежала холодная волна страха.
—Да ладно, не напрягайся ты так, я просто пошутила, а ты и попался.
—Да кто ж тебя знает. Шутишь ты, не шутишь. И вообще я не испугался.
—Врун. Ты испугался. Испугался до такой степени, что начал впервые побаиваться и меня, - девушка подплыла поближе в Нэлу и заглянула в его глаза, - ты стал похож на сельского крестьянина, который увидел чокнутого с острым мечом. Может, бросит на землю, а может, кинется на людей и начнет рубить всех направо и налево. Ведь так, - она подплыла еще ближе, и теперь хватило бы одного неловкого движения, чтобы они столкнулись лбами.
—Как ты узнала, - от неожиданности эльф замер с раскоряченными руками, и даже не подумал возражать, - как, ведь я точно знаю, что люди не умеют и не могут читать мысли.
—Да на твоей роже остроухой все и так написано. Никакой магии не нужно, - Эте ловко увернулась от пинка растерянного эльфа, - а сейчас ты думаешь буквально следующее: «вот зараза, опять меня надула, ну хорошо хоть, что все нормально», - Эте передразнила голос Нэла и опять хихикнула, - ну как верно я говорю.
—Верно, верно, но ты лучше так больше не шути, а то я нервничаю.
—Да будет так, но я ничего не обещаю, - девушка развела руками в притворном сожалении.
—Не ну что за дела, а вас паразитов жду, жду, жду, жду, жду, жду… и вообще. Пришли, нырнули, и чё, я должен еще и буксиром тут у вас служить, нахалы. А хотя, впрочем, почему б и нет.
Явившийся из ниоткуда Влад Вод, схватил опешивших от такого приема за руки, подмигнул как-то уж очень залихватски и стал набирать глубину так быстро, что вода не успевала превращаться в воздух рядом с головами героев, и им пришлось на время забыть о перебранках.
С каждым метром становилось все холоднее и темнее, все страшнее и опасней. А Водяной и в ус не дует, знай себе расписывает, какие у него в глубине чудесные монстры водятся. Самое приятное то, что меньше ста зубов не было ни у одного питомца. Все как на подбор больше 10 метров, и один другого злее, да голоднее. А как только в темной воде пропала даже возможность разглядеть собственный нос, он весело булькнул что-то особо страхолюдное про черного монстра здешних глубин, пожелал им удачи, да и сказал, что если двигаться отсюда строго на северо-северо-запад, то там де и будет долгожданный Остров, ну или то, что от него осталось. За сим он и оставил перепуганного эльфа и обалдевшую, от неожиданной подлости Влада, магессу.
—Здесь очень холлллодно, ты не замечаешь, - стук зубов эльфа проникал даже через нереальную темноту подводного мира, - э-э-эй, я спросил, не холодно ли тебе-е-е. Эте, если ты сейчас же мне не ответишь, то умру я прямо здесь, и мой призрак все равно найдет и доведет до нервного истощения всех твоих родственников, а потом примется за тебя, и в таком случае тебя ничто не спасет от моей праведной мести. Эте, ты и вправду куда-то ушла. Эте-е-е, - на плечо эльфа неожиданно легла чья-то костлявая и невесомая рука, - Мммамочки, а, это ты, слава всем богам здешним и нездешним, - за его спиной замерла Эте в руке которой бился огонек света, маленький и беззащитный. Он пульсировал в такт сердцебиению девушки, и становился то светлее, то темнее. Эте молча взяла руку эльфа и положила себе на плечо. И в тот же миг огонек потух. Эльф не видел, но чувствовал, что девушка стала постепенно проваливаться вниз. Когда-то давным-давно один знакомый эксперт по человеческой магии, рассказывал Нэлу, что этот огонек проявляется у сильных чародеев в очень экстремальных ситуациях, и если он неожиданно затухает, это значит, что силы на исходе. Чтобы сберечь магию для поддержания одного единственного заклинания, организм вводит сам себя в «режим ожидания», во время которого маг не может делать вообще ничего. Абсолютно. Сознание уходит, мозг засыпает, даже зрачок не реагирует на свет, куда-то пропадает дыхание. Когда эльф осознал это, то первым делом подтянул Эте поближе и достал заветный моточек эльфийской бечевки, той самой знаменитой бечевки, что тонка, будто шнурок, но на которой можно безбоязненно подвесить небольшой табун лошадей в сетке. И этим самым шнурком он крепко накрепко привязал ремень беспомощной магессы к своему. И в таком вот неудобном положении он начал плыть по указанному маршруту. Как все-таки хорошо, что у эльфов есть врожденное чувство направления, которое невозможно сбить с толку никакими средствами.


Акико вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13.04.2012, 22:57   #3
Акико
Ищущая
 
Аватар для Акико
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

ПОДВОДНЫЙ ОСТРОВ.

«Тишина. Хотя нет, не тишина. Где-то капает вода: кап-кап. И холод. Почему так холодно. Мама. Папа. Куда вы ушли. Мне холодно», - Внезапно все тело скрутила страшная судорога, рывком вытянув из небытия: «Зрение пока не вернулось, или вокруг до сих пор темно? Помню… нет, пока не помню, но начинаю вспоминать. Озеро, потом этот странный Водяной, который в свое время сдружился с этим всезнающим Листком, заклинание по «стандартному превращению жидкости в пригодный для жизни воздух непосредственно у органов дыхания в нестабильной магической обстановке». Вода. Темнота. А потом магический удар. Блин, это ж какой потенциал. Хочу себе такой. Ё-моё, мне все щиты продавило, и чуть на тот свет не выдернуло, а я завидую. Найду гада, прибью без суда и следствия. Бить буду долго и нудно, главное не стать садисткой. И еще эльфа попрошу помочь. Стоп. Нэл. Нэллелмайн. Где он?»
—Эй, если ты меня зовешь, то я здесь, и как ни странно тоже живой. Только мокрый. И ты мокрая. Знаешь, возможно эта реплика прозвучит не вовремя, но я никогда не догадывался, что у тебя прелестная фигурка. Притягивает взгляд, я бы сказал.
—Что ты сказал, - заревела хищным зверем Эте, а потом охнула и тихо сложилась на полу.
—Что с тобой, - испуганно пододвинулся эльф. Он уже успел каким-то чудом развести небольшой костер, пока Эте валялась в беспамятности, но ничего более у него не получилось.
—Да так. Ничего. Страшного. Сейчас. Все. Пройдет. Одну минутку, - Эте приподнялась на локте, встала на колени и, морщась от чего- то явно неприятного, выпрямилась. Чтобы буквально через несколько мгновений опять рухнуть на каменный пол.
—Эте!!! А ну выкладывай быстро, правду и только правду. Где болит, и что произошло. Если говорить не можешь, то просто положи руку, - как и большинству эльфов Нэлу были доступны некоторые заклинания на исцеление и предвидение. Слабенькие, но хоть что-то. А она закрыла глаза и положила трясущуюся руку на живот, потом на сердце, и затем на голову. А эльф предельно сконцентрировался, как только мог, и представил себе Великое Древо, каждый его листочек, каждую жилочку. И радостно ощутил в правой ладони слабенький толчок силы. «Ну, давай же работай тупая скотина, зубоскалить умеешь, умей и работать». Нэл злил сам себя. Обычно так его заклинания работали лучше, хотя этот прием и нехарактерен для эльфийской магии. «Рохля, тупица, болван листоухий, давай же!». Энергия в ладони нарастала, и, когда сдерживать биение Древа стало невозможным, он запустил получившееся исцеляющее заклинание прямо в девушку. Лишь бы только попало, а там должно помочь. Не успел Нэл обрадоваться тому, что призрачное, но теплое сияние окутало больную, как сам скрутился на полу от жесткой боли. Кажется, он кричал. Но боль не отпускала. Эльф впервые пожалел о том, что он именно эльф. Ведь только люди в этом мире могли падать в обмороки, опускаться в спасительное небытие.
«Дурак! Ну зачем, спрашивается, ты решил побыть спасателем! Вот дай только подкоплю энергии, устрою тебе Апокалипсис и Армагеддон местного разлива в одном флаконе».
Как это ни странно, но заклинание эльфа все-таки подействовало. Нет, к сожалению, оно не исцелило Эте полностью, но разделило боль на двоих. Теперь девушка, скрипя зубами, на ощупь чертила знак «полного исцеления и изгнания вредоносных сущностей из организма». Она бы с радостью просто шуганула бы бестию чем-нибудь этаким, но запас энергии катастрофически приблизился к нулю. По идее, по правилам, следовало бы лежать пластом пару недель, попивая молоко, заедая одни вкусности другими вкусностями. Вот только не получается. Мало того, что самой хочется лечь на пол и завыть, так еще и этот придурошный эльф решил поиграть в героя и доигрался до того, что сам лежит на полу, соскребая пальцами с пола мох. Хорошо хоть не орет как в начале. Последний штрих. Вопя, как двести каторжников под обвалом, Нэл бросился на неё, повалил и сжал пальцами тонкое горло девушки. Она захрипела, вот только сил отбиваться уже не было. «Точно устрою тебе стирку в тазике», - подумала она и провалилась в беспамятство.
—О, Боги. Если вы есть, пусть эта противная голова отвалится от меня и перестанет мучить все остальное, - голос Нэла звучал так измученно, что создавалось впечатление, будто он носил кирпичи всю свою сознательную жизнь без намека на передышку.
—Кончай, ныть и поднимайся. Ты уже отлежал мне обе ноги, а твою стальную хватку мне удалось ослабить, но не разжать. Никогда не думала, что эльфы такие сильные и тяжелые. А еще стремлюсь поздравить тебя первой. Ты ведь первый эльф, который упал в обморок.
Нэл очумело покрутил головой. Обстановочка складывалась не в пользу его несчастных ушек. Во-первых, он частично лежал на Эте, хорошенько прижав ее ноги к полу, во-вторых его голова находилась на ее груди (нет на самом деле это было приятным моментом, просто расплата за это будет жестокой, в чем эльф не сомневался), а в-третьих, пальцы и руки что-то судорожно сжимали. И этим что-то оказалось… блин… горло волшебницы. Ну, как говорится, попал, так попал. Билет в один конец ему может и не светит, но хорошая трепка будет точно.
—Нэл, будет так любезен и тактичен: перестать меня душить. Если тебе будет не трудно и удобно: слезь с меня. Я достаточно вежливо с тобой разговариваю, или повторить по-простому без изысков,- вежливость Эте была воистину убийственной, поэтому эльф счел за лучшее по-тихому отползти в сторону, с трудом разжав сведенные судорогой пальцы.
—Эте, а что случилось? Я помню, как попытался исцелить тебя, а потом пришла боль… и все. Я как-будто исчез, а очнулся я уже так. Скажи мне правду я пытался тебя убить, - пошептал эльф, потихоньку изменяя цвет лица с лихорадочного на бледно-сине-зеленый, - если да, то умоляю тебя, дай мне шанс оправдаться, я не сознавал что делаю. Прости.
—Заканчивай придуриваться и разведи костер, болван,- Эте лежала на спине, закрыв глаза, - единственное, за что мне хочется тебя прибить – это твое бессмысленное геройство, с исцелением.
—Я лишь хотел помочь. Прости, - чудом не отсыревший аналог спички не желал загораться в дрожащих руках. Одежда уже высохла, только теплее от этого не стало.
—Ладно уж прощаю. Как там костер?
—Разгорается помаленьку.
Эте села. Неуверенно покрутила головой. Открыла глаза. Закрыла. Еще раз открыла. А потом на ощупь стала продвигаться… в сторону противоположную от костра. Эльф с удивлением выпучил глаза.
—Эте, извини за нетактичную формулировку, но ты куда?
—Как куда? К костру разумеется. Мне ведь тоже холодно. А ты про что подумал? – она неуверенно рассмеялась, не поворачивая головы, - сейчас я сориентируюсь помаленьку, и все будет хорошо, - Изменение курса не принесло плодов, теперь она двигалась по такой траектории, будто хотела обогнуть костер по широкой дуге. Эльф поднялся и тихим шагом пошел навстречу, встав прямо у нее на пути. Глаза Эте были открыты и осмысленны, но она все равно врезалась в неподвижного спутника.
—Ой, извини, я тебя не заметила. В этом зале темновато, ты не находишь? – при столкновении она отшатнулась и подняла лицо, только глаза смотрели не на эльфа, а слегка в сторону. Так, как-будто она ориентировалась по звуку.
—В этой ПЕЩЕРЕ достаточно света, чтобы увидеть как минимум тот костер, что горит посередине. Что с тобой Эте, - эльф положил руку на плечо маленькой волшебницы, и мягко повернул ее лицо к себе.
—Все нормально, честно. Просто одно волшебство отняло у меня сил немного больше, чем планировалось, и я немножко потеряла зрение.
—Что?! Ты ослепла. И магия не помогает?
—Ну, я не знаю. Мои силы истощены, но я уверена, что как только силы восстановятся, зрение тоже вернется.
—Врешь!
—В чем интересно, - встряхнула головой пострадавшая.
—Ты не уверена в том, что зрение вернется вместе с силами. Ты вообще не уверена в том, что силы восстановятся.
—Ха! Очень смешно! Силы возвращаются всегда!
—Только если рядом есть источник магии. На поверхности источников много и с подпиткой проблем нет, а здесь, глубоко под водой, на этом странном Острове…
—Не продолжай, я знаю. И ты предлагаешь мне кинуться на пол, биться лбом об камень и рвать волосы на голове? – Эте резко развернулась и передернула плечами, сбрасывая руку эльфа.
—Нет, но… Хм, ну ведь есть какой-то способ определить местонахождение ближайшего источника, или вовсе каким-то образом обойтись без него, - эльф с надеждой смотрел на девушку. Он был серьезен на все сто, а как иначе, ведь от ее ответа зависела и его жизнь. Без магии на поверхность не выбраться.
—Конечно. Есть один способ. Правда, он немного затратный. Нужно взять молодого эльфа, и выцедить всю кровь, до последней капли. Затем хорошенько прокипятить до сгущения и есть по три ложки, каждые два часа, пока силы не восстановятся в полном объеме. Как тебе такой рецепт. Надеюсь, ты не упал в обморок ведь это лишь… шутка!
—Ё-о-ох! Ты знаешь, у тебя шутки слишком мрачные и черные, - эльф растерянно выходил из состояния столбняка, - явно не для моей нервной системы. Хорошо хоть сразу сказала, а то кто вас людей знает, может я бы обороняться начал.
—Если бы я видела тебя, то сказала бы, что это шутка, намного позже. А так… мало ли вдруг ты уже по полу растекаешься, мне ж не понятно, как ты выглядишь.
—Меня всегда поражала твоя честность. С таким настроем на поверхности в общности людей делать нечего. Вот у эльфов…
—Занимательное отступление на тему: «Нравы эльфийского народа и его отличие от людей» мы отложим на более позднее время. И кстати, к твоему сведению, я жила в обществе людей только полгода до того как подрядилась работать на тебя. Так что…
—Так что все могло быть хуже?
—Напомни пнуть тебя, как только все более-менее утрясется, ладно, язва долговязая?
—Язва долговяЗЫЙ, прошу тебя, не путай мужской и женский род в предложениях.
—Два раза…
—Что прости, не расслышал?
—Три раза. Пнуть. Тебя. Очень. Сильно.
—Ладно. Понял.
Из пещеры они выбирались долго, так как эльф сначала уходил на разведку, потом, разнюхав немного путь, возвращался, привязывался веревкой к Эте, затем брал ее за руку, и они вместе шли куда-нибудь дальше. Текли часы, проходили дни, воды было достаточно (хотя, к счастью, пещеры были сухими), но не выхода, ни источника магии найти не удавалось. Потихоньку приходило отчаяние и голод. Лишь через четыре дня блужданий впереди показался свет.
—Свет.
—Какой?
—Белый.
—Ты издеваешься, - начала закипать Эте а потом вдруг осеклась и прошептала срывающимся голосом, - магия. Там источник магии. Очень сильный. Идем быстрее копуша, - и рванула вперед, почти опережая эльфа.
В огромный белый зал они ворвались одновременно. Эте все еще не могла видеть, но где-то в глубине сердца она чувствовала огненный компас, направленный на центр зала. А там… там плясал огонь. Чистые, бело-желтые языки пламени поднимались чуть ли не до потолка, не оставляя ни сажи, ни копоти. Эте нетерпеливо сдернула веревку и шагнула прямо в самый жар. Суматошный крик эльфа, - «Ты спятила!», - она не слышала. Она плыла в раскаленном воздухе внутри огня, и чувствовала, как ее заполняет энергия, сила, огонь. Внезапная вспышка заставила зажмуриться и отвернуться Нэла, а когда он повернулся обратно, то Эте в зале уже не было. Огонь на месте, все на месте, а этой сумасбродной волшебницы и след простыл! Чего у эльфа было в душе больше: испуга, разочарования или злости неизвестно было даже ему самому.
—Эте-е-е-е. Ну, ты где опять? Учти, если ты вдруг, неожиданно выскочишь из-за какого-нибудь угла, то я обижусь!!! Эте! Чтоб тебя икота замучила, чтоб ты чихала до скончания века. Чтоб тебя понос прошиб, да так, чтобы тебе никакая магия не помогла. Нет, ну угораздило нанять эту девицу, у которой в голове только шуточки роями носятся, а чтоб чего-нибудь путное пронеслось, так ведь не дождешься. Надо было нанять того почтенного человека с такими умными глазами, тогда бы и лезть никуда не пришлось. Сидел бы сейчас тихо, мирно на берегу, жевал бы какой-нибудь вкуснющий бутерброд, а не торчал бы здесь, как заноза какая-нибудь, в полуобморочном состоянии из-за отсутствия еды и этой ненормальной девчонки.
—Еще одно слово, и я разрываю контракт с меркантильным эльфом, который не умеет ценить то, что его окружает!
—Эте! – эльф обернулся так быстро, что чуть не свалился на пол, - это ты?
И эльфу было чему изумляться. За эти несколько последних дней, девушка осунулась, исцарапалась с ног до головы, поневоле обмазалась всеми видами земли, какие могла встретить на дороге. Под глазами темнели круги, губы стали бледными, а кожа приобрела синеватый оттенок, прическа растрепалась и издалека походила на стог сена. Страшилище то еще. А теперь она спускалась по лестнице чистая, румяная, с распущенными волосами, свисающими почти до пяток, в починенной одежде. У эльфа создалось впечатление того, что Эте прекрасно отдохнула, и недавно плотно позавтракала, что уже само по себе было возмутительным. Ведь он сам оставался голодным, холодным и неприкаянным.
—Привет Нэл, представляешь источник энергии оказался таким сильным и незагрязненным, что я невольно сплела заклинание на ускорение. Слишком сильно оказалось искушение.
—То есть, ты хочешь сказать, что ты уже поела, отдохнула, искупалась, при этом наблюдая за моими муками? – возмущению эльфа не было предела. Как так, она там прохлаждалась, а он тут стоит и… и слов нет!
—Извини, просто я немного не рассчитала время, и слегка м-м-м-м перестаралась! Зато теперь я знаю, куда тебя вести, чтобы ты смог скорее восстановить свои силы.
—Ну ладно, прощу, если на здешней кухне найдется хорошее жаркое.
—На здешней кухне есть все!!! От моллюсков до эльфийских желудей.
И на кухне и вправду оказалось все. Свежее и в больших количествах. Следующие полчаса эльф не говорил. Он просто молчал закидывал в себя то, до чего дотягивались руки. Супы, жаркое, сладости, пирожные, хлеб, колбасу, сыр и прочая снедь проваливалась в него как в огромный колодец, что вызвало у Эте закономерный вопрос: «Слушай, а ты хоть прожевываешь?». Еще через полчаса, которые Нэл провел в более культурном процессе ужина, волшебница не выдержала.
—Слушай, я никогда не догадывалась, что один эльф может столько съесть. Ты ведь на вид такой худой. И куда все девается? – она рассматривала довольного эльфа, возлежавшего на уютной кушетке, пытаясь найти то хранилище, куда делась вся съеденная эльфом пища. Съесть столько всего!.. и при этом живот как был в фазе плоскогорья, так и остался таким же. У нормальных людей в таких случаях живот выкатывается так, что и с закрытыми глазами заметно. А у этого? Одно слово – нелюдь.
—Когда эльф голодный, то он может съесть еще больше. Просто ты такими удивленными глазами смотрела на мою трапезу, что мне как-то стало неловко наедаться полностью, - Нэл лежал, закрыв глаза, и улыбка на его лице достигала разомлевших ушей, - а теперь, когда трапеза закончена и ничего не мешает, я хотел бы узнать, что же случилось в озере.
—На самом деле я не знаю точно. Просто когда Влад Вод уплыл, меня внезапно атаковали. Я пыталась поставить щит. Тебя, дорогой мой, благодаря моим стараниям не задело, но укрыться полностью, не получилось. Удар был такой сильный, что мои резервы оказались попросту опустошены. Вся магия, ну почти вся куда-то делась. А потом я слегка выпала из реальности. Когда очнулась, то увидела, что ты извиваешься на полу и кричишь так, будто тебя на части раздирают.
—Просто когда ты отключилась, я быстро взял тебя в охапку и кинулся на северо-северо-запад. Там оказалась та пещера. Я быстренько добрался до сухого места и развел из плавника костерок. А потом ты шевельнулась и тихонько так сказала: «Нэллелмайн…». Ну а я логично предположил, что уж если ты меня зовешь, да еще и имя мое целиком выговариваешь, то дело точно плохо. Я к тебе подскочил, а ты встала, соврала, будто все нормально, и опять упала. И лицо у тебя при этом было, ну краше в гроб кладут. Я у тебя спросил, что болит, а ты показала, что живот, грудь и голова. Ну, я и решил тебе помочь…
—Я припоминаю, что до этого ты вроде делал замечание насчет моей фигуры… Ах ты козел безбородый!!! Сначала фигурку мою на взгляд оценивал, а потом руками лазить начал!!! Ну, все, моли о снисхождении, я тебе сейчас такие гляделки устрою, что ты три дня паразит сидеть не сможешь, - Эте немедленно закатила рукава и уже начала выплетать что-то смертоубийственное (но не для всего эльфа, а лишь для некоторых его частей).
—Погоди, погоди! Я ведь эльф, эльфы все поголовно эстеты, и если я вижу что-то красивое, то я об этом говорю, а тебя я вообще даже пальцем не коснулся. Мое заклятье до тебя само допрыгнуло. Я наложением рук лечить никогда не умел, все мои таланты действуют лишь на расстойни-и-и-и-И! – не успел. Магика уже что-то сплела и весьма ловко набросила на эльфа, не слушая его завываний. Тот взвизгнул и начал метаться по комнате, нарезая круги, вокруг колонн. При этом он так вздрагивал, как будто его интенсивно шлепали по филейной части.
—Пе-ре-стань, уй-ди, Эте сде-лай что-нибудь, я ж без зад-ней мыс-ли, - от регулярных подскакиваний речь эльфа изменилась так забавно, что Эте рассмеялась. А потом легким мановением руки развеяла заклинание. Эльф, потирая отбитые окорока, и морщась от обиды, побрел к кушетке, вот только садиться не стал. Так, на всякий случай.
—Ну что, вкусил заслуженное наказание? – довольная Эте сидела с улыбкой сытого людоеда.
—Я не согласен с формулировкой. Наказание я не заслужил, - он все-таки никак не решался сесть на кушетку и продолжал стоять рядом.
—А теперь вернемся к недавним событиям. Я так думаю, что в меня пытался вселиться какой-то нехороший сущность. Так как против подобных вмешательств я защищена, то он решил воспользоваться твоим «подвигом» и начал барабаниться в тебя. Это доставляет очень неприятные ощущения, поэтому понятно, почему ты орал как порося недорезанная. Пока ты боролся с этим некто, я создала круг изгнания. И духу, пытающемуся в тебя вселиться, это не понравилось, поэтому он заставил тебя кинуться на меня в попытке избавить этот мир от моей особы. К счастью фигура сработала вовремя, и ты не успел меня додушить до конца. Но придавил конкретно. Вот что меня до сих пор беспокоит: как в столь субтильном теле вмешается такая масса.
—Ну, я не знаю. И вообще я не тяжелый, я просто концентрированный, ну или увесистый. Но не тяжелый, - категорично заявил Нэл продолжая стоять над ее душой.
—Потом я поняла, что ничего не вижу. Было грустно. А то, что было дальше, ты и так все знаешь.
—И теперь на повестке дня стоит один важный вопрос. Что нам теперь делать? – эльф наконец-то попытался присесть, но едва коснувшись сиденья, опять подскочил, - то, что мы выбрались из подземелья – это отлично, но сидеть здесь вечно будет, как минимум, скучно.
—Ну, для начала, я предлагаю осмотреть всю доступную нам часть Острова. А затем придумаем что-нибудь, - пожала плечами Эте, - ты главное не волнуйся. Где-то через полчаса ты сможешь смело садиться даже на камни.
—Спасибо тебе за это огромное, - Нэл картинно поклонился волшебнице, разводя руки в стороны, - и вовек я не забуду твоей доброты.
—Это из какой-то баллады? – заинтересовалась девушка.
—Нет, экспромт.
—А-а-а, - ее интерес резко пошел на убыль, - ну тогда все понятно, еще один нереализованный поэт современности.
—Ну, ты бы сначала посмотрела, а потом судила.
—А я не люблю стихи в принципе, так как считаю их бесполезными и вредными, - отрезала Эте.
—Ясно. Ну что, пойдем на осмотр? – эльф поспешил сменить тему, так как заметил, что девушке не нравится этот разговор все больше и больше.
—Пойдем.
Облазив башни и оба крыла огромного замка (на что ушло без малого четыре дня) и, подивившись на огромные окна за которыми была вода, оба героя наконец-то добрели до подвала замка, где и должно было находиться самое интересное – сокровища! Но, увы, когда дверь в нижнюю часть здания все-таки поддалась их усилиям, они увидели лишь пустые залы с огромными стеллажами, на которых ничего не было. Даже пыли.
—По-моему здесь когда-то была библиотека, - сказала Эте, проводя рукой по пустым полкам, - здесь до сих пор слышен запах книг.
—Ты что видела настоящую книгу?! – изумлению эльфа не было предела, ведь в современном им мире книги были редкостью: мастерство их создания не было возрождено полностью.
—Да! А ты что думал, раз девушка провинциальная, из захолустья, то вообще ничего в жизни не видела? Я дорогой мой, не только ВИДЕЛА книгу, я учила по ней некоторые заклинания. Вот так-то вот! – волшебница стояла подбоченясь, гордо рассматривая произведенное впечатление.
—Ну не совсем так, но что-то в этом роде, хотя и не о тебе конкретно.
—Да ладно тебе расслабься, я же не зверь какой-то чтоб на тебя постоянно бросаться за каждое оскорбление, - Эте подошла и похлопала замершего эльфа по плечу, - дыши глубже, раз, два. Ну вот, видишь все хорошо.
—Просто я привык, что у тебя чересчур болезненное восприятие даже безобидной шутки.
—Это все от неправильного питания в детстве, не обращай внимания, - отмахнулась она.
—Ага, не обращай, как же, если ты даже за комплимент так меня отхлопала, до сих пор вспомнить стыдно. Меня взрослого эльфа из старинного аристократического рода отшлепали как ребенка!!! Кошмар!!!
—Да ладно тебе ныть, это когда было-то…
—На прошлой неделе!
—Ты хочешь, чтобы я извинилась?
—Было бы неплохо!
—Ша! Не дождешься! Не все мечты сбываются!
—Вот всегда так, вот всегда, только поёёёёёё-моёёё, - рассуждая о сравнительной ценности извинений Нэл неосторожно ткнул один из стеллажей. В полу моментально открылся люк с вертикальным спуском, куда эльф и ухнулся не закончив мысль.
—Эй, долговязый, ты там как, живой?! – Эте пыталась рассмотреть, а что же там внизу, но темнота довольно сильно мешала этому процессу.
—Живой, только пошкорябанный. Ты меня спасать собираешься или как? – голос эльфа доносился откуда-то с глубины колодца тихий и даже жалобный.
—Сейчас, только вещи соберу, чует мое сердце, мы в этом туннеле найдем что-то интересное, - крикнула она в темноту.
—Вот так всегда! – эльф продолжал бубнить себе под нос какие-то слова, которые никто не остался слушать.
Где-то через минут пять ожидание эльфа закончилось – личный маг их маленького, но очень мобильного отряда начал спуск по той лестнице, которую эльф благополучно пролетел.
—Ты чего там так долго? – раздался снизу протяжный крик Нэл.
—Ну, знаешь ли, я вообще-то не горю желанием повторить твой славный подвиг, и поэтому стараюсь не игнорировать ступени. Слушай, ты сколько летел до дна?
—Я до дна не долетел. Я сейчас в подвешенном состоянии, вниз головой. Сколько до дна не знаю. И сейчас я рад тому, что я эльф, а не человек. А то бы я уже скончался от прилива крови к голове.
—Из этого можно сделать вывод: эльфы думают не головой. Не суетись, я кажется, нащупала твою пятку.
—А-а-а-а-а-а-а-а. ты что делаешь? Кончай меня раскачивать! Я же упаду-у-у-бамс-с-с.
—Не паникуй, если ты заметил, до пола тебе осталось лететь ровно пять сантиметров. Кстати все никак не соберусь спросить: кто такой шибко неприятный надоумил отправить тебя на приключения с поисками затерянного сокровища.
—А это неважно, - неосторожно сказал эльф, пытаясь подняться на ноги и при этом разминуться со спускающейся волшебницей.
—Неважно??? Я тебе поражаюсь. Ты сейчас чудом не сломал себе шею и говоришь неважно. Ладно! Тогда мне тоже неважно, и я выбираюсь на поверхность сама!
—Да успокойся ты. Я сам толком не знаю кому, и с какого бодуна пришла эта чудная мысль. В этом недостаток эльфийского общества. Тебя не трогают почти всю жизнь, зато, когда им надо, топай без вопросов и предложений куда скажут. Правители, блин.
—Ну, ладно, поверим, но опосля проверим. Так говорил мой учитель, когда проверял наличие домашнего задания. Ну что, стоим?
—В смысле?
—В прямом? На дно колодца мы спустились?
—Спустились!
—И что дальше?
—В смысле?
—Тебя что заело? Для самых непонятливых объясняю популярно. Мы стоим в какой-то яме с приличной глубиной, вдвоем, на пятачке земли метр на метр, что само по себе уже не радует…
—Ну, это кого как…
—Ща чем-нибудь ударю!
—Не ударишь, размахнуться негде.
—Нарвешься. А теперь продолжим. Стоп. Ты чувствуешь дрожание.
—Какое дрожание, - эльф потерял сцепление с реальностью от своей безнаказанности.
—Ну, амеба, слов нет. Ручки свои загребущие убери.
—А убирать некуда!
—Не бойся мы еще отсюда выберемся, и я тебе все припомню. Нет, ну вправду земля дрожит. Как-то нехорошо дрожит. И стенки сужаются, ты заметил?
—Да только, они сужаются только там, где мы, а выше проход явно стал шире.
—Блин ё-ё-ё-ё-ё-ё-ё.
—Аа-а-а-а-а-а-а-а.
Через несколько мгновений…
—А я вижу солнце…
—Слушай, эльф ты мой дурной, ты по пути головой ни об какую каменюку не ударило, случайно.
—Нет, ну ты просто развернись кверху.
—И вправду солнце… Но мы же были глубоко под землей, и даже под толщей воды.
Еще через несколько минут.
—Ну эт вы красив летели то, хорошо хоть приземлились прям перед берегом, там водичка завсегда потеплей будет.
—Влад Вод это вы? – растерялся Нэл, что было закономерным следствием небольшого полета из глубин острова Памяти.
—Дык, кто ж еще? Ты, это волшебницу свою выволакивай на берег, а то мне ведь новые утопленники на без надобности т. Вот.
В это время неподалеку от берега бултыхалась растерянная Эте, которой все эти чудеса воздушной телипортации в воду порядком надоели. Печально вздохнув о нещадной эксплуатации бесплатной, но такой элитной эльфийской рабочей силы, несчастный страдалец пошел спасать свою напарницу.
—Да не бей ты так руками! Успокойся.
—Какой успокойся, ты что, идиот, я же плавать не умею!!!
—На такой глубине не нужно уметь плавать, нужно лишь уметь стоять на ногах.
Только в этот момент Эте заметила, что эльф находящийся рядом, не плывет, а просто стоит на дне. И над водой осталась еще его голова. Эте незамедлительно вцепилась в долговязого «спасителя» вздохнула несколько раз и проникновенным голосом сказала:
—Осмелюсь тебе напомнить, что ты по росту, несколько превосходишь меня. Ну то есть там, где ты хорошо упираешься в грунт, я окажусь носом в воде, что согласись немного некомфортно, особенно если при этом дышать.
—Слышь, ну чисто голубки по весне: воркуют фьюр, фьюр. Любо дорого послушать. А уж как вы появились… Так прям эффектненько. Как будто велькан какой-то дурной лег, вас в рот засунул, да и плюнул, что есть дури. А вы и полетели, и полетели. Чисто голуби. Вот. Ну, давай волочи ее сюды на солнышко.
—Вот уж на что я не подряжался точно, так это выволакивать из озера, на руках сумасбродных волшебниц, которые плавать не научились. Надеюсь в моем родном поселении об этом никогда не узнают.
—А что в этом такого предосудительного?
—Ну знаешь ли, у эльфов не принято спасать людей. Как то неприлично, что ли, - уточнил Нэл, аккуратно ставя волшебницу на землю.
—Неприлично. Но почему? Хотя нет, не говори, я все поняла. Вы эльфы ведь высшие создания, не чета каким-то там людишкам, верно? Кажется, я даже начала понимать, почему ты шел так долго из своего родного леса, за человеком магом. Рисковать жизнью сородича, когда чувствуешь каждое биение его сердца как-то неудобно, ведь это наверняка к тому же будет и родственник. А люди, тьфу, их не жалко вон их сколько, почти пол-континента. Одним меньше, какая разница, - Эте отряхнулась, не гладя на немного удивленного эльфа и пошла куда-то вдоль берега.
—Слушай, ты чего? Вроде, все нормально, вытряхнуло нас в воду, а не на верхушку колючей ели, и не на камни, чей-т её так, - обратился за советом к Влад Воду недоуменный эльф.
—Женщины – народ сотканный из противоречий, заполненный несуразицами и приправленный мудростью, зачастую принимаемую за глупость. Один мой знакомый говорил как-то: «Чтобы понять слабый пол, нужно забыть о силе, и вспомнить о жизни». А честно тебе говорю, я никогда не мог понять, что он имеет в виду, но что-то этакое в его словах есть. Какая-то правда жизни что ли. Ай, я ж за разговорами даже протрезвел, нырну ка я за пол-литрой. Третьим будешь? – неожиданно осведомился Водяной.
—А кто будет вторым? Неожиданно согласился погрустневший Нэл.
—Учись, пока я жив. Первый я, вторая – бутылка, а третьим будешь ты. Все понял?
—Да.
—Ну, тогда я поплыл и ты плыви за мной! Строго за хвостом!
—Ну, ладно…
—Никаких ладно. Нэл, я все понимаю. Крушение иллюзий относительно спокойного добывания артефактов, неудачное приключение, плюс, я на тебя зла до чертиков. Но! Никогда, и ни за что не спускайся пить с Водяным..! на дно. Он же тебя из лучших побуждений напоит до состояния водоросли, а потом поведет лечить головную боль. Все бы ничего, но такие как Влад Вод лекарств не признают, а потому лечат все очень радикально. Я не права? – это уже в сторону Водяного, который начал растерянно чесать затылок.
—Ой, ну чего там, я ведь забыл, что вы сухопутные такие неженки. Да и к тому же если бы чего, я б тебе обеспечил место для послежизни. У меня как раз есть вакансия подводного призрака.
—Подводного кого?! – у несчастного эльфа от услышанного слегка закружилась голова.
—Призрака, ну или привидения. Это кому как больше нравится. Ну, так чего, я поплыл за пузырем? Не бледней, раз так хочешь, то можно устроить гулянку и на берегу. Ей волшебница, я приглашаю, - Влад Вод махнул рукой и неэстетично пошел ко дну.
—Передай этому нахальному Водяному, - сказала Эте не поворачиваясь к сидящему на траве эльфу, - что я бы с радостью, но в данный момент предпочту вашей компании одиночество, - после этих слов она развернулась и неспешно побрела к расположенной неподалеку рощице. Вскоре вернулся Водяной. Он не сильно расстроился узнав о «тактичном» отказе девушки. По быстрому разложив на травке различный алкоголь и скромную закусь, он невнятно пробормотал тост, за который они дружно выпили. После этого небольшие стаканы наполнялись регулярно, пустели быстро, и так же быстро Влад Вод гонял за очередным бутылем. Эльф показал себя на славу: пил много, но не пьянел, тосты говорил короткие, но емкие. Вот только изредка мелькало по его все такому же ясному и подвижному лицу какое-то сомнение. Далеко за полночь (а выкинуло их где-то в районе полудня) Водяной наконец обессилел, и рухнул в прибрежные воды с наказом не будить до конца недели. Эльф что-то посчитал в уме, удивленно выгнул брови, но промолчал. Потом встал и пошел в направлении той самой кучки деревьев, куда до этого утопала волшебница. Искать долго не пришлось: по прикидкам эльфа, деревьев было штук сорок с хвостиком. Под скромной ивой, которая была невысока, но раскидиста, завернувшись в плащ, спала причина сомнений Нэла. К слову сказать, всё, что она до этого говорила про эльфов, было правдой. Вот только, непонятно почему, конкретно данного эльфа мучило сейчас раскаяние. Загадочное чувство вины терзало его душу, не отягощаясь объяснениями своего появления. Нет, пьяным он не был. Все таки, эльфы серьезно отличались по своему строению и составу от других народов родного мира. Напоить эльфа, не используя специальных и очень редких ингредиентов, не представлялось возможным. В этот день Нэл второй раз в жизни пожалел, что он не человек. Напиться бы, да и забыться. Все эти размышления тихонько пробегали в его голове, а глаза не хотели отворачиваться от несносной человеческой девчонки, которая, казалось бы, ничем не мучилась и нагло дрыхла в свое удовольствие. Эльф пытался решить важную задачу: он хотел понять красивая она или нет. Если рассматривать ее в рамках современных тенденций эльфийской дамской красоты, то Эте не тянула даже на звание «некрасивая». (Когда Нэл уходил из леса, красивыми считались миниатюрные легкомысленные эльфийки с короткими стрижками, плоские, как поверхность воды во время штиля, с наивными голубыми глазами, в которых не плескалось ни одной мысли. Большая часть женского населения леса старалось, как могло, чтобы соответствовать этим стандартам. Лишь немногие из них выводили себя за общие рамки, да и то, не потому, что почитали себя выше этого, а просто потому, что считали это не своим делом. Веков пять назад стандарты были почти диаметрально противоположны современным. «Мода так ветрена и непостоянна» - ,говорила одна ммм… знакомая Нэла, - «за ней почти невозможно угнаться».) Но сам эльф не стал бы таким образом характеризовать внешность своей спутницы. Просто она была другая. Хотя что-то в ней привлекало Нэла. Что-то такое чего не ухватить руками, не увидеть. Какая-то исконная женская магия, присущая всем дамам, но всегда при этом строго индивидуальная.
А главная героиня эльфьих размышлений что-то пробормотала во сне, да и перевернулась на другой бок, как-будто даже во сне хотела отвернуться от конкретно данного эльфа. А Нэл подумал, подумал еще немного да и сел рядом. Так он и просидел с головной болью до самого рассвета… с закрытыми глазами (эльфы при необходимости могут спать даже стоя, находясь при этом на тонком канате автоматически сохраняя осанку, прическу и, попутно, равновесие). Когда Эте проснулась, то первой ее мыслью было: «вот, зараза, напился как свинья, от перегара, уже листья на деревьях вянут, а этому хоть бы хны!» после чего она тихонько встала, и, подозрительно улыбаясь, пошла к озеру. Через несколько мгновений над эльфом появилось энное количество воды способное, при желании, утопить даже Водяного. Потом эта толща воды немного поколыхалась, словно раздумывая с какого края облить несчастную жертву магической мести, а потом дружно грянула вниз. Визг эльфа спугнул птиц на расстоянии трех дневных переходов. Визг постепенно перешел в продолжительный вой, на который, кажется, откликнулись все протоволки с родины длинноухого. Помимо все прочего такое большое количество воды начало смывать худосочного эльфа в Озеро. Видно, остров Памяти начал по нему скучать. Эте без всякого зазрения совести тихонько пошла следом не предпринимая никаких попыток по спасению своего спутника (видно ей просто хотелось досмотреть комедию до конца). Где-то у самого берега жителю свободных лесов закатного края удалось зацепиться за худосочный кустик, только, к сожалению, кустик оказался ну о-о-оче-ень колючим. Но вскоре основной поток схлынул, и эльф печально вскарабкался на сухую и гостеприимную землю. Зеленые глаза с непониманием и обидой уставились на девушку, с трудом сдерживающую довольную улыбку.
—Нет, ну я искренне верю, что ты просто хотела меня разбудить. Но в следующий раз хотя бы устанавливай заграждение. Я ведь чуть не утонул, - Эльф говорил тихим, проникновенным голосом, видимо надеясь таким образом усовестить магессу, вот только ничего у него не получилось.
—Ну ты с Водяным вчера так хорошо повеселился, что я подумала «У людей после такого болит голова, и вообще паршиво, а лечение одно: рассол и холодный душ». Рассола я здесь не наблюдаю, а душ устроить получилось. Вот, старалась, как могла, а тебе, ну, не угодишь, зануда эльфийская.
—К твоему сведению я… - тут эльф понял, что как-то оправдываться и что-то объяснять бесполезно. Все его доводы будут использованы против него, и послужат лишь доказательством его вины – а, неважно, я тебя прощаю. Сразу, и за все. Скопом.
Кажется, на этот раз ему удалось удивить Эте. Жаль только ненадолго. Через несколько мгновений растерянности, являвшихся для эльфа определенного рода компенсацией за моральный и не только ущерб, девушка фыркнула что-то неодобрительное и пошла к одинокой скале, под которой они закопали лишние вещи еще перед путешествием на таинственный остров Памяти. Подошла, вынула из потайного углубления лопату и замерла, видимо, ожидая, что копать будет тот самый эльф, который все еще лежал пластом на песчаном пляже. «Ага, сща-а-а-с!», - мысленно сказал сам себе Нэл.
—Говорят, физическая работа не только хорошо согревает, но и избавляет от еще одного душа, - с нажимом произнесла волшебница.
—Обливай, мне все равно…
—Ты в этом уверен? Или я таки попробую устроить тебе такой душ, что ты его еще не скоро забудешь?
—Я при всем желании не смогу забыть все наше путешествие, начиная с того проклятого трактира, где, как мне думалось, я тебя нанял. И знаешь в чем ирония? Я все еще надеюсь на то, что это я тебя нанял, а не ты меня.
—Меньше слов, больше дела. Копай, или тебя будет удивлять не вода, а небольшой костер под твоей за… под тобой всем. Ну! – черенок лопаты качнулся еще раз.
—Знаешь, такие предложение в нашей юрисдикции классифицируются как подлый шантаж! – выпалил эльф, не торопясь, подходя к рабочему инструменту.
—А мне все равно. Я такого слова не знаю и знать не хочу. Так что вперед и с песней. Хотя в твоем случае лучше без песни. Тихо крылышком шурша, слух хромает поспеша.
—А у меня вопрос, - сказал Нэл, рассматривая лопату, - почему заваливать яму магией можно, а выкапывать нужно обязательно вручную.
—Вопрос глуп как твоя прическа, но в порыве щедрости я на него отвечу., - Эте замолчала, а потом, глядя на эльфа смотрящего в упор ей в рот, добавила, - порыв щедрости еще не начался, дожидайся его в порядке живой очереди.
—Все с вами ясно, я тут копай, обливайся потом, а она, значит, будет сидеть на камушке и художественным свистом заниматься? Ну уж нет, вот докопаю, отвезу ее в вплавь до безмагической зоны на Озере и все ей выскажу. Наверное…
—Ты чего там бубнишь, скелетное недоразумение?
—Да это я сам с собой разговариваю, - выкрутился тот, залезая в неглубокую ямку
—Да-а-а, я и раньше знала, что у тебя с головой не все в порядке, но чтоб так. Хотя, если смотреть объективно, мы все в этом мире равно стукнутые в детстве по голове, так что, лечить я тебя не буду. За что ты должен меня благодарить. Ежедневно и неустанно, поскольку излечение – это единственная сфера магии, которая мне слабо поддается на изучение.
—Значит, остальные сферы тебе подаются лучше, - ехидно спросил эльф вытягивая со дна большой пыльный мешок.
—Угу. А почему ты спрашиваешь?
—Да так. Просто это значит, что такими дисциплинами как, некромантия, демонология, тонатология и т.п. тобой освоены хотя бы теоретически.
—Не-е-е, теоретически я их не осваивала. Ты ведь наверняка знаешь, что изучение данных дисциплин у людей карается смертной и при этом очень неприятной казнью. Так что учебники достать не удалось…
—Слава всем лесным богам.!
—Поэтому я их изучала на практике. Так что в случае чего, я смогу убить тебя без всяких посторонних зазрений совести. А чтоб родня не беспокоилась я твой труп псевдооживлю (уровень интеллекта останется как у мертвого, но это не страшно, все равно никто не отличит!), а потом отведу в твою родную чащу, сдам на руки папе с мамой и скажу что так и было! Гениально?!
—Гениально, - съязвил эльф, передернув плечами, - просто слов нет, как гениально.
—Ты про что? – округлила глаза многостороння и многоталантная девушка.
—Как про что? Про твои грандиозные планы!
—Странно…
—Что странно, что странно?! Тебе что странно то, что я беспокоюсь за свою жизнь? – от переизбытка чувств эльф вскочил на вершину холмика отрытой земли и прижал к груди кастрюлю. Видно так он попытался защититься от ее растерянного и непонимающего взгляда. Этот взгляд, в данный момент заставлял Нэла чувствовать себя немного неуютно.
—Да, знаешь, просто, то что сейчас прозвучало... Короче я думала вслух и к тебе не обращалась! Так что, таскай вещи дальше и не возникай по пустякам!
—По пустякам?.. – от такой искренней оценки своей лесной жизни эльф немного притух и в бессилье раскрыл руки. Кастрюлька упала к подножию рукотоворного холмика на острые камни и, грохоча как целая бочка, откатилась в сторону. Так как Эте в это время на эльфа не смотрела (так как лежала на прогретом камне и от нечего делать рисовала облаками) то от неожиданности она вскочила за ноги, отпрыгнула за камень и метнула в сторону источника звука небольшой заряд электричества, смешанного с разрывным огнем. В итоге на месте кастрюльки осталось дымящееся пятно свежесваренного стекла, холмик на котором стоял эльф, разметало в пыль, а самого эльфа подкинуло до верхушки скалы, а это примерно четыре роста длинноухого. В общем картина маслом «Не ждали».
—Эте, еще один такой вот прикол над моей головой и я озверею и убегу куда глаза глядят от тебя, конкретно, и от людей вообще. Лучше у Влад Вода поживу в роли привидения все одно спокойней. Ну что на тебя опять нашло стадом мимонтов?! - верещал эльф, художественно провисая на острых камнях, над еще более острыми камнями.
—А нечего было так неожиданно грохотать! Сам виноват! Но в порыве великодушия я тебя оттуда сниму. Закрой глаза и убей свой вестибулярный аппарат. Я приступаю.
—А при чем здесь ве-а-а-а-а-а, - Эте не придумала ничего лучше. Как создать небольшой, локальный смерч который закрутив эльфа в задумчивой позе «штопор кухонный на пенсии» спустил его на землю, и частично в воду. Уж больно высокий был прилив. Оказавшись на земле эльф вставать не стал, а, для начала раскрутился в обычное положение и улегшись плашмя, закрыл голову руками. Недоумевающая девушка подошла к распрострертому телу и потрогала его лежащей неподалеку палочкой.
—Эй, ты чего, - Эте подошла к эльфу еще чуть-чуть поближе, потом села на корточки, отложила палку и потыкала голову Нэла указательным пальцем, - Тук-тук, кто-нибудь дома есть.
Эльф громко и печально вздохнул, рывком перевернулся на спину, печально посмотрел на облака, потом на девушку и проморгавшись сказал:
—Сегодня такой чудесный день! Утром я проснулся от твоего нежного прикосновения… водой, потом ты вежливо попросила меня отрыть наши вещи. При этом ты видимо решила, что сможешь помочь мне, если охладишь легким ветерком. В итоге я лежу на половину в воде, весьма некомфортной, кстати говоря, с заплетающимися мыслями и руками, вспоминая вчерашний вечер, и думаю. Наверное, ты меня сильно ненавидишь, если за неполных три часа успела превратить мою жизнь в ад. И если рассуждать логически, люди твоего типа так сильно ненавидят лишь тех, кого с такой же силой… любят! Все! Я все сказал. Спасибо за предоставленное мне время и теперь ты можешь со спокойной душой и огнем во взгляде решать, что же ты сейчас сделаешь. вариант первый, счастливый, ты кидаешься мне на шею с воплем «люблю!». Вариант второй, несчастливый, ты кидаешь мне на шею, но с ножом, чтобы я не отравлял воздух таким рассуждениями впредь. Твой ответ…
—Я выбираю третий вариант, - со счастливой улыбкой на лице сказала Эте, - я тебя просто утоплю в этом самом Озере. – и на несчастного эльфа обрушилась небольшая волна цунами. Вот только мстящая волшебница не учла одного факта: она сидела рядом со своей жертвой, и ее смыло вместе с эльфом.
Эльф уверенно плыл вдоль берега то в одну, то в другую сторону и заливался счастливым смехом.
—Эте, ну ты… не ну… ё-мое… у меня слов нет, - от переизбытка чувств он иногда расплывался на поверхности воды звездой и начинал хлопать ладонями по воде в такт ругательствам юной волшебницы. А та бултыхалась в воде придумывая все новые и новые словосочетания со словами: эльф, Нэл, листоухий и т.д. и т.п. Беззаботный пловец все это время кружил неподалеку, дабы полностью насладиться сим чудным зрелищем. И при этом он не предпринимал ни одной попытки чтобы помочь беснующейся Эте. В конце концов она устала бороться с водой и притяжением и следуя примеру эльфа попробовала лечь на воду «звездой» где-то с десятой попытки у нее это получилось, и, получив передышку она разом активировала Активную защиту, которая отшвырнула от нее все что находилось в радиусе двух метров, и использовав свой талант полета плавно стала приближаться к берегу. На свою беду эльф во время сих магических действий оказался рядом с волшебницей и вместе с потоком воды его отшвырнуло прямо на скалы. После этого жертве магэкспериментов ему пришлось художественно перепрыгивать с камня на камень, растопыривая руки в поисках равновесия, под довольным взглядом обсыхающей волшебницы, которая судя по всему «снимала» его действия на магноситель информации – небольшой кристалл горняка. Когда он допрыгал до берега, то увидел, что все вещи уже собраны, яма засыпана, а Эте, задумчиво склонив голову, стояла рядом с тючками.
—И о чем же вы задумались о Ваше Волшебное Высочество, - изящно склонившись в реверансе, спросил эльф.
—Вспоминаю заклинание, и кстати, у меня назрел вопрос: с чего такая изысканная вежливость, - девушка не изменила положение ни на градус.
—Потому что, - резко помрачнел эльф, - что если бы я сказал что-то другое, то искупался бы уже в третий раз за утро. А я уже умылся полностью, и даже в таких местах, о которых, в обществе не принято упоминать.
—Понятненько, - пробормотала Эте, - и если вектор сместить левее… нет, нет, глупость, лучше градус увеличить на 2-3, а лучше 4,5… тогда… да тогда должно получиться. Вероятность неудачи 20-30%. Прилично, - она стала обходить вещи по кругу и пощелкивать пальцами. Эльф в это время сгорбился и еще больше помрачнел. Он понял, что его не услышали. Подумав пару мгновений, он махнул рукой и сел на землю в позу «Ожидание». Вскоре девушка закончила вдумчивый обход и затуманенным взором посмотрела на эльфа:
—Нэл, а ты что здесь делаешь?
—А где я по-твоему должен быть!!!
—Ну не знаю, ты же вечно влипаешь в разные истории и вечно находишься во всяких неполезных для здоровья местах. Итак, обрисовываю ситуацию. Лошадей нет, так как кто-то, чрезмерно жалостливый, утверждал, что они-де более не нужны, так как мы все равно лезем в Озеро. Тащить все на себе я не согласна, идти пешком все расстояние до горы Гонг глупо и нелогично. Навьючить вещи на тебя, мысль соблазнительная, но затратная в категории заклинаний.
—Ээээ. Стоп ничего на меня навьючивать не надо.
—Да это я так, в области мечтаний, так что, можешь не напрягаться. Итак, ваши мысли по поводу способа нашего передвижения и, что более важно, нахождения искомой цели.
—По поводу передвижения у меня одна мысль: о таких вещах должен думать дежурный волшебник…
—Нарвешься!
— А по поводу курса у меня боле дельное предложение. На этом дурацком острове Памяти я нашел любопытный амулет. И мне кажется…
—Дай сюда!
—Да бери. Жалко, конечно, но здоровье дороже. Так вот мне кажется, что он сможет привести нас по месту назначения, - эльф сложил руки на груди и с гордостью посматривал на девушку, сосредоточенно копающуюся в недрах своей торбы, одновременно разглядывая амулет. Он был похож на небольшой хрусталик льда, на котором расплывчато были нарисованы лес и гора.
—Да, - после непродолжительно исследования сказала волшебница, - этот путеводитель действительно сможет привести нас к некой горе стоящей посередине некоего леса. Но каким образом он это сделает, я не знаю.
—То есть, не знаешь!
—А вот так! Возможно это будет указательный луч, развернутая карта с маршрутом, волшебный проводник… Ну и так далее перечислять можно долго, ведь все зависит от фантазии мастера. Ну что попробуем?
—Ну, давай, пробуй. А что мы собственно можем потерять?
—Я же сказала, все зависит от фантазии мастера, - с этими словами Эте помахала амулетом в воздухе и резко кинула его на землю. От камешка осталась горка осколков и наивно-разовое свечение, которое стремительно облекалось плотью и в конце концов стало…
—Ух ты, комбинированное заклятье, это надо записать!
—Да уж комбинированное, - вздохнул эльф. На месте осколков раскинулась рельефная карта всего острова-материка. А на нарисованном побережье озера Памяти стояли две мини-фигурки: эльф и волшебница, причем вторая заливала первого небольшим цунами. Почувствовав внимание со стороны, фигурки подняли, головы дружно ёклмнэкнули и сели где стояли.
—Знаешь, - сказала Эте, - а давай в качестве эксперимента посмотрим наверх, на то, что может находиться над нами.
—Ты думаешь?
—Ну, знаешь ли. В этом мире все возможно. Давай на раз, два, три. Итак встали. Раз. Два. Ё-к-л-м-н, - прямо над ними высоко в небе, торчали две родные и знакомые физиономии с широко раскрытыми глазами.
Через две минуты.
—Спешу тебя поздравить, дражайший Нэллелмайн, ты первый эльф, который дважды упал в обморок вопреки своей физиологии.
—Я что, опять. О боги лесные! Те двое что, мы, или не мы, а те маленькие кто?!! Все, лично я отказываюсь вопреки всему во все верить!!!
—Чего?! Да… У Вас, сударь мой, переутомление вкупе с поехавшей крышей. Не боись. Их уже нет. И все что ты видел - просто фокус, неудачная шутка того, кто создал этот амулет.
—Да. ДА?! Тогда все вроде нормально. Покамест. А направление ты узнала? И ещё… - тут эльф наконец-то начал сознавать положение своего тела в пространстве и понял, почему все вокруг выглядит так, будто голова выше уровня земли! Разгадка проста: его голова мирно возлежала на коленях Эте! И его еще за это не побили. «Главное не подавать виду, главное не подавать виду, будто я это заметил», - забегали мысли в голове эльфа.
—Направление я узнала и… Нэл, ты чего так побурел с оттенком земли в носу?
—Да так, ничего просто… просто… ну просто ничего не происходит, - залепетал несчастный.
—Не боись, пока ты находишься в состоянии жертвы фантомов, я налагаю на тебя временную амнистию практически по всем параметрам, - отмахнулась девущка.
—И как долго будет длиться твоя амнистия? – обреченно прошептал эльф в надежде, что его не услышат.
—Буквально до этого момента. Так что вставай, давай, пока я тебя не поджарила!
—Все, все, я уже вертикален. Итак, мой вопрос: а как ты узнала направление? – моментальный подскок с «положение лежа» в «положение стоя» аукнулось синяком на локте и хрустом в позвоночнике, что не осталось без внимания Нэла.
—Ты не поверишь! Я просто ткнула пальцем в гору Гонг, изображенную на карте, а потом смотрела, куда покажет мое увеличенное изображение. И все. За исключением пары мелочей…
—Мелочей?
—Мелочей! Или ты хочешь подробно рассмотреть те головоломные уравнения, которые помогли мне установить точное местоположение горы? – Эте говорила, приподняв бровь, дабы самоуверенный и любопытный эльф осознал всю глубину своего невежества.
—Нет. Спасибо большое, но у меня с математикой всегда были большие проблемы.
—Да уж, это заметно, - бровь вернулась на место, самолюбие, облизнувшись напоследок, ушло на перекур.
Потом они собирали вещи, упаковывали их с особым тщанием (по настоянию Эте, так как способ их передвижения обещал быть несколько неожиданным), в общем готовились к походу! Эльф все время ворчал по поводу того, что его нагло используют, потому что почти вся физическая работа легла на его утонченные плечи, а Эте в это время составляла заклинание. Оно получалось длинным, заковыристым, с кучей подвесов, ориентиров, углов и тому подобной неудобоваримой символистикой. Когда, Нэл закончил с упаковкой, а магесса с заклинанием, они просто уселись на багаж сверху, чтобы немного отдохнуть.
—Слушай, Эте, а как именно будет действовать твой ммм… волшебство?
—Ну… если по порядку, то это не совсем волшебство, скорее чародейство.
—А разве есть разница?! – удивился эльф.
—Есть. Когда свершаешь волшебство, то используешь только свои силы, когда накладываешь чары, то используешь чью-то силу, зачастую это силы природы и мелких духов. Вообще-то, есть очень много способов свершить какое-нибудь нужное дело. Некоторые прибегают к заемной силе черной магии – колдуют, шаманы в своей глуши заклинают духов (иногда это духи предков), магические действия – это когда для получения желаемого результата приходится прибегать к высшим тайнам мира, некротическая магия основана на использовании мертвой материи, которая ранее была живой. А еще есть ментальная магия – она дает власть над разумом, своим или чужим, а также возможность повелевать живыми существами но в ограниченном количестве. Но кроме всего этого есть узкоспециализированные дисциплины. Но о них сейчас распространяться не будем, ибо нам это пока без надобности.
—Да-а-а-а. Многовато. И ты обучена каждой такой дисциплине? - если так, то эта девчонка, несмотря на свой возраст и нрав настоящий кладезь знаний!
—Нет, конечно. Для того, чтобы полностью овладеть таким объемом знаний нужна, наверное, целая вечность! Если не больше. Мои знания, если можно так выразиться, с бору по сосенке. Знаешь, в наше время узкие специалисты никому не нужны. Ну вот, например, ментальная магия. Очень сильная штука, но при этом менту – ментальному магу, нужно выполнять огромное количество ограничений. Не веселиться, не употреблять крепких напитков, не есть чрезмерно, не иметь привязанностей родственных. В общем нужно постоянно держать себя под контролем. Что согласись непросто. А в практике один средний мент не может удержать разом не более пяти-шести человек. В обыденной жизни, такие способности имеют мало областей применения. Ментам лучше всего быть советниками при монарших особах. С остальными похожая история, - поморщилась девушка, - лучше всего знать понемножку из каждой науки.
—Ну а колдуны, там то что за подводные камни. Сила у них большая, заклинания мощные…
—Ага, мощные. Вот только стать колдуном не каждый сможет. Слышал такой закон: все имеет свою цену? Вот тут то вся и проблема. Средний колдун живет в дружбе с головой первые лет десять, а потом у него такие завихрения начинаются, что лучше бы тот сразу с камнем на шее в море нырнул. Каждое заклинание – это бес или демон, на крайний случай великий дух, впущенный в сознание. Каждый из них оставляет свой след, а потом… потом сам представь, что случается с человеком у котором в голове застряло полторы сотни таких вот «следов»! На такое решаются только те, кому уже нечего терять. Или те, кто так думает. Зачастую целью колдовства является месть. Или власть. По-разному.
—А у волшебников, шаманов, чародеев и прочая. Какая цена у них?
—По разному. У кого-то собственная сила, «волшебник может предотвратить все, кроме собственного обморока», у кого-то на заклинания тратиться душевная кровь, у всех свои издержки. Есть такие заклинания, для оплаты которых приходиться вскрывать свои вены, чтобы минимизировать потери душевных сил.
—Жуть. А у эльфов? Я ведь тоже могу кое-чего по мелочи. И ни слабости, ни потери чего-либо я что-то ни разу не заметил!
—Расскажешь кому не поверят: человек растолковывает эльфу основные постулаты эльфийской магии. Финиш. Ты хоть знаешь, почему эльфы не могут долго жить вне леса, вернее особых эльфийских участков леса? Почему так мала вероятность того, что эльф станет городским старожилом? Почему так редко заключаются брачные союзы между эльфом и человеком? А?
—Ну, по идее нам объясняли что-то такое Старшие, но я, честно говоря, не помню, - Нэл покраснел до кончиков отчаянно жестикулирующих ушей.
—Все просто. Давным давно, для того чтобы выжить, Первые эльфы заключили с Природой своеобразный договор: эльфы получили Силу, которая не требовала платы за свое использование. Но эта Сила, или энергия, передавалась эльфам с помощью особых деревьев, которые растут лишь рядом с эльфийскими поселениями. Если эти деревья, по какой-либо причине, перестанут существовать (например, если их спилят), то само существование эльфов окажется под сомнением. А если эльф долгое время не получает этой энергии, например, путешествует вдали от дома, то связь между ними нарушится, эльф заболеет и только опытные целители, находясь под кронами тех самых деревьев, смогут помочь несчастному. Не бледней: долгое, в данном случае, по эльфийским меркам, то есть это от 100 лет и выше. А остальное сам додумаешь. Приготовься. Отдых закончился. Краткая инструкция перед прыжком. Данное заклинание доставит нас до опушки леса (в идеале было бы до подножья горы, но, увы). Действовать будет прыжками. Весь маршрут разделен на девять частей, следовательно прыгать придется девять раз.
—Прыгать?! Куда? – побледнел эльф, представив себя, прыгающего по земле со всем грузом на спине плюс Эте сверху.
—Прыгать будем не мы а… в общем неважно. Могу сказать иначе: нас будет перебрасывать с одного пункта, до другого. Во время заклинания не двигаться, не говорить. Запрещается даже моргать. Чем шевельнешь без того и приземлишься.
—А если судорога?
—А ты просто представь себе последствия и судорога прекратиться сама собой, - пояснила юная волшебница, потом глубоко вздохнула и, - три, два, один… поехали!
И мир вокруг пропал. Точнее пропал тот мир, который был привычен им обоим. Вместо него появились размытые картины далеких и нереальных сражений, праздников, танцев, рождения и смерти, тишины и грохота. Тысячи картинок стремились показать себя нежданным зрителям и мчались прочь до того как их успевали рассмотреть. Феерия красок и звуков. Первая остановка оказалась на… глубине 3 метров под водой. Видимо на их пути оказалось небольшое озеро. Хорошо, что остановки длились недолго, а то они точно захлебнулись бы…в первый раз… потому что во второй их появление прервало трапезу хищников местного значения. К счастью, звери не успели ничего заметить и поужинать двумя путниками они не успели тоже. Еще пара подобных приключений привела их прямо к… таинственному, загадочному и неповторимому, темному и светлому, тому о чем уже давно говорили только шепотом, передавая из уст в уста страшные истории о тех путниках что заходили в ЛЕС.

ЛЕС.

—Ты уверена, что завела нас своим заклинанием туда, куда надо, а не туда, куда завела тебя твоя больная фантазия, - спросил эльф девушку, продолжая совершать странные действия, призванные размять его затекшие конечности, не оставляя при этом без внимания жутко подозрительный лес.
—Я завела нас туда, куда показывала я же с неба, только впечатление такое будто мы должны были сделать еще пару прыжков до цели, а здесь нас остановил какой-то дурацкий барьер, - девушка изогнулась в позе «зю». Эльф неожиданно выпрямился и начал разглядывать девушку. А он то раньше и не знал, что человеческие женщины могут изгибаться ТАКИМ образом. Во-первых, очень гм…эстетичным, а во-вторых, довольно оригинальным. Да-а-а-а, ей удалось заинтересовать эльфа свыше обычного. Неожиданно для эльфа Эте разогнулась и пристально вгляделась в его глаза. Эльфу ничего не осталось, как попытаться взглянуть на нее в ответ. И в ее глазах он прочел приговор. Смертный. Но неожиданно Эте нежно улыбнулась и подмигнула ошарашенному Нэлу. Тот впал в ступор. Она подошла поближе и положила руки ему на плечи. Эльф, не веря своему счастью, прикоснулся к ее талии и, казалось бы, на секунду закрыл глаза. А когда открыл, то в очередной раз пожалел, что родился. Потому что на расстоянии одного пальца от его лица покачивалась… жуткая своим непостижим разумом и кровожадностью морда кошмарного дракона! Для тех кто не знает, худшего мифических врага эльфов! Кошмарные лапы чудовища вольготно расположились на плечах жертвы собственного любопытства. Визг эльфа был непередаваем по своей высоте и тональности. Дракон дыхнул на него обжигающим смрадом и насмешливо разинул пасть, в глубине которой начало наливаться зарево скорого потока огня. Эльф взвизгнул еще раз и поспешно сиганул в сторону. Эте отводила на нем душу пока не заметила, что сердце эльфа работает с перебоями. Благо драконье зрение позволило ей провести подобный анализ почти без труда. Опустившись на земле неподалеку от распластавшегося эльфа, она скинула личину (естественно перевоплощение было не полным, смышленая волшебница просто накинула на себя легкую иллюзию, а совершить полет за эльфом ей позволил ровный магический фон и недавно приобретенные знания. Неладное она почуяла, не доходя до тела буквально нескольких шагов.
—Нэл. Кончай притворяться. Я тебе что сказала! А ну быстро поднялся и привел себя в порядок. Нэл. Не смей так меня пугать. Нэл. Нэ-э-э-эл. Ну твою(цензура) через (цензура) потому что (цензура) я тебя (цензура) не хотела (цензура) так!
Она начала дергать его из стороны в сторону, хлестать по щекам, обливать водой разной степени подогретости и т.д. и т.п. ну в общем она старалась сделать все, чтобы этот дурацкий эльф перестал неподвижно лежать и пугать ее своей безмолвностью. Когда все известные ей средства оказались исчерпаны, она отвернулась от эльфа и тихо-тихо, так, чтобы не услышал даже воздух, заплакала. Она плакала в четвертый раз в жизни, потому что стыдилась плакать. Потому что привыкла прятать свои чувства ото всех. Только дед Чудодей, да старый лешак знали, какая она на самом деле. Остальные видели в ней взбалмошную, может немного жестокую, или склонную к жестоким шуткам девушку помешанную на своей магии и ее совершенствовании, нелюдимую, странную с большими тараканами в голове. Они считали, что она ненавидит любовь и все что с нею связано.А на самом деле она очень хотела иметь друзей, а еще больше она хотела однажды встретить того, кто сможет понять ее, того, кто полюбит ее за душу, а не за фигуру. Того, кто будет уважать ее как равную, а не смотреть искоса, принимая за существо без прав. Того, кто сможет разглядеть в ней не хищного зверя, а нежный цветок, которому пришлось отрастить шипы для защиты…
—А знаешь, я никогда не видел в тебе бесправное существо… И зверя в тебе никогда не видел… Ты смешная и очень… красивая… и слабая… тебя нужно защищать… я это знал, потому и позволял над собой так издеваться… Прости, что не сказал раньше. Я тебя…
—Придурок. Если ты еще раз выкинешь что-то подобное, я тебя не то что убью, я тебя размажу по большое сосне, а потом склею снова размажу, а потом возьму то, что останется и отошлю боемагам на опыты. Ты… у меня просто слов нет .
—Эте… помоги… я… не… могу… сам… восста… новиться… знак… леса… на запястье… помо… о-о-ой, - выдохнул обессиленный эльф и впал в забытье.
Забыв обо всем, то хотела до этого сказать, девушка бросилась ко вновь обездвиженному телу эльфа и вытащила его руку. Знак леса. Знак леса. Черт. Не та рука. Вот вторая. Знак леса. Вот он. На тонком запястье тонкими линиями зеленела небольшая татуировка Леса, родного леса Нэллелмайна. Эте быстро сплела Восстановление и накинула на тату. Ничего. Заклятье всосалось и никак себя не проявило. Нужно решать быстро, долгое путешествие истощило Нэла, стресс подорвал остатки и в результате связь Нэла с эльфийским поселением нарушилась. Нарушилась резко, нестандартно… болезненно. В результате эльф… умирал. Все это пронеслось в голове волшебницы с ошеломляющей скоростью и… она растерялась. На одно мгновение, после чего решение созрело, утвердилось и, как говорится, мосты сожжены, назад не повернешь.
Тонкий ритуальный нож с треском вылетел из походной сумки. В это же мгновение на траве зарделся красным странный символ прошедших времен, утративший значение в этом мире. Несколько порошков кружась в ритме биения сердца, осыпали волшебницу и эльфа тонким слоем магических ингредиентов. Эте встала на колени, перевернула эльфа на спину, взяла за руку и взвесила в руке темное лезвие. Лишь одно волшебство, способное вернуть жизнь эльфу было ей известно. И это заклинание требовало крови. Много крови. Зажмурив глаза она полоснула себя по запястью. Кровь не текла на землю, а выкладывалась на теле эльфа тонкими рунными узорами. Тату начало бледнеть, и вскоре исчезло под сиянием багровых знаков. Тело эльфа начало меняться, совсем немного сдвигались черты лица, совсем чуть-чуть передвигались мышцы. Эльфийская сила уходила из него, уступая место силе природных элементов. Кровь текла все медленнее, и, наконец, багровые руны стали впитываться в жилы Нэла, сердце забилось ровнее и сильнее. А Эте наоборот почувствовала, как силы ее покидают. И…, в общем, она потеряла сознание.
Через неизвестный промежуток времени.
«О, моя голова. Почему ты так часто меня мучаешь. Когда это все наконец закончится и я смогу вернуться к нормальной жизни, обычного эльфа. О-о-о-о. Кошма-а-ар. Где я? Почему я? Леший меня раздери»
—Вы уже можете открыть глаза. Баланс стабилизировался и более вам ничего не угрожает, -произнес спокойный, глубокий женский голос.
—Ты кто? – эльф разлепил глаза и увидел, что рядом с ним стоит существо. Как охарактеризовать ее иначе, он не знал. Сам он лежал на широкой и низкой лежанке, укрытый кипельно чистым покрывалом в большой комнате, отделанной живым дерево. Существо было невысокого роста, где то по пояс эльфу, было полупрозрачным и светилось мягким зеленоватым светом. Светлые волосы были коротко обрезаны и сложены вокруг головы мягкой пушистой шапочкой. А за плечами виднелись небольшие крылышки (или, как охарактеризовал их Нэл, два крылиных зачатка). У нее (а это несомненно была девушка) были глаза глубокого зеленого цвета, аккуратный носик, и маленький рот. От удивления у эльфа отвисла челюсть. Ни о ком похожем он никогда не слышал.
—Мы видели существ подобных тебе, но плохо разбираемся в ваших представлениях о мире вокруг вас. Ты Эльф, по крайней мере ты был им. А таких как я ты можешь называть феями.
—А-а-а. хорошо. А как мне называть конкретно тебя? Ну, то есть, как тебя зовут?
—Это не важно. Ты все равно не сможешь ни выговорить его, ни различить меня среди моих сестер, - тебе нужно выпить этот отвар, дабы твои силы восстановились в приемлемой степени. Когда это случится сообщи об этом. Кому, не важно. Пей и спи.
Когда эльф выпил душистый отвар, он почти сразу провалился в сон. Странный сон без сновидений, без чувств, без боли. А когда он проснулся, то понял, что отдохнул на все десять (то есть, больше не бывает). И заметил в углу почти прозрачный силуэт феи. Сообщив той необходимую информацию он встал, привел себя в надлежащий вид и пошел искать во-первых, где здесь можно перекусить, а во-вторых, где находится та ненормальная, которая его чуть не угробила. Нет все-таки сначала второе, а потом первое. Да. Так будет правильнее.
Пройдя пару поворотов, и повстречав несколько грустных и неразговорчивых фей он нашел дверь. Дверь, как дверь. Ничего обычного, но ему почему-то очень хотелось туда войти. За дверью стояли две феи и что-то не торопясь обсуждали. Говор фей был очень необычен для слуха Нэла. Тихий, как шелест листвы, быстрый, как речная вода, непонятный, как пение птиц с интонациями скорбящего соловья. Увидев его феи прервали разговор. Одна из них ушла, бросив на последок какую-то фразу, а вторая повернулась к эльфу и сказала:
—Ваша подруга еще не здорова. Я бы не советовала Вам сейчас искать с ней встречи. Приходите через пару дней.
—Что с ней такое? – побледнел эльф. Он и вправду очень испугался. Терять эту ненормальную почему-то очень не хотелось.
Глаза феи потускнели на мгновение, потом снова зажглись и она ответила:
—У Вашей спутницы большая потеря крови: физической и душевной. Заклинание примененное ей по ряду причин, оказалось для нее слишком тяжелым, а оплата его чрезмерной. Но причин для беспокойства нет. При нашем лечении она вскоре придет в сознание.
—Она так из-за… меня? – да уж, вернула так вернула должок за испуг.
—Да. Её заклинание было направлено на Вас. Точнее на восстановление Вашего жизненного баланса. И она преуспела, в какой-то мере, - казалось, что фея не испытывает никаких эмоций, так люди говорят о том, что их никак не волнует.
—Тогда, я просто обязан войти. И я не позволю себя задерживать.
Фея тихо и без возражений отодвинулась от прохода, ведущего в глубь помещения.
Эте лежала на подушках бледная, со странным высушенным лицом. Подбородок заострился, губы потрескались, закрытые глаза были обведены кругами, нос слегка блестел, а щеки ввалились. Даже когда у нее иссяк запас энергии, и она слепая и грязная бродила по пещере, у нее и то вид был не таким страшным. Чудесные волосы растрепались и потускнели, под одеялом не было видно очертаний тела. Не было слышно даже дыхания.
—Что с ней? – прошептал эльф, не смея нарушать то хлипкое состояние, которое еще удержало ее от шага за Грань.
—Истощение. Глубокое истощение. Я бы сказала глубочайшее. Она выкачала себя досуха, чтобы вернуть Вам силу, - прошептала фея.
—Я могу что-то сделать?
—Нет. Все что можно уже сделано, все нужные меры уже приняты. Вам лучше уйти.
—Нет. Я немного владею исцеляющей магией. Может это поможет, - эльф подошел к кровати, и постарался, как совсем недавно, в пещере дотянуться до энергии Великого Древа. Но… ничего не произошло. Древо представлялось каким-то смазанным, нечетким, а энергия не передавалась вообще никак. Как будто Древа либо вообще больше не существует, либо… либо связь с ним прервалась.
—Ты больше не можешь получать силу своего Древа. Ведь ты больше не чистокровный эльф. Иначе она не могла спасти твою жизнь. Потому и потеряла много крови, перекачав всю свою силу в тебя.
Эльф резко обернулся на голос и увидел фею. Ну или не совсем фею. Она была ростом с человека, была непрозрачной и светилась ярче, чем все остальные. А когда он понял ЧТО именно она сказала, ему стало дурно. Он больше не эльф! Он теперь полукровка! Не человек и не эльф, существо без родины и дома. Никто и ничто в традиционном эльфийском обществе! Его ведь теперь даже домой не пустят. От него отвернутся все кого он знал, кого любил… И все это, из-за выкрутасов этой придурошной девчонки! Руки бывшего эльфа сами сжались в кулаки. Нэл поднес их к глазам и вскрикнул от неожиданности и испуга. Тонкие и изящные кисти аристократа погрубели и потяжелели. Несильно, но заметно. Он кинулся к зеркалу висевшему на стене. Так и есть! Он изменился внешне! Другим стал разрез глаз, по другому выглядело лицо, плечи стали шире, руки мощнее. Несильно, но заметно. Теперь по его виду нельзя было сказать, что он эльф. Теперь он полукровка… нет! Нет! Нет! Нет! Наверное он кричал это вслух, потому что феи, собравшиесяв дверях, дружно переполошились, а за спиной Нэла раздался тихий стон. Он повернулся к кровати и увидел, что Эте открыла глаза и мутным взором пытается оглядеть комнату. Он подошел к ней и сел на кровать.
—Эте. Эте, ты слышишь меня?
—Слышу. Но. Не. Вижу. Опять, - фразы получались отрывистым, каждое слово произносилось отдельно и явно с большим трудом.
—Зачем ты это сделала.
—Я не. Хотела. Так. Про… Прости. Я попыталась исправить. И. ты. Жив. Хорошо. Это.
—Зачем? Почему ты не оставила меня умирать. Ты знаешь что я теперьполукровка? И что я теперь никому не нужен. Лучше бы я умер!
—Ты. Сам. Говорил. Просил. Сказал. Что… я. Красивая. Я. Помочь. Хотела. Любой. Ценой. Чтоб. Выжил.
—Значит ты не понимаешь, что натворила. Что просто под корень жизнь мою срубила. Дурость своей. Принципиальностью, - Нэл встал с кровати и стал кружить по комнате.
—Я все исправлю. Я. Знаю. Как. Вернуть. Клянусь. Силой.
В окно, распахнутое настежь, влетел порыв ветра, в ручейке пересекавшем комнату взбурлила вода, огонь на свече взметнулся к потолку и по стенам прошла дрожь. «Клятва принята», - прошелестело по тысячей голосов. «..ва принята», - забулькала вода. «.. принята», - загудел огонь. «.. та», - выдохнули стены. А из глаз волшебницы скатилась маленькая, незаметная слезинка. Но Нэл ее не заметил. Он вышел из комнаты как-будто не заметив странных проявлений элементов. Королева фей с грустью посмотрела на девушку, вздохнула о чем-то своем и тихо вышла. Эте провалилась в объятья сна.
Несколько дней понадобилось эльфу, чтобы хоть как-то успокоиться от осознания перемен произошедших в его жизни. Он не верил в то что его эльфийскую суть еще можно вернуть. Не верил ее клятве. А к тому времени, когда Эте уже могла ходить даже почти ее простил. А когда он снова ее увидел, то простил ей все и окончательно. Она хоть и выглядела получше, чем мертвая, но все равно представляла собой незавидную участь. Ходить могла лишь держась за стены, с трудом переставляя худые ноги. Зрение до сих пор не вернулось к ней, и продвигалась она на ощупь. А когда он подошел к ней чтобы помочь дойти до столовой, Эте с ненавистью оттолкнула его руку и дошла сама. Лично для Нэла ее поведение осталось загадкой. А она никак не могла простить ей того, что он сказал. Ведь. Ведь она почти поверила в то, что она для него кто-то больший чем просто спутница, просто маг, просто наемная сила. Поверила, и как дура выложилась на полную катушку, чуть сама за Грань не отправилась. А он: «Жизнь срубила! Лучше бы умер!». Придурок. Гад. Скотина. Еще и помогать лезет. Да пусть идет со своими помоганиями далеко… и надолго. Сама справлюсь. Не маленькая.
А королева фей тихо смотрела им вслед и думала о том, что в этот день скончалась от недостатка энергии еще одна маленькая фея. Думала о том, что когда-то давным-давно эльфы заключили союз с той, кого они назвали сущностью Природы. А феи с тех пор перестали рождаться. Поток силы, который обеспечивал их жизнь начал истощаться. Вскоре его стало хватать лишь на существование народа фей, а потом энергии стало еще меньше… и феи стали умирать. Одна за одной. Сейчас от когда-то многочисленного народа остались лишь крохи. А вскоре она останется одна. Одна среди роскошных залов и гостиных. А после придет и ее черед. Если… если только эта сумасшедшая парочка не смогут разорвать узы древнего договора эльфов. Если смогут его нарушить. Она знала, что где-то в самой середине эльфийского леса уже родился новый эльфийский младенец, который пришел на смену Нэлу. И если этой человеческой волшебнице удастся вернуть ему его эльфийскую сущность, то число эльфов изменится, увеличится! А один из пунктов договора гласит: «Число эльфов должно оставаться неизменным».
Еще несколько дней пролетели незаметно. Ну, или почти незаметно. Эте окончательно поправилась и как-будто простила эльфа. По-крайней мере она не смотрела на него как на врага. Во время обеда в общей зале одна из особенно бледных фей внезапно покачнулась и с коротким стоном упала на пол. Ее тело становилось все более прозрачными вскоре рассыпалось тонкой пеленой зеленоватых кристалликов. К ним тотчас подошла другая фея и смела в блестящий сосуд тонкой изящной кисточкой. Нэл и Эте смотрели на это круглым от удивления глазами а потом спросили у проходившей мимо феи:
—А что случилось с той феей?
—С ней? Она умерла… я тоже скоро умру.
—Умрет! Но почему вы так спокойно об этом говорите? Ведь можно же найти какое-то средство, какое-то лекарство.
—Нельзя. Мы умираем не от болезни, а от нехватки сил. Это не вылечить.
—А перелить откуда-нибудь сил никак нельзя. Какое-нибудь заклинание и…
—Вы думаете, что за несколько веков мы не перепробовали все возможные средства? Смешные… - и отошла в сторону, давая понять, что разговор окончен, и обсуждать что-либо более не имеет смысла.
—Это почти проклятие, - раздался за их спинами голос Королевы, - сначала фея становится все прозрачнее, а потом исчезает насовсем. Чего мы только не пробовали, но… безрезультатно. А до причины добраться мы не можем.
—А где находится причина. Может мы сможем отплатить вам за ваше гостеприимство…
—Причина находится на горе Гонг, там же, где находится ответ на ваши вопросы…


ГОРА ГОНГ.
Феи дали им подробную карту, снабдили провиантом и пожелали удачного путешествия на границе своих владений, откуда до вершины горы Гонг, было где-то две седмицы пути. За время пути путники почти не разговаривали между собой. Нэл шел впереди. Эте сзади. На привалах она сразу садилась на землю доставала из сумки какой-то трактат и долго штудировала потемневшие от времени страницы. Она почти ничего не ела. Он шла на исполнение клятвы и знала, что вряд ли вернется обратно. Чтобы вернуть эльфийскую сущность нужно было что-то дать взамен. Бесплатно ничего не дается и не делается. Вскоре они добрались до подножия горы гонг.
К их несчастью, старые дороги оказались разрушены и им пришлось с трудом подниматься вверх по крутым склонам. На особенно трудных участках бывший эльф начинал отчетливо скрежетать зубами. Раньше он мог бы взобраться наверх не прилагая к тому никаких особых сил. А так… он уже дважды чуть не сорвался в пропасть. А Эте совсем перестала разговаривать, под глазами залегли круги – она почти не спала, каждую ночь вычерчивая на земле, камне, или по воздуху сложные фигуры, строго соотнесенные со звездами. Пыталась узнать как облегчить плату, как оставить себе ходя бы жизнь. И… не узнавала. Звезды предрекали ей Уход…
Старый монолитный дом, уходивший своими подвалами к самым корням земли. Такой оказалась таинственная библиотека. Им нужен был средний зал. Огромное помещение для проведения различных ритуалов оказалось пустым и холодным, но нашли они его почти сразу. Три дня длилась подготовка. Три дня волшебница лазали по стершимся плитам вычерчивая сложнейшую по комбинации фигуру. Три дня полуэльф не отходил от девушки ни на шаг, поверив в возможность возвращения.
И ритуал начался. Сначала ничего не происходило а затем резко взвыл ветер, зашаталась земля, взметнулась вода в круглой чаше, тревожно замигало пламя на высоких треножниках. Резко запахло неизвестными цветами и морем, лесом и лугом. Нэл, стоящий посередине упал на колени и прижал руки к голове. Медленно менялись черты лица, медленно возвращалось прежнее эльфийское сложение. Воздушный вихрь вобрал в себя пламя, воду и землю и стал раскручиваться по залу. Чем больше возвращалась к Нэлу эльфийская внешность, тем ближе подтягивалось устье вихря к волшебнице, судорожно сжавшей окантовку заклинания, удерживая его от разрушения. Вот все вернулось. Эльф снова стал эльфом, он засмеялся и повернулся к Эте и увидел как черный вихрь злобно кинулся на нее. Вряд ли Нэл когда-нибудь вспомнит это но он бросился наперерез вихрю, только это не помогло. Тонкое тело взлетело вверх и исчезло в темном облаке. Крик отчаяния взлетел к потолку и в нем было слышно два голоса.
Медленно догорали свечи, успокоилась вода, ураган сменился легким ветерком, а стены вновь приняли первоначальную форму. На полу лежала девушка, а рядом с ней сидел эльф.
—Я. Вернула. Клятва. Исполнена. Про… прощай, - прошелестел еле различимый голос.
—Нет. Потерпи. Я сейчас что-нибудь придумаю и помогу тебе. Скажи, как тебе помочь.
—Никак… а знаешь. Я тебе. Поверила. Тогда. Подумала. Что. Ты. Хотел. Сказать. Говори.
—Я хотел сказать: «Я тебя люблю». Правда.
—А. Ты. Знаешь. Я. Тоже. Теперь.
—стой. Стой, не закрывай глаза. Подожди, еще чуть-чуть.
И в тишине прозвучал тихий голос эльфа: «Я отказываюсь от бессмертия эльфов. Я хочу чтобы она жила». Засветились жемчужным цветом тонкие линии на полу. На этот раз не было ни ярких всполохов, ни грохота. Просто в какой-то момент Эте начала дышать.

ВОЗВРАЩЕНИЕ.

Королева фей стояла в центральном покое и удивленно смотрела на маленького ребенка: новорожденную фею. Впервые за многие годы среди них появился кто-то новый, при этом принадлежащий к их племени. Ребенок улыбаясь оглядывал всех присутствующих, а именно сияющих фей, сквозь которых не проходил свет. Новая энергия широким потоком хлынула на их земли, смывая тысячелетнюю усталость. Среди фей находился и незабвенный Листок. Когда-то давно он ушел от остальных эльфов, бывал в разных уголках мира, а потом осел у фей, но долгая разлука с эльфийскими деревьями подточила его силы, и долгое время он находился в странном состоянии полусна. Но теперь, когда соглашение оказалось расторгнутым новые силя появились и у него. Эльфы перестали быть пленниками одной земли и могли теперь находится где угодно и сколько угодно времени.
Влад Вод, принимая внутрь очередную бутыль горячительного, удивленно протирал глаза: остров Памяти медленно но верно начал подниматься наверх, к солнцу.
А Нэл и Эте остались на горе Гонг, дабы разобрать огромную библиотеку. Они оба стали полукровками. Возвращаться домой не хотелось ни ему, ни ей. Чтобы скоротать долгие вечера, девушка стала обучать своего компаньона основам магии, которой тот теперь мог овладеть. Их ждала еще долгая и нескучная жизнь. Вот только это совсем другая история.


КОНЕЦ.
Акико вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.04.2012, 09:38   #4
Skywаrp
Winter Is Now
 
Аватар для Skywаrp
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

Прикольно ) Но на самом деле у нас есть отдельная тема, чтобы постить обычные сны, а настолько длинные никто еще не писал )
Skywаrp вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.04.2012, 10:16   #5
Джейт
Грёбанный пироманьяк
 
Аватар для Джейт
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

Скай, сие больше попахивает вольным творчеством на основе чего либо что могло присниться, так что ему тут самое место, в творчестве, ибо в принципе человек насколько бы умен и образован не был, кране редко, из серии совсем очень:

1. может столько запомнить без довольно долгой практики сохранения образов без сознательного мышления в момент кода внимание рассеяно, а именно на момент пробуждения. если быть откровенными вообще, человек годами должен видеть и записывать что то такое, чтоб выходить на обобьем подобного рода)
2. крайне редко такие большие сны бывают логичны, имеют четко построенную модель происходящих событий, для всех кроме того кто их непосредственно смотрит. так что оформление в читабельный вид имеет местно на равне с простым выписыванием из головы)
3. даже Настрадамус не мог написать четко что же он все таки видел)))

Что до самого чтива, оно довольно занятно, но у меня сейчас голова забита чем то более насущным так что сказать что то более конкретное затрудняюсь)
__________________
Джейт вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.04.2012, 14:39   #6
Skywаrp
Winter Is Now
 
Аватар для Skywаrp
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

Ну, если скомпилить несколько снов, на их основе вполне можно создать длинный рассказ...
*задумался, какой рассказ мог бы получиться, если объединить те сны про охоту за портретиком Оптимуса Прайма на Арке, служителей Ктулху и башни на болотах с гигантскими аллигаторами. Heh. *
Skywаrp вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.04.2012, 15:54   #7
Джейт
Грёбанный пироманьяк
 
Аватар для Джейт
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

Цитата:
Сообщение от Skywarp Посмотреть сообщение
Ну, если скомпилить несколько снов, на их основе вполне можно создать длинный рассказ...
это и имелось ввиду)
__________________
Джейт вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.04.2012, 22:01   #8
Акико
Ищущая
 
Аватар для Акико
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

Может никто и не поверит, но некоторые сны мне снятся посерийно. Правда конкретно в этом рассказе конец я додумала сама. ну, и соответственно, всякие подробности, реплики, отдельные моменты... Основа мне приснилась, а конкретика пришла на ум сама, как будто все было именно так, и не как иначе. у меня попутно еще несколько подобных "произведений" на компе есть, и много еще лежит в памяти мертвым грузом. решила поэкспериментировать (интернет пару месяцев как подключила), посмотреть как народ оценит...
Акико вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Джейт (15.04.2012)
Старый 15.04.2012, 22:54   #9
Джейт
Грёбанный пироманьяк
 
Аватар для Джейт
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

ну, ты в любом случае выкладывайся) это дело хорошее, лучше делать что то, чем ничего.
__________________
Джейт вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.04.2012, 16:31   #10
Акико
Ищущая
 
Аватар для Акико
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

Ну хорошо, тогда держитесь! Этот сон был каким-то грустным... Он, можно сказать, про несчастную любовь...

Начало.
Сейчас настало время поведать об истории одного любопытного артефакта. На полутораручном мече, который похож по виду на клинок, сделанный изо льда, а точнее на его рукояти растет самый настоящий цветок, что пламенеет, словно маленькое солнце. Такого цветка больше не найти во всей Спирали, потому что родился он из крови той, что владела огнем и того, кто владел смертью, но заплатил за нее большую цену.
В одном из миров, неподалеку от жилища Астронома, магия работает по своим законам, которые хотя и не отрицают воздействие человека на предметы через эфирные потоки, но значительно это воздействие уменьшают. Маги этого мира многое могли сделать с тем, кто жив, или недавно был жив, но с изначально мертвым материалом, со стихиями, или же с костями земли контактировать могли лишь самые умелые, самые мудрые волшебники, которые посвящали всю свою жизнь только лишь изучению магии. Я, кысс, был чрезвычайно поражен силами этого места, настолько они отличались от пока известного мне участка Спирали. Эти силы создали непередаваемую атмосферу этого места. Этот мир, во время моего посещения, звался Кона, что на языке аборигенов значит «Энергия всех живущих». И теперь я начинаю рассказ о холоде и жестокости, которые были побеждены теплом жизни.
В небольшом и невообразимо далеком поселении за горами Молний жила была девушка-маг, которая владела очищающим огнем. Она могла лечить многие болезни людей, очищать землю от усталости, ну и еще кое-чего по мелочи. В поселении ее очень любили, ибо она всегда была добра к окружающим ее людям. Кстати говоря, она не была красавицей, но не была она и дурнушкой. Но она часто улыбалась, а улыбка преображает всех. Эту девушку звали Ани, а жители деревеньки дали прозвище Тули, что значит «Искорка». Ани с малолетства осталась сиротой. Ее вырастили жители поселения. Каждый из поселян был для девушки родственником. Она очень красиво вышивала, ее работы всегда были нарасхват на ярмарках. На эти деньги девушка и жила. Жила и не знала, что на другом конце мира стали замышляться темные вещи, и чей-то черный взгляд направился прямо на нее.
На Коне живет много народов, которые думают, что они разные, хотя на самом деле это, конечно, не так. И один из них считался очень воинственным и жестким. Этот народ звался Д’жунги. Еще их называли наемным племенем. Д’жунги все были воинами, воспитанными в бессмысленной жестокости, беспринципными и холодными. Они не знали дружбы, привязанности, жалости и снисхождения. Они ни во что не верили, и ничего не боялись.
Главе Д’жунгов К’тону поступил заказ: любой ценой поймать юную волшебницу Ани, поймать живой и здоровой, с нерастраченной магией, дабы сделать ее вечной пленницей. Наниматель был озабочен вечной жизнью, продленной любыми способами. Задаток был воистину королевским. У К’тона не было причины отказывать и на поимку Ани был отправлен один из самых талантливых магов – воин по имени К’артл.
Через несколько недель.
Новое утро Ани, как всегда, начала с хозяйственных дел. Чтобы убраться, нужна вода, поэтому девушка подхватила пару объемистых ведер и вышла на улицу. «Как странно,- подумала она, - в это время у колодца не протолкнуться, а сейчас никого». Смутное ощущение беды кольнуло ее сердце. Никого, пустота и даже больше. Только в тени дальнего дома старосты как-будто кто-то стоял.
— Эй, где все, - крикнула Ани.- Трир, Арна, Геберн, где вы?! – она кричала словно в пустоту.
—Их нет больше, - девушка вздрогнула, потому что тот незнакомец, что стоял в тени дома, внезапно оказался за ее спиной, – если не хочешь, чтобы я причинил тебе боль, то будь умницей и иди за мной, – голос д’жунга, а Ани уже не сомневалась в том кто это, был холодный, резкий и … немного усталый.
—Кто вы и… что с моими друзьями? – тихо сказала волшебница, отводя руки назад, чтобы незаметно сотворить какое-нибудь заклинание. Помочь другим уже вряд ли чем-нибудь было можно, но отомстить за них она еще надеялась.
—Мое имя ничего не играет сейчас. А твоих друзей – лицо д’жунга исказила гримаса презрения смешанного с усмешкой, - уже нет. А теперь иди за мной.
Воин повернулся спиной к девушке и та, не раздумывая вытянула руку, чтобы хоть чуть коснутся противника, чтобы подействовали чары, чтобы проклятый убийца упал, превращаясь в факел. Но не успела. Д’жунг перехватил ее руку, и в лицо Ани пахнуло нестерпимым холодом. Запястье словно обхватили клещи сделанные из прочного и холодного льда, сжимающиеся все сильнее. Из глаз девушки брызнули слезы.
—Твоя магия бессильна против меня, Ту-ли, но если ты решишься провернуть что-то подобное еще раз, я заморожу одну из твоих дерзких рук: любую на выбор.
Он сжал руку девушки еще сильнее и резко отпустил. Ани упала на землю, прижав больное запястье к груди.
—Вставай, идем. У тебя впереди далекий путь. Наслаждайся видами, пока можешь.
Д’жунг схватил ее за другую руку и потащил за собой.
—Отцепись. Сама пойду. Только вещи свои из дома возьму.
—Ну-ну бери, - ухмыльнулся тот. Ани молча зашла в дом, закрыв за собой дверь. Хотелось побыть одной хоть чуть-чуть одной. Она давно знала, что это день придет и не питала иллюзий, что о ней забудут. Не обманывалась она и на счет несчастных жителей деревни. За д’жунгами всегда тянулся кровавый след. Они не оставляли свидетелей. Никогда. Осталось лишь достать сумку собранную уже давно, да переодеться для дальней дороги, надеясь, что где-нибудь и как-нибудь ей удастся сбежать. Она не боялась, что убийца будет подглядывать. Д’жунги никогда не опускались до простых радостей обычных наемников. Они были воинами высшей категории. Они могли убить безоружных, детей, стариков, беременных женщин… если конечно, таков был данный им приказ. Если был дан приказ доставить в конкретное место, то ничего сверх этого сделано не будет.
Когда Ани вышла из своего бывшего дома, на ней были просторные шаровары, удобная куртка, ну и на плече висела обычная сумка с самыми необходимыми вещами. Она молча подошла к д’жунгу и, когда тот развернулся к выходу из деревни просто пошла за ним. Когда они остановились на привал, была уже поздняя ночь. Весь день они шли без передышки, в молчании, которое нарушал только наемник, подгоняя уставшую девушку. Она хоть и была волшебницей внутреннего огня, но для того чтобы чарами добавить себе сил следовало остановиться хоть на несколько десятков биений сердца. Но видно именно на это и рассчитывал наемник: пока она идет, ей не сплести даже самых элементарных чар. Пока она уставшая, сила не подчиниться ее призыву, и она не сможет ни сбежать, ни, тем более, отомстить.
Акико вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.04.2012, 16:32   #11
Акико
Ищущая
 
Аватар для Акико
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

Схватка.
День проходил за днем, так набежала целая неделя, а они все шли, не заходя ни в крупные города, ни в малые деревни. Иногда д’жунг оставлял ее связанной в лесу, а сам в это время шел в поселение, чтобы запастись провизией. И однажды, во время очередной отлучки, когда Ани была надежно, но бережно привязана к какому-то молодому дереву, в ней подошли трое наглых верзил самого, что ни на есть, разбойного вида.
—Глянь, Хью, какая милашка, и в одиночестве, давай составим ей компанию, чтоб не так було скучно. Чтоб развеселиться, скажем так, - рыжий детина, произнесший эти слова, явно пренебрегал баней примерно полгода.
—Хорошая мысль, Дью. Чур, я первый буду веселиться,- одноглазый разбойник, щеголевато одетый, но явно с чужого плеча хлопнул по спине третьего своего дружка, который подмигнул испуганной Ани, и нагло ухмыльнулся щербатым ртом.
Будь здесь только один разбойник, волшебница смогла бы хорошенько его шугануть, но против троих злобных и наглых типов, ей нечего было противопоставить. Поневоле взгрустнулось о д’жунге: ведь тот посягал лишь на ее свободу, а эти верзилы… Да лучше умереть, чем оставаться с ними с глазу на глаз.
—Ну что, Хью, приступим! – рыжий нервно облизнулся.

—Приступим, - эхом отозвался другой. А щербатый молча положил секиру, которую до этого держал в руках, на землю и вытащил из-за голенища широкий нож, самого зловещего пошиба.
—Я не хочу даже знать, что вы тут собираетесь делать, но предлагаю вам, поганое отродье ведьм Селькута, учесть, что ОНА МОЯ ПЛЕННИЦА. А я очень не люблю, когда к моим пленным тянутся чьи-то чужие загребущие руки. Убирайтесь! – последнее слово резало не хуже королевских сабель.
—Глянь, Хью, еще одно развлечение притопало, - грязный бандюга повел в сторону д’жунга носом, таким образом, наверное, желая обратить на того внимание своих дружков.
—Заметь, Дью, это не просто развлечение, это живой д’жунг, который доставит нам много радостных минут, перед тем, как наш меньшой его убьет.
—Я тебя опять не понял, но то, шо наш меньшой страсть как любит таких пацанчиков обламывать, эн-т я знаю наверняка.
А молчаливый разбойник неторопливо взял левой рукой секиру, а правой подхватил свой нож, который непонятно каким образом удлинился на целую ладонь. Уродливая гримаса, когда-то в детстве служившая этому типу улыбкой, ни на минуту не оставляла его лица, или, вернее сказать, морды. Все это время джунг, со скучающим выражением на лице, стоял на небольшом пригорке, небрежно прислонившись к лесному дереву-гиганту. Потом, он лениво обвел их высокомерным взглядом и… уже через секунду все изменилось: вместо прохожего бездельника на прогалине стоял воин до мозга костей с полутораручным мечом в руках и смертью в промороженных глазах. На поляне явно дохнуло холодом. Меч явно был непростым – когда он покинул ножны, стала слышна его мелодия. Такое звучание могли себе позволить только очень непростые мечи.
—Б..ть, это недомерок владеет магией!!! Хью, мож это, слиняем по быстрому?!
—Не бойся Дью, наш малыш быстро его обломает. Он это умеет. А то что-то слишком много развелось «крутых парней» в нашем любимом лесу. Давай, малыш, и не затягивай.
И «малыш» начал. Скрестились клинки и стало видно, что этот человек во всяком случае не слабее д’жунга. Быстрая скорость не давала магу задействовать серьезную магию холода, и поэтому, когда в бой вступили остальные разбойники его положение было незавидным. Противники кружили по поляне: видно д’жунг решил воспользоваться своим преимуществом в выносливости.
Пока длилась вся эта катавасия Ани решительно дергала веревки, которыми до сих пор была привязана к дереву. Увы, веревки были очень хорошо обработаны: волокна почти не помнили, что когда-то они были живыми. А следовательно и сжечь их одной силой мысли было невозможно. «Думай! Думай!», - кричала на себя, (мысленно!) девушка. И тут свершилось практически чудо! Нет, узы не распались в пепел, просто ее посетила мысль о том, что если она не может вызвать огонь на веревках, то вполне можно попробовать спалить дерево! Есть правда вероятность того, что она получит ожоги, но это не страшно, ведь их потом будет очень легко вылечить!
Мгновенье… Одно! Другое!
Вдох...
Выдох!
Искра… в Дыхании!!!
Есть! Дерево занялось пламенем легко и быстро, будто только этого и ждало. Почти сразу же от него загорелись и путы! Тули осталось немного потерпеть, и потом она будет свободна!
А в это время ситуация на поляне изменилась. В живых остались только двое: д'жунг (что в общем-то неудивительно) и молчаливый разбойник. Хью и Дью лежали под какими-то кустиками в весьма живописных позах, которые (имеются в виду позы) не предполагают наличие в телах жизни.
Впервые за все время, проведенное в пути, у Ани появилась надежда сбежать. Пока д'жунг занят боем он просто не сможет отследить ее. Если раньше о любом ее передвижении воину стало бы известно практически мгновенно, то теперь он вынужден заботиться исключительно о своей жизни. Ни времени, ни возможности у него нет. Так что осталось лишь дождаться… есть! Веревки не выдержали и лопнули! Пора сматываться!
Молчаливый разбойник оказался не так прост. Он умудрялся не только биться с д'жунгом, но, по-видимому, и краем глаза отслеживать перемещения девушки. Широкий метательный нож прошелестел в воздухе: разбойник, хоть и был сволочью, но при этом был нерядовым солдатом, потому что нож угодил девушке в ногу, временно лишив ее возможности ходить. Девушка лихорадочно занялась лечением. Вот только даром для разбойника это не прошло, на мгновение открывшись он попал прямо на меч джунга, нож разбойника дернулся как живой, будто хотел отомстить убийце своего хозяина и… алый кончик лезвия медленно вылез из спины холодного наемника. Разбойник упал первым, нож так и не выпал из его сжатой руки, покинув тело джунга с противным чмоканьем. Но и маг холода не выглядел здоровым. Рана была смертельна, но не подразумевала быстрой смерти. Пара шагов и джунг упал на спину.
Все это время (хотя какое там время, лишь пара мгновений), Ани старательно заживляла ногу, и поэтому не могла двигаться. И вроде бы все хорошо, для нее складывалось: веревок нет, джунг при смерти, и точно за ней не погонится, сама почти не ранена, сил полно… Но что-то не давало ей покоя, какой-то тихий и навязчивый звук. Девушка в последний раз сконцентрировалась на ране. Еще пара мгновений… все! Нога снова здорова! Быстро поднявшись, она осмотрела поляну. Вот разбойники, вот сумка, вот умирающий джунг, а вот лежит его меч. Точно, ведь это именно оружие мага тихонько позванивало, так как находилось вне ножен. Такое оружие было очень необычным и очень опасным. Специально обработанная сталь создавалась специально для открытых сражений, когда нужно не спрятаться, а наоборот заявить о себе, чтобы враги боялись приблизиться. Каждый удар такого мяча по живой плоти сопровождался характерным и резким звуком, и у каждого меча, так называемый «крик» был сугубо индивидуальный. Странно, другого оружия у воина не было, видать был не просто воином, а элитой. Но если… гм, если у него был «поющий» меч, то не услышать его в деревне было просто не возможно, при первом же ударе, даже смертельном, сразу началась бы паника. Но ничего такого в то утро Ани не слышала, из чего можно сделать вывод, что это оружие ножен не покидало. Что же тогда случилось с жителями? Увы, узнать это можно было только у одного человека, если конечно это существ можно так назвать. Ведь джунг все еще был жив, и даже находился в сознании. Неудивительно ведь такие как он поразительно живучи.
Тули зажгла на ладони небольшой огонек: она ведь не дура, подходить к этому убийце безоружной! Да, жив зараза, жив. Зажал рану ладонью, надеясь протянуть чуть дольше. Девушка наклонилась к его лицу, чтобы заглянуть в глаза:
—Скажи мне, что ты сделал с жителями деревни! - несмотря на все ее старания, голосок немного дрожал, выдавая ее страх.
—Почему, я должен отвечать на твои вопросы? – судя по всему, жить ему осталось немного, но голос не потерял своего холодного презрения ко всем окружающим.
—Если скажешь, умрешь как воин, а не скажешь, то я тебя сожгу, как большое бревно, - голосок Ани дрожал все сильнее с каждым словом. Несмотря на то, что джунг лежал перед ней вроде как беззащитный и смертельно раненый, она все равно до одури его боялась.
—Ты сама веришь в свои слова, - он замолчал собираясь с силами, - предлагаю тебе сделать так: я скажу тебе правду, а ты взамен вылечишь меня.
—Что? Я не буду тебя лечить!
—Но для тебя все-таки важны твои друзья?
—Да.
—Поэтому когда ты узнаешь, что все они живы, и даже не ранены, ты все-таки меня вылечишь! – судорожным движением, джунг схватил девушку за руку, кровь хлынула потоком…
Акико вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.04.2012, 16:33   #12
Акико
Ищущая
 
Аватар для Акико
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

Деревня под черным флагом.
Потом, когда Ани сняла последний бинт, и они отдыхали от дневного перехода в какой-то пещерке, Картл (именно так, как оказалось, звали джунга) пояснил притихшей Ани, что и не собирался убивать жителей деревни. Это было ему просто не выгодно. Могла подняться паника, могли быть сбежавшие, особо глупые могли организовать оборону… И воин нашел более элегантное решение. Он просто временно приморозил тех, кто мог бы предупредить Ани, а остальных банально запугал, приказав не двигаться и никуда не выходить из домов до полудня. А девушке он соврал, чтобы та не сопротивлялась, к тому же данный факт, заставил девушку вылечить джунга. Ей больше не надо было мстить ему за друзей, а бросить раненого она не могла. На свою голову.
После того, как отзвучало последнее слово из короткой, но содержательной речи Картла, тишину нарушал только сухой треск поленьев в костре. От входа тянуло сыростью: начался дождь. Внезапно джунг заговорил снова:
—Все-таки люди глупы. На твоем месте, любой джунг, вместо того, чтобы помогать раненому, просто добил бы его. Почему ты вылечила меня, ведь эта смерть была бы тебе на руку – гуляла бы сейчас свободной, пока твои поиски не прислали бы другого воина.
—Ты все равно никогда не поймешь этого, ведь у таких, как ты никогда не было совести, которую подменяют целесообразность и расчетливость.
—Какие слова, какой презрительный тон… И при этом ни капли логики. Кому нужна твоя хваленая совесть, если она мешает тебе жить так, как тебе нужно, - джунг посмотрел на огонь и осторожно оперся о стену пещеры. На его коленях лежал меч, и Картл нежно водил по лезвию точилом.
—Я не думаю, что если бы я убила тебя, то осталась бы собою. Я не люблю убивать, я ненавижу войны, я ненавижу разбойников и джунгов, а потому не хочу опускаться до их уровня.
—Но я ведь тоже джунг.
—Ты неправильный джунг. Все, что я прежде слышала о джунгах свидетельствует о том, что любой другой из вашей братии и вправду убил бы всех жителей деревни, а ты этого не сделал.
—Если ты не расслышала, я повторю: мне не было выгодно их убивать, - после этих слов джунг последний раз провел по лезвию точилом и вложил поющий клинок в ножны.
—А кто тебе сказал, что я тебя не ненавижу, и не попытаюсь сбежать?
—Но ведь ты же меня не убила, и даже не бросила, а вылечила. Нас учили понимать мотивы человеческих поступков. Так что я не удивлюсь, если ты в меня влюбилась, ведь вы люди такие странные: так часто влюбляетесь в своих мучителей, стражников, убийц.
—Так часто происходит с романтичными барышнями, которые не видели в своей жизни ни мучений, ни страданий, ни боли. Ты ошибся джунг: я глубоко не из таких. И еще… Если ТЫ не расслышал: я вылечила тебя потому что не хотела опускаться до твоего уровня.
На этом разговор как-то затих и на следующее утро, они продолжили путь. В этот день Тули пыталась сбежать, правда неудачно, после чего ей правда руки не отмораживали (Картл заявил, что раз она лечит руками, то ему как профессиональному наемнику негоже портить товар. От такого откровения Ани впала в ступор, впервые четко осознав, что ее ведут не на прогулку, а в вечное рабство), но вот связали крепко. Идти она могла спокойно, а вот руки оказались накрепко примотаны к небольшой конструкции, из-за которой вся ее магия оказалась сильно приморожена.
Картл и Ани продолжали свой путь, пока невдалеке не замаячила околица какой-то деревушки средних размеров. Единственным мрачным штрихом пасторальной картинки была черная тряпка, закрепленная на воротах. Черная тряпка как символ черной язвы, одного из самых ужасных проклятий человеческого рода. Ее появление всегда сопровождалось большим количеством смертей и страданий. Селения, в которых начинала проявляться эта болезнь, выжигались до тла, не щадя никого. Никто и никогда не разбирался – здоров ты, или же болен. Сжигали все и всех. Ради спасения других. Ани умела лечить все болезни – в том числе и черную язву. Она могла бы с легкостью вылечить человек двадцать сходу, пятьдесят – подготовившись, после излечения сотни больных ее пришлось бы откачивать и отпаивать специальными зельями. Следующим порогом стала бы ее смерть. Не от истощения, наоборот – ее сожгла бы ее собственная сила. Магия Тули была устроена очень хитро. Например, если бы она стала лечить людей, то ее магия становилась бы все сильнее с каждым вылеченным, а если бы она напала с этой магией на живого человека стремясь причинить ему вред, то очень долго не смогла бы зажечь даже масляный фитиль. В этом и заключалась опасность ее магии. Долгое благое применение магии, в конце концов, так могло накачать ее силой, что в какой-то момент она бы не смогла сдерживать себя и просто взорвалась бы, да так, что ничего бы не осталось ни от нее, ни от чего бы то ни было вокруг в радиусе десятка-другого шагов. Только яма с идеально ровными краями. Таким как Ани приходилось либо сдерживать себя, не проявляя свой потенциал полностью, либо наравне с добром совершать и зло. Закон Равновесия един во всех мирах. Очень небольшое количество людей могут совершать только добрые поступки всю свою жизнь. Зачастую они долго не живут. И в противовес им появляются отъявленные злодеи, губящие все на своем пути. Но таких тоже не очень много в единый момент времени. Иногда пути «святых» и «грешников» расходятся во времени, но при этом они уравновешивают друг друга. Большинство же людей вмещают в себе и Добро и Зло, и Хаос и Порядок – всего понемножку, с разной степенью как количества так и качества. Но мы отвлеклись.
И джунг и его пленница невольно остановились. Часто люди останавливаются видя что-то смертельно ужасное – какой-нибудь смерч, или стихийное наводнение. Повод и причина у всех разные – реакция одинаковая. Ани было очень жаль людей оказавшихся внутри обреченной деревушки, но она не могла ничем помочь – ведь ей даже было неизвестно, есть ли там еще хоть один живой человек.
За ближайшими деревьями послышался очень подозрительный шорох. Джунг положил ладонь на рукоять меча и пробежался взглядом по хитрым узлам, стягивавшим руки Ани – видать хотел убедиться, что не сможет ни сбежать, ни развязаться в любом случае. Шорох повторился – на этот раз ближе. А еще через пару вздохов на небольшую прогалину выбежал взмыленный, что-то невнятно говорящий паренек с безумными глазами. Картл отреагировал немедленно, паренек даже не успел сделать пары шагов, как уже оказался лежащим на земле с лезвием поющего меча у горла.
—Аа-а-а-а. Вы. Не. Вы-ы-ы. Пришли. О да. Все ждут, - паренек хохотал, однако при этом почти не двигался. Его лицо было искажено безумием, но какие-то инстинкты самосохранения еще видимо остались. Смертельно холодное лезвие никуда не делось.
—Кто ты? Что тебе от нас нужно? Не ответишь- укорочу на голову, - холодно процедил Картл. Сумасшедший притих, вслушиваясь в его слова, а потом повернул голову так чтобы увидеть Ани.
—Ты пришла, - голос паренька вдруг стал очень тихим, - Мы ждем. Ведь ты нас вылечишь. Мне трудно говорить, - голова больного дернулась и стали видны черные пятна язв на шее. Судя по всему, такие язвы были и на голове. Возможно, именно из-за них паренек и повредился в уме. Но его дух еще боролся с недугом, - там еще почти все живы… Меня не лечи – не надо. Спаси… сестру… - все тело скрутилось в жестком приступе выгнулось дугой и упало, а голова откатилась в сторону… Джунг не успел убрать меч, паренек сам напоролся на лезвие…
—И как он узнал, что владеешь магией способной лечить болезни? - джунг даже не поморщившись, отошел от трупа и начал вытирать лезвие своего меча.
—Тебя сейчас только это волнует? – Ани стояла с опущенной головой, веревок на ней теперь тоже не было, только пара дымящихся клочков волокна медленно опадали на землю.
—Конкретно сейчас, меня волнует другой вопрос: как ты освободилась от веревок?
—Этот… Он не просто так умер. Он СПЕЦИАЛЬНО, ты понимаешь, специально напоролся на твой меч, чтобы умереть. Чтобы отдать мне всю силу, что у него оставалась. И теперь я могу сжечь все что угодно, - девушка подняла голову, ее глаза… их не было, в глазницах полыхали лишь язычки пламени, - даже тебя и контакт с тобой мне теперь не нужен.
—Такое состояние ведь не долго будет продолжаться? – Картл насторожился и мягко перетек в защитную позицию.
—Недолго… но на тебя хватит.
—Пытаешься мне угрожать.
—Нет. Предлагаю сделку.
—Сделку. Это какую же, - хищно усмехнулся джунг.
—Простую. Ты даешь мне время излечить тех людей, которые находятся в этой деревне. А в обмен… В обмен я поклянусь не сбегать от тебя, не предпринимать никаких попыток к бегству. То есть я добровольно пойду с тобой и буду всячески тебе содействовать.
—И ты сделаешь все, что я тебе прикажу?
—Все, - девушка снова опустила голову, она понимала, что если жителей, точнее живых жителей в деревне осталось немного, то ей придется проститься с надеждой на свободу. Но она не могла просто бросить этих людей после того, что сделал тот паренек. Он знал, что делает. Он знал, что дарит ей возможность сбежать. Он отдал ей свою жизнь в обмен за мысль о том, что Ани поможет. Даже не за надежду. А она не могла просто принять такую жертву.
—Ну что ж, если ты так глупа, то я согласен, - джунг вложил меч в ножны, - идем.
И они направились к воротам.
Людям, проживавшим в этой деревне, повезло, еще очень многие были живы. Ни мародерств, ни убийств пока не было, болезнь и связанное с ней безумие пока не набрали обороты. Староста деревни, узнав о том, что в деревню пришла девушка, намеревавшаяся вылечить всех и вся, немедленно созвал всех кто может передвигаться на небольшую площадь. Всего жителей оказалось не много - не мало, а почти двести пятьдесят человек. В глазах многих начала появляться надежда, которая почти исчезла за те несколько дней, пока на воротах висела черная тряпица. Первым делом всех, кто уже не мог передвигаться снесли в один дом. Потом Ани продезинфицировала несколько самых больших зданий, чтобы там временно могли находиться все здоровые. Люди без признаков болезни, которых оказалось всего пара десятков, выстроились шеренгой, чтобы «юная спасительница» могла устранить какие-либо очаги болезни в их телах. Сил на это потребовалось всего ничего. В одном домике с двумя входами в противоположных концах здания Ани стала лечить самых тяжелых. Их вносили люди, которые точно болели, но до последней стадии еще не дошли, а после излечения, ослабевших, но здоровых людей выводили с другого конца здания те, кто был здоров. Ани лечила и лечила, вновь и вновь зажигая в себе и других огонь. Медленно текущее пламя озаряло комнату сполохами белого света. Свечение стекало с рук девушки и медленно впитывалось в тело больного. Почти сразу человек начинал светиться изнутри – видно было как черная зараза, дергаясь и пульсируя, сгорала в пламени девушки. Огонь не простой – дар Солнца людям в далекие времена за какие-то подвиги, о которых, впрочем, уже никто не помнил. Огонь не успевал угасать, как его зажигали снова. Через какое-то время Ани почувствовала, что стала нагреваться. Медленно, но верно температура ее тела стала подниматься. Волосы заискрились – через них она пыталась вывести избыток тепла. Но девушка была этому чрезмерно рада. Ей так не хотелось становиться чьей бы то ни было собственностью, что она решилась на смерть. Она сознательно доводила свое тело до кипения, чтобы взорваться, вылечив как можно больше людей. Главное, успеть вылечить…
—Госпожа целительница. Уже совсем немного осталось, - жена старосты деревни подошла к сидящей на полу девушке, - может вы немного передохнете?
—Нет, нет. Все в порядке я справлюсь… - Ани сидела посередине тускло освещенной комнаты, перед низкой лежанкой, на которой лежал очередной больной.
После того как выздоровевший старичок поднялся на ноги и самостоятельно поковылял на выход, женщина наклонилась к девушке и шепотом спросила:
—Я понимаю, что лезу не в свое дело, но… Ваш спутник, он ведь джунг, не так ли? Можете говорить безбоязненно, он сейчас вышел и не может услышать нас.
—Да, он джунг. Но он не несет угрозы для Вашей деревни, - Ани очень устала сдерживать силу. От напряжения ей почти отказало зрение. Ноги она тоже уже не ощущала. Слух пока ее не подвел, но до этого уже недолго осталось.
—Для нас… А для тебя? – жена старосты была мудрой женщиной и знала, что просто так джунги людей не сопровождают. Так что девушка была либо пленницей, либо находилась под охраной джунга. Во втором случае тот ни за что бы не допустил контакта с больными. Хоть сами джунги и не подвержены многим людским болезням, но понимают, какую угрозу они представляют для людей. Такую опасность для подопечной охранник просто не мог проигнорировать, и потому контакта с зараженными он бы не позволил. Оставался лишь первый вариант. Но что же могла эта бедная девушка предложить в обмен за спасение деревни?
—Это не важно. Пожалуйста, пригласите следующего заболевшего, - Ани закрыла глаза. Потому что теперь от них не было никакого толка.
—Хорошо. И спасибо.
Прошло еще какое-то время количество заболевших уменьшилось настолько, что пришлось проводить очищение деревни от заразы. С помощью той силы, что передал ей погибший паренек, Ани смогла это сделать, даже не выходя из дома. Медленно поползли по улицам деревеньки языки пламени. Это был особый огонь. Он не опалял ни живое, ни мертвое. Пищей для него служила лишь отрава, вызвавшая болезнь людей. В деревне к тому моменту остались лишь люди – животные быстрей погибают от черной язвы. Трупы неубранных животных тоже горели в очищающем огне. Горела и земля, вобравшая в себя ростки болезни. Люди изумленно смотрели, как отдельные лепестки пламени касались их одежды. В деревне воцарилась тишина, которую нарушал лишь легкий шелест огня. И тихое пение доносилось из домика с молодой волшебницей. Такое действие требовало ее участия, и она тихо пела, направляя свою силу, очищая участок за участком. Потом незаметно угасла последняя нота мелодии, и огонь незаметно растворился, уходя к солнцу.
Ани была на пределе. Ей осталось лишь совсем немного времени. Еще пара людей и энергия, скопившаяся внутри нее, взорвется. Теперь в домике, кроме Тули находился только Картл. Жену старосты удалось выгнать под предлогом сбора особых трав для восстановления равновесия сил волшебницы. Волна жгучей энергии зашевелилась внутри девушки. Уже давно по щекам текли слезы, но их нельзя было заметить, потому что испарялись они быстрее, чем успевали покинуть ресницы. «Еще немножко, - шептала она сама себе, - еще совсем чуть-чуть». Мгновение и… перед глазами лишь поток пламени, что ярче солнце и жарче огня… сознание уже не ощущает тела… лишь боль вокруг…
Но среди огня вдруг появился холод. Он постепенно отстранял, отсекал языки огня. Боль утихала. И вот уже можно ощутить руки и ноги, голову и смертельный холод, пробирающий до костей.
Ани очнулась. Резко словно только что вынырнула с большой глубины. Одежда на ней местами обуглилась, деревянный пол вокруг стал черным, на теле человека остались ожоги. Тули открыла глаза
—Твоя попытка сбежать от меня была наивной. Насколько я помню, я еще при первой встрече пояснил тебе, что твоя магия огня на меня не действует, - только сейчас девушка почувствовала, что на ее плече лежит холодная как лед рука.
Джунг! Так вот почему взрыва не было, и она не умерла. Эта скотина смогла своей ледяной магией приглушить ее огонь. О боги! Как она могла забыть о том, что он тоже маг! Дура! Дура! И еще раз дура! Надо было его тоже выгнать!
Ани обернулась назад. На висках ее противника сверкали капли пота. Видно ему пришлось несладко, пока он понижал температуру.
—Идем. Нам пора, - джунг встал на ноги и сжал плечо девушки.
—Нет, - Тули даже и не подумала вставать, - в деревне еще остались те, кому нужна моя помощь.
—Ты нарушила уговор, поэтому мы уходим сейчас.
—Ничего я не нарушила! Я обещала слушаться тебя ПОСЛЕ ТОГО, как всех вылечу. Про мое поведение ВО ВРЕМЯ лечения ни слова не было сказано.
—Ну, чтож, ладно, - Картл сел сзади нее, прислонившись спиной к стене, - только теперь не надейся на смерть.
Теперь джунг внимательно следил за состоянием девушки. Пару раз во время лечения она чувствовала, как на ее плечо опускалась холодная рука, сбивая огонь бушевавший внутри.
После того как был вылечен последний больной, а последние частицы заразы выжжены волшебным пламенем, жители деревни очень долго благодарили девушку. Жена старосты, отозвав волшебницу в сторонку, шепотом поинтересовалась, смогут ли ей помочь мужики деревни, подняв на вилы ее спутника. На это девушка лишь покачала головой. Чтоб с таким справиться, нужен хороший костер и десяток умелых бойцов, которых не сможет испугать магия.
Акико вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.04.2012, 16:34   #13
Акико
Ищущая
 
Аватар для Акико
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

Финальный аккорд.
Прошло уже несколько недель, после того как они покинули деревню. И Ани и Картл молчали. Лишь один раз в первый же вечер после лечения джунг спросил:
—Почему ты хотела умереть? Я знаю, что люди часто попадают в плен к другим людям, но что-то не припомню больших терзаний по этому случаю.
—Когда я была еще очень маленькой, я видела что делают с пленными волшебниками… Лучше умереть, чем стать такой.
—В рабство попал кто-то из близких. Скорее всего мать, ведь так?
—Так.
—И что же было такого ужасного?
—Она ничего не видела, ничего не чувствовала, к ней тянулись какие-то шланги. Через них вытягивали какое-то вещество, потом перерабатывающееся на эликсир бессмертия. Этот эликсир нужно было принимать регулярно тем, кто хотел жить вечно. Вот его и тянули из мамы. Из-за этого… В общем, смотреть на маму было невозможно, настолько она изменилась. Я благословлю того, кто убьет меня, лишь бы только не стать такой. Ибо такое существование хуже смерти.
Больше они не говорили. После неудавшееся попытки самоубийства Ани стало глубоко наплевать на все вокруг. О чем думал Картл неизвестно никому. Они приближались к горам. Пересекать их по заснеженным перевалам было невозможным даже несмотря на то, что у подножья царило лето. Единственным путем оставались пещеры. Пещеры гор Молний всегда считались весьма опасным местом для путешественников. Джунга эти пещеры не очень пугали – он уже один раз прошел их пока отправлялся на задание. Но теперь он был не один, а с человеческой девушкой, которая являлась довольно слабым существом. К тому же если учесть ее нынешнее состояние, то вероятность того, что она доживет до того момента как увидит небо по другую сторону гор примерно один к двум. А Ани действительно выглядела не лучшим образом. Щеки ввалились, нос заострился, глаза постоянно были красными от проступивших прожилок. Волосы, собранные в пучок напоминали джунгу, обладавшему хорошей памятью, прически тех людей, которые находились в неживом состоянии примерно с недельку. Но самой разительной переменой стало то, что из глаз девушки пропали те живые искорки, которые раньше постоянно плясали в ее глазах. Зрачки стали пустыми, как будто в этой жизни ей стало нечего ждать.
Что еще могу сказать я, кысс, в общем-то, сторонний наблюдатель этой истории. Мне не хочется рассказывать как происходило дальше их путешествии и чем оно закончилось. Много чего произошло в пещерах, например, случилось так, что Ани спасла жизнь своему спутнику. Для джунга этот поступок сначала не оказал никакого влияния, пока он и девушка не прошли сквозь пещеру Оборота. Когда он шел один, то не заметил ничего особенного, потому что для одиноких путешественников эта место было самым обычным, а вот для людей путешествующих парами представляло весьма коварную ловушку. Сознания людей в паре менялись местами, причем, вместе с телами происходил обмен и памятью, и впечатлениями. Так Картл впервые в своей жизни понял, что такое тепло человеческого общения, когда на него неожиданно хлынул настоящий поток из воспоминаний Тули. А вот, например, Ани было очень плохо, поскольку духовной составляющей в воспоминаниях и чувствах джунга оказалось так мало, что ей показалось, будто она оглохла, ослепла, онемела и парализовалась. Будучи в образе джунга она упала замертво, и Картлу находясь в теле хрупкой девушки пришлось тащить себя прежнего к выходу, где неведомые чары пропали. Попутно он чуть не надорвался – как физически, так и морально (особенно, когда увидел все произошедшее ранее со стороны девушки). После той пещеры Картл еще долго морщился дотрагиваясь до головы, которая оказалась украшена помимо синяков еще и больших размеров ссадиной. Когда они вышли из пещер, то стало особенно видно, что они изменились: Ани стала суше, и в ее лице появилось новое выражение – выражение безжалостности, а Картл просто стал задумчивее, но эта задумчивость казалось на его лице ужасно неестественной.
Потом случилось вот что. Картл, как и обещал, сдал девушку на руки Ктону, который через пару дней велел ему доставить «товар» к «заказчику». Что он и выполнил, со всевозможным тщанием осмотрев внутренний двор клиента. А на следующую ночь Картл тайно проник в здание и убил только одного человека. Этим человеком стала Ани. Впервые после начала всех событий она улыбнулась чисто и светло. На рукоять меча упало несколько капель крови. Через несколько мгновений в паре шагов от трупа упал и Картл который оказался буквально нашпигован стрелами. Впервые пренебрежение доспехами в угоду ловкости сказалось ему боком. Кровь джунгов светло красная и холодная оказалась на рукояти льдистого меча. Так и родился этот удивительный артефакт, который потом никто не смог уничтожить. Почему он пришел? Кто знает. По этому вопросу высказывались очень многие. Кто-то говорил, что он влюбился, а кто-то, что девчонка так его достала, что он решил отомстить ей. Но в этих заявлениях нет правды. Я хоть и слабо разбираюсь в людских чувствах, думаю, что он первый из джунгов смог испытать чувство похожее на любовь. Не зная, что делать с собою, и своим преображенным духом, он решил исполнить то желание, которое когда-то прозвучало из уст Ани: «Я благословлю того, кто убьет меня…, ибо такое существование хуже смерти».
Акико вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.04.2012, 16:47   #14
Акико
Ищущая
 
Аватар для Акико
Доп. информация

По умолчанию Re: И сны, которые оказались слишком длинными...

Небольшое пояснение. Рассказ ведется от лица некоего существа - кыса. просто одно время я хотела сделать из всех своих пописулек связанный цикл историй, в которых главным героем и становится этот самый кысс - существо из иного мира, призванное записать в летопись Синей Башни истории как можно большего числа артефактов Башни. Помимо него в Башне живет Астроном - человек, наблюдающий за сохранностью Синей Башни. Синяя Башня - особый уголок материи вне времени и пространства с системой порталов, связывающих все сущее. Как-нибудь я и про них выложу историю.
Акико вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
брэд , сны

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 09:02.


Сайт полностью посвященный рассказам и героям А.Волкова Рейтинг Ролевых Ресурсов Яндекс.Метрика
Powered by vBulletin® Version 3.8.2
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Оформление: Skywarp, Val'gaav aka Ancient